Примеры исследования мыслей по методу Байрон Кейти

Когда вы впервые сталкиваетесь с исследованием мыслей по методу Байрон Кейти, вопросы Работы могут показаться вам просто интеллектуальными. Единственный способ понять то, как они работают - это использовать их на себе. Наблюдение за тем, как другие люди их используют, может дать вам некоторое представление, или даже опыт их силы, на этой странице ниже вы можете найти много примеров Работы - как самостоятельных, так и когда Кейти работает с людьми.

Читайте примеры так, как если бы они были написаны вами. Не просто читайте, а погружайтесь внутрь и находите свои собственные ответы. Воспринимайте их как можно более эмоционально и близко к сердцу, как только можете. Вспоминайте, когда и где вы переживали то, о чем читаете. Если вы не можете связать себя ни с одним из приведенных ниже примеров, попытайтесь заменить участника диалога кем-то, кто важен для вас. Например, если объектом исследования является друг, то вы, заменяя это слово на муж, жена, возлюбленный, мать, отец или босс, можете обнаружить, что его Работа оказалась также и вашей Работой. Мы думаем, что делаем Работу в отношении каких-то людей, но в действительности мы делаем ее над своими мыслями об этих людях.

Кейти обнаружила, что ни на одном языке народов мира и ни в одной стране, где она побывала, нет новых историй. Все они повторяются. Одни и те же мысли, порождающие стресс, возникают практически у каждого человека по тем или иным причинам, раньше или позже. Вот почему Работа любого человека может быть также и вашей Работой.

  • Примеры самостоятельного исследования мыслей

    Моя жизнь была бы лучше, если бы Аллен мог ходить

    Записанное утверждение:Я испытываю печаль и гнев из-за того, что Аллен не может ходить, и мы не можем вместе делать то, что обычно делают нормальные пары.

    Это правда? Да.

    Какова реальность? Реальность состоит в том, что Аллен прикован к инвалидной коляске и не может ходить.

    Переписанное утверждение (возникло после подсказки «Что я имела бы, если бы Аллеи мог ходить?»): Моя жизнь была бы лучше, если бы Аллен мог ходить.

    Могу ли я действительно знать, что это правда? Нет. Я совсем не могу этого знать.

    Как я реагирую, когда верю в мысль, что моя жизнь была бы лучше, если бы Аллен мог ходить? Я чувствую себя мученицей. Я испытываю жалость к себе. Я завидую другим парам. Я чувствую себя преданной и впадаю в панику. Мне кажется, что какая-то часть моей жизни вообще не проживается - особенно в сексуальном плане. Я мечтаю о таких вещах, которые нам трудно или невозможно сделать, например, о поездках в места, недоступные для инвалидов. Я бесполезно и бесконечно нервничаю из-за того, что я делаю какую-то ошибку, когда так люблю этого человека. Я сомневаюсь в Боге, хотя Аллен - тот мужчина, которого Бог вновь и вновь дает мне для любви.

    Какие ощущения вызывает вера в эту мысль? Я чувствую себя сумасшедшей, одинокой, неадекватной, привязанной к одним и тем же мыслям, которые вызывают у меня запоры. Моя грудная клетка болит так сильно, как будто на ней кто-то стоит. Я схожу с ума. Мы не такие, как все. Мы странные и ненормальные - далекие от идеала.

    Как я отношусь к Аллену, когда думаю, что моя жизнь была бы лучше, если бы он мог ходить? Я бываю холодной и отстраненной. Я испытываю дискомфорт. Я воздерживаюсь от нежных мыслей и от того, чем я действительно хочу поделиться с ним. Я не занимаюсь с ним любовью. Я предоставляю ему самому делать всю сексуальную работу. Я веду себя так, словно знаю больше, чем он, как заботиться о себе.

    Как я отношусь к себе? Я считаю, что я сумасшедшая, что со мной что-то не так, если я люблю человека, прикованного к инвалидной коляске. Худшее, что я делаю, это то, что я не позволяю себе любить его в полную силу. Я говорю себе, что зависима от него. Я так расстраиваюсь, что начала пить. Я читаю либо слишком много, либо не читаю вообще. Я пытаюсь затеять роман с другим мужчиной - обычно в своей голове, а иногда и с реальным мужчиной. Меня раздирает от двойственности моих мыслей: «Это правильно? Это неправильно?». Я не могу спать. С моей семьей и моими друзьями я веду себя так, словно это меня не волнует. Я занимаю обороняющуюся, жесткую позицию. Я не позволяю себе думать о том замечательном, что было у нас вместе. Я увлекаюсь разными теориями, подтверждающими мою правоту, астрологией, чепухой о двойном Козероге, всяким метафизическим дерьмом. Мне стыдно за себя, что я не слушаюсь своего сердца. Я не хочу ехать с ним в Нью-Мехико, потому что у меня здесь блистательная карьера, сказочный дом и мои кошки.

    Вижу ли я причину для того, чтобы отбросить мысль о том, что моя жизнь была бы лучше, если бы Аллен мог ходить? Да. Все описанные выше реакции.

    Могу ли я найти свободную от стресса причину, для того чтобы сохранять эту мысль? Ни одной.

    Кем бы я была без мысли, что моя жизнь была бы лучше, если бы Аллен мог ходить? Я была бы женщиной, которая любит мужчину по имени Аллен.

    Перевороты утверждения. Моя жизнь не была бы лучше, если бы Аллен мог ходить. Это ощущается таким же правдивым.

    Я испытываю печаль и гнев из-за того, что не могу ходить. Да. Иногда, я воздерживаюсь от того, чтобы пойти куда-то, а потом обвиняю Аллена. Я злюсь от мысли, что не могу собраться и пойти туда, куда я хотела. Мы можем делать вместе то, что делают нормальные пары. Это правда. То, что мы с Алленом делаем, - нормально для нас.

    Итак, я мешаю нам обоим получать радость от того, что нормально для нашей пары, постоянно сравнивая нас с другими парами, считая, что их норма должна быть нашей нормой.

    Мне нужно одобрение моего отца

    Записанное утверждение:Мне нужно одобрение моего отца.

    Правда ли это?

    Да, мне нужно, чтобы он уважал и ценил то, что я делаю.

    Могу ли я абсолютно точно знать, что это правда?

    Нет, но я и сейчас думаю, что нуждаюсь в его одобрении.

    Как я реагирую на мысль о том, что мне нужно его одобрение? Как я отношусь к отцу, когда верю этой мысли?

    Первым делом я стараюсь впечатлить его своими достижениями. Перечисляю знаменитостей, с которыми познакомилась благодаря новой работе. Предлагаю сесть за руль моей новой машины. Стараюсь выглядеть стильной и уверенной в себе. Затем на меня накатывает волна боли и злости, так как все это, по-видимому, не производит на него должного впечатления. Я чувствую разочарование, ведь никого из знаменитостей он не знает. В машине он спрашивает, куда девать ноги, и это меня раздражает. Он видит мой новый пирсинг и спрашивает: «Что это у тебя в носу?» Я держусь с ним холодно. Называю невеждой, когда он говорит, что считал Пэрис Хилтон отелем. Я делаю вид, что презираю его, но на самом деле я боюсь, что он скажет мне что-то ужасное.

    Эта мысль сближает меня с отцом или отдаляет от него?

    Из-за этой мысли я чувствую себя очень обособленно. Пытаясь скрыть свою боль, я все больше отдаляюсь. Мы словно живем в разных мирах, и эти миры отделены огромной пропастью между поколениями.

    Кем бы я была без мысли о том, что я нуждаюсь в его одобрении? Какой бы я была в его присутствии, если бы меня не донимала эта мысль?

    Все было бы совсем иначе. У меня с души словно камень свалился бы. Думаю, я меньше говорила бы о работе. Начала бы интересоваться им — о нынешней жизни отца я не знаю почти ничего. Без этой мысли я понимаю, что резкие замечания он делает не нарочно, он не хочет меня ранить. Он просто старается быть остроумным, пытается установить со мной контакт — и не знает как. Я снова чувствую тесную связь с ним.

    «Мне нужно одобрение отца» — разверните эту мысль.

    Мне нужно мое одобрение.

    Эта мысль не менее и даже более правдива, чем предыдущая?

    Да, конечно. Честно говоря, я не очень довольна тем, чем именно пытаюсь впечатлить отца. Моя компания часто представляет интересы всяких тупиц, и с каждым я должна обращаться как с принцем крови. И на самом деле мне не очень нравится, как я одеваюсь на работу. Когда я думаю о том, что нуждаюсь в собственном одобрении, я вижу, что нужно изменить, чтобы получить это одобрение прямо сейчас. Вовсе необязательно быть такой мягкотелой: от некоторых клиентов можно отказаться, стиль одежды тоже можно изменить — и далее по списку, причем все пункты в списке легко выполнимы.

    Существует ли другой разворот?

    Мне нужно одобрить отца.

    Это также или более правдиво?

    Да. Было бы славно рассказать ему о моих открытиях, Я вижу, как сильно я его наказывала, когда давала волю своему защитному рефлексу, и хотела бы об этом поговорить — а потом расцеловать его. Я бы хотела сказать отцу, что некоторые его шутки были очень смешные, и я притворялась сердитой, так как смех был бы ему наградой за неодобрение. Лучше бы я просто посмеялась тогда.

    Есть еще какой-то разворот?

    Мне не нужно одобрение отца.

    Это так же или более правдиво?

    Да. Дело в том, что, когда я сама одобряю свои действия, я счастлива и до чужого одобрения мне нет никакого дела. Одобрение окружающих — как глазурь на пирожном. Дополнительный бонус, от которого мое счастье никоим образом не зависит. В любом случае, если бы отец одобрил меня за то, что мне самой не нравится, я бы ему не поверила. С его стороны это не было бы услугой. Он уважает мое умение самостоятельно улаживать свои трудности. Я это знаю, поскольку он не пытается меня спасать, когда видит, как я за что-то борюсь. Получается, мне не нужно его одобрение, потому что оно у меня уже есть. Теперь я понимаю, что доказательств этому сколько угодно.

    Света не должна мне лгать

    Записанное утверждение:Мне не нравится Света, потому что она мне лжет.

    Это правда? Да.

    Какие у меня доказательства, что это правда? Она сказала мне, что в группе будет не больше тридцати человек. Там было пятьдесят пять. Она сказала мне, что пришлет кассеты с записями к концу недели. Она прислала их месяц спустя. Она сказала мне, что сможет организовать для меня более ранний отъезд в аэропорт. Когда же подошло время, она сказала, что нет подходящего для меня транспорта.

    Доказывает ли что-либо из этого, что она действительно мне лжет? Да.

    Могу ли я абсолютно точно знать, что это правда - то, что Света мне лжет? Да.

    Как я реагирую, когда верю в то, что Света мне лжет? Я чувствую себя потерявшей контроль и беспомощной. Я не могу верить ничему из того, что она говорит. Я расстраиваюсь. Я очень напряжена, когда нахожусь рядом с ней или даже просто думаю о ней. Я всегда думаю о том, насколько лучше я сделала бы ее работу, чем она.

    Переписанное утверждение (возникло после подсказки «Что значит "должен"?»): Люди не должны лгать.

    Это правда? Нет - они лгут!

    Как я отношусь к Свете, когда верю в историю о том, что люди не должны лгать, а она лжет? Я считаю ее обманщицей, ненадежной, некомпетентной и безразличной. Я отношусь к ней с недоверием и холодностью. Я считаю, что все в ней: слова, жесты, действия - ложь. Я сухо держусь с ней. Она не нравится мне, и я хочу, чтобы она чувствовала мою антипатию и неодобрение.

    Как это ощущается? Я чувствую, что не контролирую себя. Я не нравлюсь себе. Я чувствую, что виновата и неправа.

    Какой бы я была (в присутствии Светы) без истории о том, что люди не должны лгать? Я бы видела, что Света делает все, что в ее силах, и делает действительно очень хорошо, учитывая огромный объем информации, которым она обеспечивает такое большое количество людей. Я бы оказывала Свете больше внимания и помощи. Я могла бы найти время, чтобы поговорить с ней и узнать ее лучше. Когда я закрываю глаза и вижу ее без этой истории, она действительно мне нравится и мне хочется дружить с ней.

    Переворот переписанного утверждения: Люди должны лгать. Да. Они должны, потому что они это делают.

    Разворот исходного утверждения: Я не нравлюсь себе, потому что я лгу Свете. Это правда. Я сказала ей, что не могу улететь более поздним рейсом. В этой авиакомпании все билеты были проданы, но я не поинтересовалась списком ожидания или другой авиакомпанией. Правда состоит в том, что я лгала. Я хотела улететь более ранним рейсом.

    Мне не нравится Света, потому что я лгу сама себе (о Свете). Да, так будет правдивее. Я говорю себе массу лжи о Свете, когда делаю выводы относительно того, что она говорит и делает. Мне не нравится не Света, а эти истории, эти выдумки о ней, которые я рассказываю сама себе.

    Мне нравится Света, потому что она не лжет мне. Это также правда. Я действительно не верю, что она преднамеренно говорила мне неправду. Она передает информацию, которую она получает, и она не знает, будут ли в ней изменения или нет. И она действительно мне нравится.

    Моя жизнь должна иметь цель

    «Моя жизнь должна иметь цель» - на первый взгляд это утверждение может показаться странной темой для исследования. Вы можете подумать, что такое основополагающее убеждение, вероятно, не может вызывать у людей боль или проблемы, что утверждение вроде «Моя жизнь не имеет цели» может быть достаточно мучительным для того, чтобы обосновать проведение исследования, а предыдущее утверждение - нет. Однако оказывается, что это, на первый взгляд позитивное, убеждение так же способно вызывать боль, как и то, которое кажется негативным. И разворот его на кажущуюся негативной форму представляет собой утверждение, несущее в себе великое облегчение и свободу.

    Записанное утверждение:Моя жизнь должна иметь цель.

    Это правда? Да.

    Могу ли я абсолютно точно знать, что это правда? Нет.

    Как я реагирую, когда я об этом думаю? Я испытываю страх, потому что не знаю, какова моя цель, а я думаю, что мне следует это знать. Я чувствую напряжение в груди и в голове. Могу накричать на мужа и детей, и, в конечном счете, это приводит меня к холодильнику и к телевизору в моей спальне, часто на целые часы или дни. Я чувствую, как я растрачиваю свою жизнь впустую. Я думаю о том, что все, что я делаю, является несущественным и что я должна делать что-то более значимое. Это вызывает стресс и растерянность. Когда я об этом думаю, я испытываю сильное внутреннее напряжение от необходимости осуществить мою цель, прежде чем я умру. Поскольку я не знаю, когда это произойдет, я считаю, что мне надо быстро достичь этой цели (о сущности которой я не догадываюсь). Я чувствую себя глупой неудачницей, и это вызывает у меня депрессию.

    Кем бы я была без убеждения, что моя жизнь должна иметь цель? У меня нет возможности это узнать. Я знаю, что без этого убеждения я была бы более спокойной и не такой сумасшедшей. Я бы хотела к этому прийти! Без страха и стресса, вызываемого этой мыслью, я могла бы быть достаточно свободной и энергичной для того, чтобы просто решать стоящую передо мной в данный момент задачу.

    Переворот: Моя жизнь не должна иметь цели. Это означает, что обычная жизнь вполне нормальна для меня, и я просто не знала этого. Может быть, моя жизнь не должна иметь иной цели, чем сама жизнь. Это кажется странным, однако в чем-то звучит более правдиво. Может ли быть, что моя жизнь, такая, какой она является, и есть цель? Это представляется значительно менее стрессовым.

    Соседи не должны шуметь

    Записанное утверждение:Соседи не должны шуметь и мешать мне спать.

    Это правда? Да
    Ты можешь абсолютно точно знать, что это правда? Нет

    Как я реагирую, когда верю в эту мысль? Злюсь, хочется кричать, придумываю различные планы воздействия на них, подбираю слова для того, чтобы убедить их вести себя тише, думаю и думаю, плохо сплю.
    Эта мысль создает в моей жизни: Стресс
    Представляю как унижаю их и мокаю в грязь лицом. Напряжение, особенно в груди и руках, сжимаются челюсти и горло, дышу поверхностно, приподнимаются плечи и дискомфорт в желудке. Ненависть, гнев, раздражение, разочарование, грусть, безвыходность, расстройство, хочется плакать. Плохо отношусь, даже очень плохо отношусь и друзей их тоже ненавижу, которые приходят там и веселятся допоздна.

    Кто я без этой мысли? Ровно дышу, мягко, по течению, расслабление, вижу реальность, согласие и покой.

    Перевороты:
    1. Соседи должны шуметь и мешать мне спать.
    2. Я не должна шуметь и мешать соседям спать.
    3. Я не должна шуметь и мешать себе спать.

    Примеры к перевороту 1: Соседи должны шуметь и мешать мне спать.
    1. Дети с утра кричат в коридоре. Они будят меня по утрам и мне не нужен будильник, я встаю раньше и успеваю больше сделать.
    2. Соседи сверху делают ремонт и это дает мне повод для исследования, чтобы услышать себя.
    3. Каждую пятницу соседи устраивают алкогольную вечеринку, громко смеются. Возможно и мне нужно чаще ходить в гости...

    Примеры к перевороту 2: Я не должна шуметь и мешать соседям спать.
    1. Я громко включаю музыку, может быть кто-то работает по ночам и моя музыка может им мешать спать.
    2. Я на большой громкости смотрю фильмы по вечерам, возможно соседи тоже не могут уснуть и все слышат.
    3. Я зачастую шумлю с утра и мешаю спать моему мужу, а иногда даже специально бужу его.

    Примеры к перевороту 3: Я не должна шуметь и мешать себе спать.
    1. Это шум в моей голове по поводу соседей не дает мне глубоко спать с утра.
    2. Я раздражаюсь на соседей вечером и долго не могу уснуть.
    3. Мое внутреннее беспокойство по поводу возможных шумов в коридоре мешают мне сделать небольшой перерыв посреди дня, отключится на несколько минут и передохнуть.

    Я хочу, чтобы Света не контролировала всех вокруг

    Записанное утверждение:Я хочу, чтобы Света не контролировала всех вокруг.

    Это правда? Да
    Ты можешь абсолютно точно знать, что это правда? Да
    Прямо сейчас это является правдой? Нет

    Как я реагирую, когда верю в эту мысль? Осуждаю ее, не хочу ездить к ней в гости, отстраняюсь от нее.
    Эта мысль создает в моей жизни: Стресс
    Мне вспоминается детство, когда мама по выходным заставляла нас убираться и контролировала как мы это делаем, и вообще она меня все время контролировала и дергала. Головная боль, тянет в солнечном сплетении, неуютно, давление во лбу. Недовольство, раздражение, злость, усталость, тяжесть, тоска, страх, нежелание жить. Все время хочу чего-то сладкого. Я к ней строга и высокомерна и с жалостью отношусь к ее мужу и детям.

    Кто я без этой мысли? Я ощущаю себя отдельно и спокойно, занимаюсь своими делами, радость от того где я нахожусь и с кем, в себе, глубокое дыхание и легкость.

    Перевороты:
    1. Я хочу, чтобы Света контролировала всех вокруг.
    2. Я хочу, чтобы я не контролировала всех вокруг.
    3. Я хочу, чтобы я не контролировала себя.

    Примеры к перевороту 1: Я хочу, чтобы Света контролировала всех вокруг.
    1. Света придумывает развлечения и игры для всех, занимает нас всех.
    2. У нее в гостях можно по настоящему расслабиться, так как она всегда следит за всеми и за моими детьми тоже.
    3. Своим контролем она напоминает мне маму, поднимает во мне детскую боль, от которой давно уже нужно было освободиться.

    Примеры к перевороту 2: Я хочу, чтобы я не контролировала всех вокруг.
    1. Я дома также веду себя по отношению к детям, особенно к младшей.
    2. Я контролирую всех вокруг в своей голове, слежу насколько правильно и хорошо все поступают, осуждаю или одобряю их.
    3. В работе я стараюсь контролировать все процессы, мои коллеги уже намекали мне о излишнем контроле.

    Примеры к перевороту 3: Я хочу, чтобы я не контролировала себя.
    1. Я контролирую то, что говорю людям, для того чтобы им нравится.
    2. Я контролирую себя, чтобы прилично выглядеть и много переживаю по поводу того, что обо мне подумают окружающие.
    3. Я контролирую эмоции, стараюсь не проявлять злость или слезы, не показывать страх и сомнения при людях.

    Я не хочу никогда снова, чтобы она принуждала меня

    Записанное утверждение:Я не хочу никогда снова, чтобы она принуждала меня.

    Это правда? Да
    Ты можешь абсолютно точно знать, что это правда? Нет

    Как я реагирую, когда верю в эту мысль? Я игнорирую ее, я не обращаю на нее внимание, я замыкаюсь в себе, я делаю вид, что ничего не происходит, что все в порядке, я прячусь, я скрываюсь, я хочу соврать ей, что я не получил ее смс, не хочу ее слушать.
    Эта мысль создает в моей жизни: Стресс
    Я вижу как она кричит на меня, как она ругается на меня, как она приказывает мне, командует мной. В будущем я вижу себя слабым, безвольным, ни на что не способным. Хочется плакать, размякшесть, слабый желудок, пержу, давит в солнечном сплетении, тянет в ушах и около ушей, в глазах песок. Неуверенность, беспокойство, подавленность, трусость, боюсь, страх, волнение, стресс, неспособность, вялость, отрешенность, безвольность, нежелание, безынтересность, безынициативность, понурость, зависимость, страх, страх, страх, убитость, бессмысленность, тоска. Нервный тик, грызу ногти, безделие, лень. Ненавижу ее, боюсь других людей, отвращение к себе.

    Кто я без этой мысли? Покой, легкость, игра, непринужденность, простота, малозначительность, в себе, свой интерес, занимаюсь своими делами, откровенность, сказал бы ей, что не хочу это обсуждать и все, ясность и обособленность

    Перевороты:
    1. Я не хочу никогда снова, чтобы я принуждал себя.
    2. Я не хочу никогда снова, чтобы я принуждал ее.
    3. Я готов к тому, что она будет принуждать меня.

    Примеры к перевороту 1: Я не хочу никогда снова, чтобы я принуждал себя.
    1. Я принуждал себя улыбаться, когда был у нее в гостях
    2. Я принуждал себя, когда ел столько, сколько она хочет
    3. Я принуждал себя отвечать ей, когда мне совсем этого не хотелось
    4. Я принуждал себя слушать неинтересные мне разговоры
    5. Я принуждал себя не говорить о том, что мне интересно и то, что я думаю
    6. Я принуждал себя сохранять отношения в привычном для нее виде

    Примеры к перевороту 2: Я не хочу никогда снова, чтобы я принуждал ее.
    1. Я принуждал ее слушать мои откровения о том, что меня заботит, которые ей не понятны и совсем не интересны
    2. Я принуждал ее слушать о том, что мне нравится и как у меня все хорошо
    3. Я принуждал ее тратить на меня деньги
    4. Я принуждал ее измениться

    Примеры к перевороту 3: Я готов к тому, что она будет принуждать меня.
    1. Она принуждала меня быть разумным
    2. Она принуждала меня следить за своим здоровьем
    3. Она принуждала меня следить за своим питанием
    4. Она принуждала меня заботиться о себе

  • Примеры выполнения Работы с Байрон Кейти

    Следующие диалоги являются отредактированными текстами бесед, записанных во время семинаров Байрон Кейти. Обычно на семинаре несколько участников-добровольцев сидят с ней поочередно перед аудиторией и читают то, что они написали в своих вопросниках "Осуди ближнего своего". Затем, используя силу четырех вопросов и переворота, они запускают в себе процесс переосмысления своих историй.

    Читая диалоги, вы заметите, что Кейти не всегда задает четыре вопроса Работы в изначальном порядке. Иногда она изменяет обычный порядок, опускает некоторые вопросы, оставляя лишь один или два, задает дополнительные вопросы, а иногда полностью исключает вопросы и сразу переходит к перевороту. Примеры Кейти показывают, что необязательно задавать вопросы по порядку, тем не менее для начинающих практику исследования мыслей Кейти настоятельно рекомендует придерживаться изначальной формы Работы.

    Моя девушка не дарит мне счастья

    Записанное утверждение:Я обижаюсь на свою девушку, она не дарит мне счастья.

    «Она должна дарить вам счастье» — правда ли это?

    Это то, чего я хочу.

    И вы можете абсолютно точно знать, что она должна это делать?

    Нет.

    Это и есть лекарство от самой сильной боли. Как вы реагируете, когда верите этой мысли?

    Ну, я злюсь, накручиваю себя и очень обижаюсь.

    Как вы обращаетесь с девушкой, когда верите этой мысли?

    Я грублю ей. Неуважительно с ней разговариваю. Иногда капризничаю, как ребенок. Я не ценю того, что она для меня делает. Я не ценю ее.

    Кем бы вы были без мысли о том, что она должна делать вас счастливым?

    Независимым и свободным человеком.

    И счастливым?

    Более счастливым, чем сейчас, по крайней мере.

    Это мне нравится. «Она должна дарить мне счастье» — разверните эту мысль.

    Я должен дарить себе счастье.

    Теперь назовите три способа, с помощью которых вы могли бы сделать себя счастливым, три вещи, в которых вы себе, возможно, отказываете, а вину перекладываете на девушку.

    Хорошо. Я бы хотел чаще ходить с друзьями на бейсбол. Хотел бы смотреть больше спортивных телепередач и при этом не чувствовать себя виноватым. И хочу не чувствовать себя обязанным ужинать с ее сестрой и зятем каждый раз, когда с ними ужинает она.

    Отлично. Чтобы все это осуществить, вам никто, кроме вас, не нужен. Вы можете сами взять на себя ответственность за собственное счастье, предоставив девушке передышку. Один из сценариев, который вы можете для этого выбрать, заключается в том, чтобы продолжать исследовать собственное мышление и перестать считать, что вся ваша жизнь — это ее ошибка. Вот где источник подлинного счастья — внутри вас, стоит пробраться к нему, и вам ничего больше не будет нужно. Существует еще один разворот.

    Я должен сделать свою девушку счастливой.

    Да, это нужно лично вам — просто потому, что таково ваше мировоззрение. Конечно, вы не можете осчастливить ни ее, ни кого-либо другого, это безнадежная затея. Но вы можете покупать ей цветы, быть с ней добрым, великодушным, можете пристально посмотреть на себя, когда подумаете о том, будто в вашей несчастливой жизни виновата она. Вы можете дать ей то, о чем мечтаете сами. Такой подарок может сделать вас счастливым — а ведь именно этого вы ждете от нее. Если мне в голову приходит мысль угостить мужа утренней чашкой кофе, я варю кофе, приношу его мужу и ставлю чашку перед ним. И если он не хочет кофе, я знаю, что дело не в муже. Я с удовольствием готовила кофе, и я просто угождала самой себе. И независимо от того, хочет мой супруг кофе или нет, когда он говорит мне «Спасибо», я недоумеваю, за что он меня благодарит. Я принесла ему кофе ради самой себя, просто чтобы дать выход моей любви к нему. Жизнь — прекрасный сон, нужно только понять это.

    Мое сердце больное и слабое

    Хэрриет: Я злюсь на свое сердце, потому что оно больное и слабое. Оно ограничивает мою физическую активность, и я легко могу умереть в любую минуту.

    Кейти: Это правда, что ваше сердце больное и слабое?

    Хэрриет: Да, это наследственное. Оба моих родителя и трое их родителей умерли от сердечных заболеваний.

    Кейти: У ваших родителей были сердечные заболевания, и, похоже, вы унаследовали от них систему представлений, которая вселяет в вас ужас. Врачи сказали вам, что у вас сердечное заболевание. А я предлагаю вам сегодня спросить себя: «Можете ли вы действительно знать, что это правда?»

    Хэрриет: Ну... нет. Я не могу реально знать этого. Это могло измениться за последние четыре минуты.

    Кейти: Это так. Мы никогда не можем на самом деле знать что-либо. Откуда я знаю, что мое сердце должно быть таким, какое оно есть? Потому что оно такое. Я всегда исхожу из реальности. Как вы реагируете, когда вы верите мысли, что ваше сердце больное и слабое?

    Хэрриет: Я боюсь. Я ограничиваю активность. Я остаюсь дома и становлюсь очень пассивной. У меня возникает депрессия из-за того, что я не могу делать то, что хочу. Я представляю себе боль и ужас при сердечном приступе. Я испытываю чувство безнадежности.

    Кейти: В результате вы фокусируетесь на безнадежности и не обращаете внимания на свои мысли. Отсюда и приходит страх - от ваших неисследованных мыслей. До тех пор пока вы будете считать свое сердце проблемой, и искать решения за пределами своего мышления, вы не сможете познать ничего, кроме страха. Кем или чем вы были бы, если бы у вас никогда не появлялась мысль о том, что ваше сердце больное и слабое?

    Хэрриет: Я думаю, что я была бы более спокойной, а также более свободной в том, чтобы делать то, что я хочу.

    Кейти: Давайте развернем то, что вы написали, заменив слово «сердце» на «мышление».

    Хэрриет: Я злюсь на свое мышление, потому что оно больное и слабое.

    Кейти: Ваш разум больной и слабый, если он указывает на сердце как на проблему. Вы совершенно безумны в этот момент. Ваш разум болен, поскольку вы верите в то, что ваше сердце не является в точности таким, каким оно должно быть. Откуда вы это знаете? Если у вас есть убеждение, которое противоречит действительности, то вы испытываете дисгармонию и ваше сердце начинает учащенно биться. Ваше тело - это любящее отражение вашего разума. До тех пор пока вы это не поймете, ваше сердце продолжит быть вашим учителем, всегда показывая вам тот путь, который добрее. Прочтите ваше следующее утверждение.

    Хэрриет: Я хочу, чтобы мое сердце было полностью излечено.

    Кейти: Это правда? Это действительно правда?

    Хэрриет: Что за вопрос! (Пауза.) Хм.

    Кейти: Интересный вопрос, не правда ли? Можете ли вы абсолютно точно знать, что ваше сердце нуждается в полном излечении?

    Хэрриет: Это представляется бесспорным. (Пауза.) Нет, я не могу абсолютно точно знать этого.

    Кейти: Как вы реагируете, когда вы убеждены в том, что ваше сердце не является нормальным для вас и его нужно вылечить?

    Хэрриет: Я думаю об этом постоянно. Я думаю о смерти, и мне страшно. Я пытаюсь узнать обо всех медицинских возможностях, возможностях естественного исцеления, и я совершенно запуталась. Я отчаянно пытаюсь разобраться в этом, но не могу.

    Кейти: Кем или чем вы были бы без истории «Я хочу, чтобы мое сердце было полностью излечено»?

    Хэрриет: Я бы просто жила своей жизнью. Я бы так не боялась. Я была бы более внимательной, когда мой врач разговаривает со мной. Я вижу себя просто наслаждающейся тем, что делаю, независимо от того, активна я или нет. И я не была бы так сосредоточена на будущем, на смерти.

    Кейти: Это имеет смысл для меня. Давайте сделаем разворот.

    Хэрриет: Я хочу, чтобы мое мышление было полностью излечено.

    Кейти: Разве это не так же верно или даже еще вернее? Тысячи лет мы пытаемся лечить тела, а они по-прежнему становятся больными и старыми, и они умирают. Тела приходят для того, чтобы уйти, а не для того, чтобы остаться. Ни одно тело никогда не было исцелено окончательно. Исцелять можно только разум, если вы хотите покоя и мира, вне зависимости от того, больны вы или здоровы. Прочтите следующее утверждение.

    Хэрриет: Мое сердце слабое, больное, ненадежное, ограничивающее, лишающее меня свободы и подверженное боли.

    Кейти: Это правда?

    Хэрриет: Нет, на самом деле нет. Это так же верно, как сказать, что мой разум является слабым, больным, ненадежным, ограничивающим, лишающим меня свободы и подверженным боли, когда он видит мое сердце таким образом.

    Кейти: Что вы чувствуете, когда думаете, что ваше сердце неполноценное? Сердце каждого человека совершенно в том виде, каким оно является в данный момент. Сердце каждого человека должно быть настолько здоровым, каким оно является сейчас, даже того человека, чье сердце останавливается.

    Хэрриет: Если я думаю, что мое сердце совершенно, а я чувствую боль, должна ли я все-таки что-то предпринимать?

    Кейти: Несомненно. Я называю это - мыть посуду и любить это. Когда у вас благодаря исследованию есть какое-то понимание ваших мыслей, то вы можете осознанно, без страха и паники позвонить по номеру 911. Вы будете способны точнее описать свое состояние и ясно ответить на вопросы. Вы всегда знали, что нужно делать, это не изменилось. Давайте рассмотрим следующее утверждение.

    Хэрриет: Я не хочу уступать своему сердцу, позволить, чтобы оно перестало работать или мешало мне жить нормальной, активной жизнью.

    Кейти: Да, это так, дорогая. Если ваше сердце остановится, вы умрете. Смерть, как и все остальное, - это не выбор, хотя и так может казаться. Видите ли вы возможность развернуть последнее утверждение?

    Хэрриет: Я хочу уступить своему сердцу.

    Кейти: Молодец! Уступите своему сердцу. Передайте это вашему доктору. Работайте со своим мышлением. Это то, что имеет значение. Ваше сердце полюбит вас за это. Продолжайте развороты.

    Хэрриет: Я хочу позволить ему перестать работать. Я хочу позволить моему сердцу мешать мне жить нормальной жизнью.

    Кейти: Теперь прочтите эти последние утверждения еще раз. Прочтите каждое как «Я страстно желаю...».

    Хэрриет: Я страстно желаю уступить моему сердцу. Я страстно желаю позволить ему перестать работать. Я страстно желаю позволить ему мешать мне жить нормальной жизнью.

    Кейти: Для меня это выглядит как свобода. Следуйте советам вашего доктора и наблюдайте за тем, что происходит, с позиции здравого смысла и любви. В конце концов, вы можете прийти к пониманию того, что ваше тело - это не ваша проблема. Это проблема вашего доктора. Единственное, что вам нужно излечить,- это ошибочное убеждение, проявляющееся сейчас. Благодарю вас, моя дорогая.

    Мои дети не должны страдать

    Сара: Я должна оберегать своих детей, иначе с ними может случиться что-то плохое.

    Кейти: «Вы должны оберегать своих детей» — правда ли это?

    Сара: Если рассуждать логически, это звучит глупо, поскольку мои дети уже выросли и у каждого из них своя жизнь; они работают, имеют собственных детей. Но это инстинктивная потребность — я чувствую, что должна оберегать их.

    Кейти: Понимаю, милая. И какой ваш ответ — да или нет?

    Сара: Да. Хотя я не хочу больше мучиться сама и мучить своих детей. Это тяжело.

    Кейти: Я слышу, что вы по-прежнему хотите оберегать своих детей.

    Сара: Да, это так. Верно.

    Кейти: Хорошо, давайте обратимся к тому, что является правдой для вас. «Я больше не хочу заботиться о них. Им не нравится, когда я это делаю. Я устала и больше не желаю этого делать» — правда ли это? Нет, (Смех в зале.)

    Сара: Нет.

    Кейти: «Вы должны оберегать своих детей» — можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда?

    Сара (после паузы): Нет. Я не могу знать, действительно ли это то, что мне нужно.

    Кейти: Отлично, милая. Это главное, что вы должны понять для себя. Как вы реагируете, когда верите в эту мысль? Как вы реагируете, когда верите в необходимость оберегать своих детей, хотя в действительности у них все хорошо и без вашей опеки? Ведь это и есть доказательство. Но смотрите, как ведет себя ваш ум: «Да, но...» Как вы реагируете, когда верите в мысль «Я должна оберегать своих детей», а они не хотят вашей помощи, или они недоступны для вас, или вы не можете им помочь, когда знаете, что они нуждаются в помощи?

    Сара: Я живу в постоянном напряжении. Все время беспокоюсь о них.

    Кейти: И когда вы напряжены и беспокоитесь, как вы обращаетесь со своими детьми? Постарайтесь определить это.

    Сара: Думаю, я чересчур их опекаю.

    Кейти: Я бы отбросила «Думаю». (Смех в зале.) В чем именно это проявляется?

    Сара: Ну, я все время даю им советы. Я пытаюсь заставить их быть осторожными, не рисковать. Когда у них все хорошо, я все равно беспокоюсь за их будущее. Я пытаюсь контролировать их жизнь. Иногда это совсем не весело.

    Кейти: О, милая, кем бы вы были без этой мысли? Кем бы вы были, если бы у вас не было мысли «Я должна оберегать их»?

    Сара (после паузы): Я бы меньше беспокоилась. Я стала бы женщиной, которая живет своей жизнью и позволяет детям жить их жизнью. Мне не нужно было бы контролировать весь мир ради безопасности своих детей. Я стала бы счастливым человеком.

    Кейти: Теперь сделайте разворот. «Я должна оберегать своих детей» — разверните эту мысль.

    Сара: Я не должна оберегать своих детей.

    Кейти: Правда ли это?

    Сара: Это правда. И я понимаю это. Но, Кейти, я не хочу, чтобы мои дети страдали. Это так глубоко во мне сидит.

    Кейти: Вы не хотите, чтобы ваши дети страдали. Почему?

    Сара: Разве любая мать не чувствует то же самое? Я просто хочу видеть их счастливыми.

    Кейти: Но почему вы не хотите, чтобы они страдали? Что происходит с вами, когда они страдают?

    Сара: Я тоже страдаю.

    Кейти: Вы страдаете. Не поэтому ли вы не хотите, чтобы они страдали? Очень важно найти правильный ответ.

    Сара: У меня нет правильного ответа. Видеть, как страдает мой ребенок, для меня хуже, чем страдать самой.

    Кейти: Это и должно быть хуже, потому что вы проецируете на своих детей то, через что они должны пройти. Вы проецируете на них свои собственные переживания. Вы страдаете не из-за их боли, а из-за ваших собственных переживаний.

    Сара (после паузы): Это правда.

    Кейти: И когда вы переживаете, кто страдает? Вы.

    Сара: М-м-м.

    Кейти: Итак, когда вы смотрите на страдания своих детей и проецируете их на себя, то ситуацию уже можно оценить не на один балл, а, скажем, на шесть или семь баллов по десятибалльной шкале. Но это не страдания детей тянут на семь баллов, а боль, которую их страдания причиняют вам.

    Сара: Может быть.

    Кейти: Я часто говорю: мне нравится в идее об обособленных телах то, что, когда другому человеку больно, я не испытываю боли. Не моя очередь. Но когда больно мне, я честно признаюсь в этом. Посмотрите на слезы в моих глазах — это моя боль, не ваша. Вы сейчас свободны от боли и можете даже помочь мне, если захотите. Но проецируя мою боль на себя и переживая ее как свою собственную, как вы можете помочь мне? И когда больно вам, я тоже не должна проецировать вашу боль на себя.

    Сара: Как вы пришли к этому?

    Кейти: Я выполняла Работу. Я исследовала свой разум. Я устала от постоянной боли. И я поражаюсь тому, каким свободным может быть разум. Чем свободнее вы становитесь, тем сильнее любите себя. А человек, любящий себя, любит все, что видит вокруг. Это то, что он проецирует на мир. «Возлюби ближнего своего, как самого себя». Раньше я ненавидела себя, ненавидела других. Теперь я люблю себя, и мне ничто не может помешать любить вас. Вот так это работает. А сейчас подумайте о самом худшем времени в вашей жизни, о самом худшем, что вы претерпели.

    Сара: Хорошо.

    Кейти: Вы справились с этим, не так ли?

    Сара: Конечно. Это было тяжело, но я справилась.

    Кейти: Отлично. Так почему вы уверены в том, что ваши дети не смогут справиться с этим? Если вы смогли сделать это, то почему вы уверены в том, что они не смогут справиться с теми трудностями, которые пре подносит им жизнь?

    Сара: Я понимаю это.

    Кейти: Да, милая. Вы справились со своими трудностями. Так что вас заставляет верить в то, что ваши дети не настолько способны и мужественны, как вы? Что заставляет вас верить в то, что они обладают меньшими способностями к выживанию, чем вы?

    Сара: Сейчас мне пришла в голову мысль, что у них не было способностей к выживанию, когда они были маленькими.

    Кейти: Неужели? Это хорошее утверждение. «У них не было способностей к выживанию, когда они были маленькими» — разверните эту мысль. «У меня не было...»

    Сара: Верно. У меня не было способностей к выживанию...

    Кейти: ...когда они...

    Сара: ...когда они были маленькими.

    Кейти: Да. Ваше бесстрашное творческое «Я» не обладало способностями к выживанию. Я наблюдала за детьми и видела, какими бесстрашными они бывают, пока мы не научим их бояться. Я до сих пор учусь у детей способности к выживанию. Когда они с разбега врезаются в дверь, то никогда не оглядываются по сторонам, чтобы проверить, видел ли это кто-нибудь. (Смех в зале.) Я учусь способности к выживанию у двух-трехлетних внуков, а также у своих уже взрослых детей. Я наблюдаю за тем, как поразительно легко и — вы не поверите — без моей помощи они справляются со своими проблемами. Но так происходит потому, что я не вмешиваюсь, а только наблюдаю. Я хочу знать своих детей. А если я начну вмешиваться, то как смогу узнать, насколько сильны их способности к выживанию? Как я смогу узнать это, если я буду все время вмешиваться в дела своих детей, не давая им проявить себя? И зачем им нужны эти способности, если я всегда рядом! Чему мы можем научить детей, вмешиваясь в их жизнь, когда нас не просят об этом?

    Сара: Я понимаю.

    Кейти: Итак, вы не хотите, чтобы ваши дети страдали, потому что, когда они страдают, вы тоже страдаете. Все дело в вас. Теперь представьте, что ваши дети заболели и страдают от непрекращающейся боли. А доктора говорят: «Мы ничего не можем сделать с этим», и эвтаназия, как известно, запрещена законом.

    Сара: Это мой самый страшный кошмар.

    Кейти: Да, именно так ведет себя неисследованный ум. «Мои дети обречены на страдания, и я ничем не могу помочь им». Поскольку данная ситуация находится вне вашего контроля, вы остаетесь наедине с собой и своим страданием. И вам придется самой справляться с этой проблемой. Вот почему мне нравится решать проблемы еще до того, как они возникают. Благодаря этому я готова к любым превратностям жизни и способна оказать людям более действенную помощь. Такой подход к жизни гораздо более эффективный. Я здесь для того, чтобы делать то, что я могу, а не для того, чтобы делать невозможное или то, в чем нет необходимости.

    Сара: Да, мне это понятно.

    Кейти: Когда другой человек страдает, я ничего не могу с этим поделать, разве только обнять его или принести ему чашку чая и дать понять, что я абсолютно доступна. На этом мое вмешательство заканчивается. Остальное он должен сделать сам. И поскольку я справилась с этим, уверена, что и он справится. Я не являюсь каким-то особенным человеком.

    Сара: Это так глубоко.

    Кейти: Жизнь будет проверять вас. Поэтому, когда дети страдают, эвтаназия противозаконна и вы не хотите садиться в тюрьму за убийство, а доктора говорят, что ваши дети будут мучиться от боли всю оставшуюся жизнь — двадцать или, скажем, пятьдесят лет, — вы ничего не можете с этим поделать. Все доктора говорят, что сделать ничего невозможно. Это то, что есть: дети страдают от боли. «Вы не способны справиться с этим» — правда ли это?

    Сара: Это действительно кажется правдой.

    Кейти: Я прошу вас посмотреть глубже. Давайте не будем уходить от реальности! «Вы не способны справиться с этим» — можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда?

    Сара (после длительной паузы): Нет, я не могу абсолютно точно знать этого. Хотя, возможно, я и справилась бы.

    Кейти: Конечно, вы справитесь! В этом зале нет никого, кто бы не справился. Это то, что есть. Вы находитесь в больничной палате, страдая оттого, что вашим детям больно, а потом вы идете в ванную комнату. На обратном пути вы замечаете что-то или улавливаете какой-то запах — и на мгновение забываете о страданиях детей. Затем вы понимаете, что голодны, и решаете поесть. Вы наслаждаетесь едой и, возможно, чувствуете себя виноватой оттого, что наслаждаетесь. Затем вам становится скучно в больничной палате. «Мне нужно немного свежего воздуха!» И вы находите какой-нибудь предлог для того, чтобы покинуть палату, и считаете себя ужасной матерью... А потом у вас появляется мысль, что кровать в палате не такая удобная, как дома, и, в конце концов, вы идете домой, а потом ложитесь спать. Так или иначе, вы справитесь с этим.

    Сара: Это близко к правде. Именно так все и происходит со мной.

    Кейти: Как вы реагируете, когда верите мысли «Я не смогла бы с этим справиться»? Как вы реагируете, когда верите в эту ложь? Я называю эту мысль ложью, поскольку вы сами сказали, что она не является правдой, что вы не можете знать, что она правдива.

    Сара: У меня сжимается горло, я чувствую тяжесть в груди и животе и думаю о самых ужасных вещах, которые только могут случиться.

    Кейти: Точно, Ваш ум устремлен в будущее, и он создает ад. Он создает даже больше страданий, чем их причиняет вам ваша мнимая проблема, как будто ему недостаточно того, что уже есть. И тогда, как вы обращаетесь... скажем, с вашей дочерью. Как вы обращаетесь с ней, когда верите в мысль «Я не способна с этим справиться»?

    Сара: Я испытываю ужас и растерянность. И держусь как можно дальше от дочери. Моя собственная боль так сильна, что я действительно не могу быть рядом с ней.

    Кейти: Как вы относитесь к жизни, когда верите в мысль «Я не способна справиться с этим»? Вы отстраняетесь от жизни, не так ли? «Я просто не вынесу этого! Я не могу видеть свою дочь страдающей!» Итак, речь идет о вашей дочери. Кем бы вы были без этой мысли?

    Сара: Я была бы более спокойной, уверенной в себе. Я могла бы смотреть ей в глаза и держать ее за руку, как бы сильно она ни страдала.

    Кейти: Да, милая, это было бы для вас более естественно. Разверните эту мысль.

    Сара: Я способна справиться с этим.

    Кейти: Да. Я смогу справиться с этим, видя, как страдает моя дочь. Это не я испытываю боль, а она! Вы запутались. Проблема в вас. Я, мне, меня, я, я, мне. И снова: мне, я, я, меня. «Я не способна справиться с этим» — в то время как ваша дочь умирает. И ваше сердце закрывается. А мы удивляемся, почему так отстранены от жизни. Потому что верим в мысли, подобные этой: «Я не способна справиться с этим», хотя на самом деле мы можем с этим справиться.

    Сара: О Боже! Поразительно! Я никогда не понимала этого раньше.

    Кейти: Пробудиться к реальности — значит быть изумленной самой собой, своей силой, своей любовью, своей преданностью. Кем бы вы были в присутствии своего ребенка без мысли «Я не способна с этим справиться»?

    Сара: Думаю, я была бы внимательной и присутствующей.

    Кейти: Я тоже так думаю. И я прошла через это. Я знаю, что значит быть полностью присутствующей в страдании ребенка или смерти матери. Я не чувствовала себя отстраненной от них, поскольку не верила в мысль «Я не способна справиться с этим». Я так глубоко связана с ними. Если они будут умирать, я не захочу пропустить ни одного мгновения, проведенного с ними. Но мысль «Я не способна справиться с этим» отделяет нас от близких. В наших умах они уже умерли, в то время как они еще живы.

    Сара: Я способна справиться с этим.

    Кейти: Это хорошо — обрести связь с реальностью. Связь матери с реальностью — действительно замечательная вещь.

    Сара: Я очень благодарна вам, Кейти. Мне трудно передать словами то, как много вы для меня сделали.

    Кейти: Я рада за вас. Вам удалось осознать, что вы можете справиться со всем, что приносит вам жизнь. Теперь ваши дети могут жить спокойно. И вы тоже. И это прекрасный пример силы любви.

    Они думают только о деньгах

    Маргарет: Я хочу, чтобы корпорации начали принимать на себя ответственность, начали уважать жизнь, заботиться о будущем, поддерживать окружающую среду и страны третьего мира, перестали жестоко обращаться с животными и думать только о деньгах.

    Кейти: Итак, «Они думают только о деньгах» - можете ли вы действительно знать, что это правда? Я не говорю, что это не так. Я не занимаюсь здесь рассуждением о том, что правильно, а что - нет. Это просто исследование.

    Маргарет: Да, похоже, это так.

    Кейти: Как вы реагируете, когда считаете, что они думают только о деньгах?

    Маргарет: Я испытываю гнев и разочарование и не хочу поддерживать таких людей.

    Кейти: Да, хотя вы их поддерживаете. Вы используете продукты, которые они производят, их электричество, их нефть и газ. Вы чувствуете себя виноватой, когда делаете это, однако продолжаете и, может быть, точно так же, как и они, находите способ оправдать свои действия. Итак, приведите мне свободную от стресса причину верить, что этих людей интересуют только деньги.

    Маргарет: Ну, между нами все-таки есть разница. Я, по крайней мере, делаю то, что в моих силах.

    Кейти: Я слышу от вас, что, когда вы думаете об этом, вы испытываете гнев и разочарование. И как же вы живете, когда думаете, что отличаетесь от них, а они продолжают рубить деревья? Вы считаете, что планету можно спасти только с помощью дальнейшего стресса. А теперь назовите мне свободную от стресса причину верить в это.

    Маргарет: Свободной от стресса причины нет.

    Кейти: Нет свободной от стресса причины? Тогда какой бы вы были без этой мысли, этой философии о том, что их интересуют только деньги?

    Маргарет: Спокойной. Счастливой. Может быть, более свободной.

    Кейти: Да, и, может быть, более эффективной, энергичной, менее запутавшейся и способной вносить такие реальные предложения, о которых вы даже не подозревали. Согласно моему опыту, ясность действует гораздо эффективнее, чем гнев и стресс. Она не создает врагов на вашем пути и, следовательно, с ней можно спокойно сидеть за столом переговоров лицом к лицу с кем угодно.

    Маргарет: Это верно.

    Кейти: Когда я нападаю на чиновника корпорации или лесоруба, тыча пальцем и всевозможными способами обвиняя его и его компанию в разрушении окружающей среды, то, какой бы значимой ни была моя информация, как вы думаете, будет ли он открыт для того, что я говорю? Я отпугиваю его своим отношением, и факты теряются, потому что я сама действую, находясь в состоянии страха. Все, что он услышит, - это то, что он, по моему мнению, поступает неправильно и что это его вина, и он перейдет к отрицанию и сопротивлению. Но если я говорю с ним без стресса, с полным убеждением, что все обстоит именно так, как и должно быть в данный момент, то я могу высказаться дружелюбно и без страха за будущее. «Вот факты. Как мы вместе можем улучшить ситуацию? Не видите ли вы другого пути? Как вы предлагаете действовать?» И когда он начинает говорить, я способна слушать.

    Маргарет: Я понимаю.

    Кейти: Дорогая, давайте развернем это и посмотрим, что вы при этом почувствуете. Разверните утверждение номер два. Произнесите его снова, вставляя везде «Я».

    Маргарет: Я хочу принять на себя ответственность, начать уважать жизнь и заботиться о будущем. Я хочу поддерживать окружающую среду и страны третьего мира, и я хочу перестать жестоко обращаться с животными. Я хочу перестать думать только о деньгах.

    Кейти: Это что-нибудь напоминает?

    Маргарет: Да, я действительно чувствую, что я... Это то, над чем я работаю все время.

    Кейти: А могли бы вы работать над этим без разочарования, стресса и гнева? Ведь когда вы приходите к нам, людям из корпораций, уверенная в собственной добродетельности, все, что мы видим, - это то, что приближается враг. А когда вы приходите к нам открыто, мы способны услышать от вас то, что мы уже знаем в глубине души о состоянии планеты, и можем выслушать вас и ваши предложения, не ощущая угрозы и без необходимости защищаться. Мы можем смотреть на вас как на милого и приятного человека, с которым легко работать и которому можно доверять. Таков мой опыт.

    Маргарет: Да, это правда.

    Кейти: Война учит только войне. Очистите вашу мысленную окружающую среду, и нам удастся очистить физическую окружающую среду намного быстрее. Вот так это действует. Давайте рассмотрим следующее утверждение из вашего вопросника.

    Маргарет: Корпорации должны заботиться о планете и возмещать нанесенный ей ущерб, использовать свои деньги для поддержки групп по защите окружающей среды, восстанавливать естественную среду обитания и поддерживать свободу вещания. Они должны проснуться и начать думать о завтрашнем дне.

    Кейти: Итак, «Они не заботятся» - можете ли вы действительно знать, что это правда?

    Маргарет: Ну, опять же, похоже, что это так, не правда ли?

    Кейти: Не для меня, и я понимаю, из чего вы исходите. Как вы реагируете, когда думаете: «Они не заботятся»?

    Маргарет: Временами я испытываю настоящую депрессию. Но это хорошо, потому что я также становлюсь очень гневной. У меня возникает сильная мотивация, и я уделяю много внимания тому, чтобы изменить ситуацию.

    Кейти: Как вы ощущаете этот гнев внутри себя?

    Маргарет: Это причиняет боль. Я не могу выносить того, что они делают с нашей планетой.

    Кейти: Ощущаете ли вы этот гнев как внутреннее насилие?

    Маргарет: Да.

    Кейти: Гнев - это насилие. Почувствуйте это.

    Маргарет: Но он мотивирует меня к действию, так что это хорошо - небольшой стресс. Он необходим нам, чтобы все двигалось.

    Кейти: То есть вы хотите сказать, что насилие работает, что насилие - это путь к мирному решению. Нет, для меня это не имеет смысла. Мы, люди, пытались доказать это целую вечность. Вы говорите, что насилие целительно для вас, но что корпорации не должны использовать его против планеты. «Извините меня, корпорации, вы должны прекратить насилие и миролюбиво относиться к планете, хотя, между прочим, насилие реально работает на меня в моей жизни». Итак, «Вам необходимо насилие для мотивации» - это правда?

    Маргарет (после паузы): Нет. Эти приступы гнева опустошают меня и приводят к депрессии. Вы утверждаете, что без насилия я буду такой же мотивированной?

    Кейти: Нет, дорогая, это вы так утверждаете. Я сказала, что мне не требуется гнев или насилие для того, чтобы что-то сделать или чтобы мотивировать себя определенным образом. Если бы я в какой-то момент испытала гнев, я немедленно выполнила бы Работу в отношении мысли, которая за этим стоит. Работа оставляет только любовь в качестве мотивирующего фактора. Есть ли что-нибудь более сильное, чем любовь? Вспомните собственный опыт. Что может быть более мотивирующим? Я слышала от вас, что страх и гнев вызывают депрессию. Вспомните себя, когда вы кого-нибудь любите, - насколько мотивированной вы становитесь? Какой бы вы были без мысли, что вам нужна ненависть в качестве стимулятора?

    Маргарет: Я не знаю. Это кажется таким странным.

    Кейти: Итак, дорогая, давайте развернем это. «Я...»

    Маргарет: Я не чувствую любви. Да, это правда. Я не чувствую любви к этим людям. А я должна их любить и возмещать планете нанесенный ущерб. Я должна использовать свои деньги для поддержки групп по охране окружающей среды, восстанавливать среду обитания, поддерживать свободу вещания. Я должна проснуться и начать думать о завтрашнем дне.

    Кейти: Да. И если вы делаете это искренне, без насилия в душе, не указывая на корпорации как на врагов, то люди заметят это. Мы начнем слушать и отмечать, что возможны изменения мирным путем. Надо, чтобы началось с одного человека, знаете ли. Если не вы будете этим человеком, то кто?

    Маргарет: Да, это верно. Это совершенно верно.

    Кейти: Давайте посмотрим на следующее утверждение.

    Маргарет: Я нуждаюсь в том, чтобы они прекратили вредить и разрушать, чтобы они начали вести себя по-другому и уважали жизнь.

    Кейти: «Вам нужно, чтобы они делали это» - это правда?

    Маргарет: Ну, это было бы великое начало.

    Кейти: «Вам нужно, чтобы они делали это» - это правда?

    Маргарет: Да.

    Кейти: Обращаетесь ли вы внутрь себя? Действительно ли вы задаете себе этот вопрос? «Вам нужно, чтобы они привели планету в порядок» - это правда?

    Маргарет: Ну, это не требуется для моего каждодневного выживания или чего-нибудь в этом роде, но это было бы замечательно.

    Кейти: Я поняла. И это то, что вам нужно, чтобы быть счастливой?

    Маргарет: Это то, чего я хочу. Я знаю, что вы имеете в виду, но это так...

    Кейти: Знаете, это вызывает в вас невероятный ужас. Как вы реагируете, когда думаете, что это вам нужно, а корпорации делают... О Боже... они делают то, что они делают? Они вас не слушают. Вы даже не входите в их консультативный совет. (Аудитория смеется.) Они не принимают ваших звонков. Вы общаетесь лишь с их автоответчиками. Как вы реагируете, когда думаете, что вам нужно, чтобы они привели планету в порядок, а они этого не делают?

    Маргарет: Я расстраиваюсь. Это болезненно. Я возбуждаюсь и становлюсь очень раздраженной, очень напуганной.

    Кейти: Многие люди даже не хотят иметь детей в таком мире, потому что эта мысль довлеет над ними. Они живут в страхе, когда они привязаны к этой идее. Видите ли вы причину отбросить эту идею? Но я не прошу вас избавиться от нее.

    Маргарет: Да. Я вижу много причин, но боюсь, что...

    Кейти: Что бы случилось, если бы вы отбросили эту идею?

    Маргарет: Я бы ни о чем не беспокоилась.

    Кейти: И я бы хотела вас спросить: «Если бы вы не верили в эту идею, вы перестали бы волноваться и утратили бы потребность заботиться об окружающей среде» - можете ли вы действительно знать, что это правда?

    Маргарет: Нет.

    Кейти: Если мы не страдаем, то ни о чем не заботимся: какая мысль! Как вы реагируете, когда думаете, что стресс - это забота, что страх - это забота? Как мы реагируем, когда верим в это? Мы становимся чемпионами страдания. И все - ради общего блага. Все во имя человечности. Мы приносим нашу жизнь в жертву страданию. Предание говорит, что Христос страдал много часов на кресте. Сколько лет вы жили с этими гвоздями, пронизывающими ваше тело?

    Маргарет: Я понимаю.

    Кейти: Давайте развернем это, дорогая.

    Маргарет: Хорошо. Я должна прекратить наносить вред себе и разрушать себя.

    Кейти: Прекратить наносить вред себе и разрушать себя во имя очищения планеты. «Когда планета будет очищена, тогда я испытаю умиротворение». В этом есть смысл? Ваша боль связана с тем, как мы собираемся очищать планету? Выдумаете, что если вам очень плохо, если вы очень сильно страдаете, то кто-нибудь услышит вас и что-то с этим сделает?

    Маргарет: Хорошо. Я понимаю. Мне следует самой измениться. И я должна начать уважать свою жизнь.

    Кейти: Да, вашу жизнь. Это начало.

    Маргарет: Итак, я должна начать уважать свою собственную жизнь.

    Кейти: Да. Заботьтесь о себе, и когда вы обретете мир, когда ваша мысленная окружающая среда обретет равновесие, тогда вы станете экспертом, который может заняться установлением равновесия на планете: бесстрашно, заботливо и эффективно. А тем временем делайте все, что в ваших силах, так же как и все мы и даже люди из корпораций. Как может внутренне разбалансированная, разочарованная женщина учить других избавляться от недостатков? Мы должны, прежде всего, научить этому самих себя, и это начинается изнутри. Насилие может научить только насилию. Стресс учит стрессу. А мир учит миру. И для меня мир абсолютно эффективен. Хорошо потрудились, милая. Славная Работа.

    Мой муж должен вернуться в семью

    Мой муж должен вернутся в семью.

    Вы абсолютно точно знаете, что это правда?

    Я безумно хочу этого.

    А можете ли вы абсолютно точно знать, что ему действительно нужно вернуться?

    Нет, не могу.

    Исследование предполагает работу с реальными фактами. Действительность такова, что ваш муж не вернулся. Он не должен возвращаться до тех пор, пока на самом деле не вернется. Веря мысли о том, что он должен вернуться, вы спорите с действительностью, а когда вы спорите с действительностью, вы проигрываете — правда, только в 100% случаев. Это все равно что учить кошку лаять. Вы заявляете: «Я всю свою жизнь положу на то, чтобы научить эту кошку лаять». Вы учите ее. учите, и через десять лет кошка глядит на вас и вы слышите: «Мяу». Есть кое-что, способное сделать вас в сто раз счастливее, чем возвращение мужа, но ваша убежденность мешает вам это осознать. Можете определить, что это такое? Как вы реагируете, когда верите мысли «Мой муж должен вернуться в семью»?

    Чувствую себя жалкой, злюсь, впадаю в депрессию, мне становится очень горько.

    А как вы разговариваете с ним, что говорите о нем детям, когда верите, что он должен вернуться, а он не возвращается и вам так плохо и горько?

    Ну, я не очень-то ласкова.

    Расскажите подробнее. Закройте глаза. Какой вы себя видите?

    Вижу, как критикую его, кричу на него, часто высказываю свои обиды, держусь холодно и отчужденно, говорю колкости, которые, я знаю, причинят ему боль. Когда рассказываю о муже детям, то выставляю его в самом неприглядном свете. Стараюсь показать, что он не прав. Я хочу, чтобы они считали его жестоким и вероломным человеком. Хочу, чтобы они его ненавидели и были со мной заодно.

    Ничто не может отобрать у вас человека, которого вы любите. Ваша вера в такую мысль — вот единственно способная на это сила. Именно так вы отдаляетесь от любимого человека. Так разрушается брак. Вы единое целое с вашим мужем, пока не начинаете верить в мысль о том, что он должен придерживаться определенных взглядов, должен давать вам что-то, должен быть не таким, какой он есть. Таким образом вы с ним разводитесь. Именно так вы разрушаете свой брак.

    Кем бы вы были без мысли о том, что ваш муж должен вернуться?

    Я бы освободилась от всего этого.

    «Мой муж должен вернуться в семью» — разверните эту мысль.

    Я должна вернуться в семью. Да, возможно, моим детям не хватало меня больше, чем не хватает его, — хоть я никуда и не уходила. А я скучаю по ним. Нам могло бы быть так хорошо вместе.

    Есть какой-то другой разворот?

    Я должна вернуться к себе.

    Прочувствуйте это. Это и есть исцеление.

    Да. Такое ощущение, что я куда-то уезжала и дома никого не было. Теперь я словно открыла парадную дверь и вернулась. Я могла бы быть счастливой женщиной, счастливой разведенной женщиной.

    Видите еще один разворот?

    Я должна вернуться к нему.

    Можете такое представить?

    Да.

    Никто не может запретить вам его любить; на это способны только вы. Вы верили в конструкции, которые ограждали вас от осознания любви, живущей в вас большой любви к мужу и детям, — и вот вы притворились, что не желаете ему счастья. Я могу закрыть глаза и представить моего мужа в объятиях любящей его женщины — и я желала бы этого, если бы это действительно было тем, чего он хочет; и я вижу свою жизнь без него — абсолютно полноценную жизнь. В моей жизни всегда море любви. Как и у каждого из нас. Любви не бывает слишком мало или слишком много. Если мы не чувствуем боли и проживаем развороты, это верный признак того, что Работа в нас не заглохла. «Я должна вернуться к семье, и я должна вернуться к себе, и я должна вернуться к нему». И вы идете домой, звоните мужу и говорите: «Я люблю тебя, и я так счастлива, что ты с той женщиной. Я заглянула в себя, и вот что я там нашла, — и меня так тронула эта любовь к тебе». Ваша убежденность, касавшаяся мужа, была всего лишь попыткой оградиться от осознания любви, которой вы являетесь.

    Он должен быть компетентен

    Гэри: Я злюсь на Фрэнка, потому что он некомпетентен в работе, которую делает для меня.

    Кейти: Хорошо. «Фрэнк должен быть компетентен» это правда?

    Гэри: Я думаю, да.

    Кейти: Можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда? Кто вам об этом сказал? В его резюме сказано, что он компетентен. В его рекомендациях сказано, что он компетентен. Это все так. Вы наняли его, и предполагалось, что он компетентен. Какова же реальность согласно вашему опыту? Он компетентен?

    Гэри: Согласно моему опыту он некомпетентен.

    Кейти: Итак, единственное, из чего вы можете исходить, будучи в здравом уме, - это реальность. Это правда, что он должен быть компетентным? Нет. Не должен. Это так. Это ваша реальность. Так что мы будем продолжать с этим работать, пока не постигнем суть вопроса - «Это правда?» - потому что, когда вы ее постигнете, вы начнете любить реальность и придете к равновесию. Как вы реагируете, когда верите в ложь, что он должен быть компетентным, работая на вас, а это не так?

    Гэри: Это вызывает у меня разочарование и раздражение. Я чувствую, что должен выполнять за него работу. Я должен все время доделывать то, что он начал. Он не справляется с работой самостоятельно.

    Кейти: Видите ли вы причину отбросить мысль о том, что он должен быть компетентным? Заметьте, я не прошу вас избавиться от этой мысли.

    Гэри: Мне было бы гораздо лучше, если бы я смог от нее избавиться.

    Кейти: Это очень хорошая причина. Можете ли вы найти свободную от стресса причину сохранять эту мысль, противоречащую реальности?

    Гэри: Да, но я не понимаю, что вы имеете в виду под словами «противоречит реальности».

    Кейти: Реальность, как вы видите, заключается в том, что он некомпетентен. Вы говорите, что он должен быть компетентным. Эта теория не работает на вас, потому что она противоречит реальности. Вы сказали, что это вызывает у вас разочарование и раздражение.

    Гэри: Хорошо, я думаю, что просто придираюсь. Реальность состоит в том, что он некомпетентен. Вместо того чтобы просто принять это, я извожу себя мыслью о том, что он должен быть компетентным.

    Кейти: Он будет некомпетентным независимо от того, принимаете вы это или нет. Реальность не требует нашего согласия или одобрения. Она есть то, что она есть. Вы можете на это опираться.

    Гэри: Реальность - это то, что есть.

    Кейти: Да. Реальность всегда намного добрее, чем фантазия. Вы можете приятно провести время дома, выполняя упражнение, которое я называю «доказательством правды». «Он должен быть компетентным» - в чем ваше доказательство? Составьте список доказательств и посмотрите, действительно ли какое-то из них подтверждает, что он должен быть компетентным. Когда вы подвергнете это исследованию, то увидите, что все это ложь. Доказательств нет. Правда заключается в том, что он не должен быть компетентным, просто потому что он не является таковым. Он некомпетентен для этой работы.

    Гэри: Факт состоит в том, что он некомпетентен, и я делаю то, что должен делать, чтобы это исправить. Чего я не должен делать, так это взваливать на себя дополнительный груз в виде «Он должен быть таким-то, таким-то и таким-то».

    Кейти: Очень хорошо сказано.

    Гэри: Вся моя тревога по поводу работы была связана с мыслью, что Фрэнк должен быть компетентным. Правда состоит в том, что он просто некомпетентен. А я придумал себе, что он должен быть компетентным, и это сводит меня с ума. Фактически мне следует сделать то, что я должен был сделать давно. Мне следует засыпать эту яму, чтобы она перестала быть моей проблемой. Выдумкой, что он должен быть компетентным, я чуть не довел себя до гребаного эмоционального срыва. Добро пожаловать в Нью-Йорк!

    Кейти: Я не знала, что вы в Нью-Йорке используете слово «гребаный». (Аудитория взрывается смехом.)

    Гэри: Да, бывает. Иногда.

    Кейти: Итак, кем бы вы были без этой безумной истории, которая противоречит реальности?

    Гэри: Я бы спокойно себе работал и делал то, что должен делать.

    Кейти: Кем бы вы были, работая вместе с этим человеком, но без вашей истории?

    Гэри: Я бы был более сочувствующим и продуктивным.

    Кейти: Да. «Фрэнк должен быть компетентным» - разверните это.

    Гэри: Фрэнк не должен быть компетентным.

    Кейти: Вы усвоили это. Он не должен, если он не является таковым. Это реальность данного момента. Есть еще один разворот.

    Гэри: Я должен быть компетентным. Это правда.

    Кейти: Давайте рассмотрим утверждение 2 из вашего вопросника.

    Гэри: Я хочу, чтобы Фрэнк нес ответственность за свою часть проекта.

    Кейти: Разверните это.

    Гэри: Я хочу нести ответственность за свою часть проекта.

    Кейти: Да, потому что до тех пор, пока вы фиксируетесь на его некомпетентности, вы не берете на себя полной ответственности за проект.

    Гэри: И я должен взять на себя ответственность за его часть проекта.

    Кейти: Да, если вы хотите, чтобы работа была выполнена компетентно, то другого пути нет. Хорошо, давайте перейдем к следующему утверждению.

    Гэри: Он должен подняться на более высокий уровень как специалист в своей области и как руководитель части проекта.

    Кейти: Это правда? Я имею в виду, способен ли этот человек на такое? «Эй, ты, некомпетентный, ты должен подняться до этого уровня!»

    Гэри: Нет, это безумие. Я согласен с вами. Он делает то, что он делает.

    Кейти: Как вы относитесь к Фрэнку, когда верите в эту фантазию?

    Гэри: Я испытываю сильную ярость. Я считаю, что он должен делать все быстрее, а я во всем опережаю его.

    Кейти: Не слишком эффективно. Видите ли вы причину отбросить эту мысль?

    Гэри: Безусловно.

    Кейти: Тогда разверните ее.

    Гэри: Я должен подняться на более высокий уровень как специалист в своей области. Я как раз этим занимаюсь. Это должно быть сделано.

    Кейти: Он является специалистом, который поднял вас до самого высокого уровня компетентности в вашей жизни. В этом нет сомнения.

    Гэри: Он - мой учитель. Я это чувствую.

    Кейти: Хорошо, давайте перейдем к вашему четвертому утверждению.

    Гэри: Я нуждаюсь в том, чтобы он выполнял свою часть проекта. И теперь я вижу, что в действительности мне это не нужно.

    Кейти: Безнадежно?

    Гэри: Абсолютно безнадежно. Мне необходимо выполнить и его, и свою часть проекта, если я хочу, чтобы он был сделан.

    Кейти: Давайте посмотрим на следующее утверждение.

    Гэри: Фрэнк некомпетентен.

    Кейти: Разверните это.

    Гэри: Я некомпетентен.

    Кейти: В тот момент, когда вы видите его некомпетентность, вы сами становитесь некомпетентным. Он полностью компетентен в том, что он, надо полагать, дал вам, и это - ясность. Вот что он дал. И он может дать больше - кто знает?

    Гэри: Я не чувствую по-настоящему этот разворот. Я считаю, что я достаточно компетентен.

    Кейти: Но только не тогда, когда дело касается Фрэнка. Вы не были достаточно компетентны, чтобы понять, что он не должен быть компетентным.

    Гэри: С этим я согласен. Это моя некомпетентность. За ним надо наблюдать, хотя он уже очень немолодой. Я должен наблюдать и за самим собой. Это еще более верно. Иногда я могу быть невменяемым.

    Кейти: Вы нашли свой внутренний мир. Когда вы понимаете, что вам надо работать только с собственным мышлением, все проблемы, с которыми вы сталкиваетесь в жизни, превращаются в радость исследования. Для людей, которые действительно хотят знать правду, такая Работа - одновременно и шах, и мат.

    Гэри: В начале, неделю назад, когда я пытался сделать это сам, я застрял. Я считал, что был прав. Теперь, когда я обратил все это внутрь, развороты начали обретать смысл.

    Кейти: Появляется какой-то человек, вы связываете с ним свою историю и считаете его виновником ваших страданий. Вы верите в свою историю и живете с порождающей стресс выдумкой, что он является вашей проблемой. Не будь у вас мысли, что этот человек должен быть более компетентным, чем он есть на самом деле, вы могли бы уволить его. Если бы вы его уволили, это позволило бы ему найти работу, в которой он компетентен. Тогда он мог бы быть компетентным там, где он нужен. А у вас появилось бы место для человека, который бы подошел для этой должности. Через две недели этот человек может позвонить вам и сказать: «Благодарю вас за то, что вы меня уволили. Я ненавидел работу у вас. А моя новая работа мне нравится». Все может быть. Или же не исключено, что, проделав эту внутреннюю Работу и обретя ясность мышления, вы сможете посмотреть в понедельник на этого человека и увидеть в нем компетентность, которой вы никогда прежде не замечали. Хорошо, прочитайте последнее утверждение из вашего вопросника.

    Гэри: Я никогда не хотел бы иметь в своей команде такого человека, как он.

    Кейти: Разверните это.

    Гэри: Я хочу, чтобы он или подобный ему человек был в моей команде. И я с нетерпением жду, что в моей команде появится он или подобный ему человек, потому что это приводит меня в поисках решения к моему внутреннему миру.

    Кейти: Вы очень хорошо все делаете. Добро пожаловать в Работу.

    Я должна быть его единственной возлюбленной

    Я сержусь на мужа за то, что он не расстался с другими женщинами и не сделал меня своей единственной возлюбленной.

    «Ваша жизнь была бы гораздо лучше, если бы он с ними расстался» — правда ли это?

    Ну, для меня вполне очевидно, что так было бы лучше.

    А можете ли вы абсолютно точно знать, что это было бы лучше?

    Нет.

    Как вы реагируете, когда появляется мысль о том, что он должен расстаться с другими женщинами?

    Я стараюсь высмеять их. Стараюсь склонить его к моногамности. Я всегда ревную. Постоянно думаю о них и о его общении с ними. Постоянно сравниваю себя с ними. Я красивее этой? Умнее той?

    Так жить очень больно, дорогая. Больно пытаться манипулировать любимым мужчиной, плести интриги в надежде избавиться от тех, кого он любит, и мучиться сомнениями, так ли вы хороши, как они. Кто должен решать, с кем ему спать?

    С точки зрения личности любовь — это соглашение, не более. Если я с тобой согласен, ты меня любишь. А в ту минуту, когда я с тобой не согласен, когда сомневаюсь в одном из твоих нерушимых убеждений, я становлюсь твоим врагом; ты мысленно со мной разводишься. Затем начинаешь искать подтверждения своей правоте и продолжаешь фокусироваться на внешнем мире. Если человек фокусируется на внешнем мире и винит в своих бедах другого человека, не собственную привязанность к истории, в которую он в данный момент верит, он становится собственной жертвой — и ситуация кажется безнадежной.

    Терпеть не могу этот вопрос.

    Это потому, что вы изо всех сил цепляетесь за свою боль. Цепляетесь за мысли «Я права, а он нет. Я хорошая, а он подлец». Что вам дороже — правота или свобода?

    Я предпочла бы свободу. Вот честно. Я уже вдоволь намучилась.

    Так кому решать, с кем ему спать?

    Ему. Я знаю. Это ему решать, не мне.

    А кому решать, с кем спать вам?

    Мне.

    «Он должен спать только с вами» — правда ли это? Как все происходит на самом деле? На самом деле все не так. Он спите другими женщинами. Такова реальность. Это не согласуется с вашей этикой, не согласуется с общественными нормами, это реальность. Если он спит не только с вами, то утверждение о том, что он должен быть близок только с вами, — полная чушь, ложь. Что происходит внутри вас, когда вы верите мысли о том, что он не должен спать с другими женщинами?

    Я его ненавижу.

    А как вы себя чувствуете в такие минуты?

    Ужасно. Хочется умереть.

    А как вы обращаетесь с ним, когда верите мысли, что он должен быть вам верен?

    Сержусь на него. Обосабливаюсь. Закрываюсь от него.

    Это больно, да?

    Ужасно.

    Больно и одиноко вам оттого, что мысленно вы погружаетесь в его жизнь, из-за чего рядом с вами никого не остается. Конечно, вы одиноки! Она где-то там с ним, вы где-то там с ним, все где-то там с ним, а здесь с вами — никого. Выдумаете, он должен быть с вами, но с собой даже вы не можете остаться. Он покидает вас, вы покидаете себя — где разница? Остаться возможно, лишь усомнившись в своих мыслях. «Он не должен спать с другими женщинами» — правда ли это? «Мне было бы гораздо лучше, если бы он был со мной, а не с ней» — можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда? В ваших муках виноват не он, а вы, Вы верите лжи — это и есть источник вашей боли. Видите теперь, почему нужно избавиться от противоречащей действительности мысли «Он должен спать только со мной»?

    Да. Ненавижу страдать.

    Мне кажется, у нас есть что-то общее. И, прошу вас, не пытайтесь избавиться от этой мысли. Прогнать мысли невозможно. Мы просто отмечаем причину, зачем это нужно сделать. Можете ли вы найти не причиняющую боль причину, которая оправдывает веру в эту мысль?

    Нет.

    Кем бы вы были без этой мысли?

    Я бы не пылала к нему такой ненавистью. Возможно, я бы не так остро переживала измену. Не знаю, смогла бы я когда-нибудь снова открыть ему свое сердце, но, по крайней мере, я бы больше его понимала.

    Милая, открытый и непредвзятый разум — это и есть открытое сердце. Кто знает, что вы чувствовали бы и как бы с ним обращались, если бы не верили мысли о том, что ему следует порвать с другими женщинами? Закройте глаза, представьте его с ними, забудьте о том, что он должен выбрать вас, и посмотрите на его лицо. Видите его?

    Да. Он прекрасен. И, кажется, счастлив.

    Это и называется безусловной любовью. Вот кто вы есть на самом деле. Теперь сделайте разворот.

    Я сержусь на себя за то, что не стала для себя единственной и любимой. Я все время таскала в голове тех женщин.

    Еще один разворот.

    Я сержусь на себя за то, что сделала его своим единственным возлюбленным. В этом утверждении я вижу смысл.

    Да, если вы хотите моногамности, вы можете сказать: «Милый, я люблю тебя таким, какой ты есть, я восторгаюсь тем, что ты хочешь быть с десятком женщин, я хочу, чтобы у тебя было то, чего ты хочешь, и теперь мне нужно от тебя уйти. Я моногамна, и мне нужен моногамный партнер». В вашем выборе единственного мужчины, которого вы любите, ничего не изменилось; вы просто больше не будете с ним жить. Но независимо от того, останетесь вы или уйдете, вам никогда не придется закрывать свое сердце. А потом, возможно, вы заметите, что ваш единственный возлюбленный — это другой человек, тот, что сидит напротив вас, и вам совсем не нужно, чтобы он менялся. Безусловной любви ни к чему диктовать форму.

    Я нуждаюсь в одобрении моей семьи

    Джастин (читает из своего вопросника): Моя семья вызывает у меня чувство гнева, растерянности и печали, потому что они осуждают меня. Я злюсь из-за того, что меня заставляют следовать определенной модели поведения. Я злюсь на свою семью и знакомых, потому что они думают, что их путь - единственно возможный. Меня огорчает то, что больше всего любви я получаю, когда следую установленному образцу и придерживаюсь того пути, который моя семья считает правильным.

    Кейти: Хорошо. А следующее утверждение?

    Джастин: Я хочу, чтобы члены моей семьи были теми, кто они есть, и не ограничивали любовь и внимание ко мне своими представлениями и идеями о моем развитии. Я хочу, чтобы они принимали меня вместе с моими поисками собственной правды в жизни и любили меня за то, что я нахожу крупицы своей собственной истины.

    Кейти: Хорошо. Прочтите первое утверждение еще раз.

    Джастин: Моя семья вызывает у меня чувство гнева, растерянности и печали, потому что они осуждают меня.

    Кейти: Да. И это делают не только родители, каждый человек в этом мире судит. Это наша работа. Что может быть еще? Все является суждением. Дайте мне мысль, которая не является суждением. «Это небо» - суждение. Мы все это делаем. Итак, «Родители не должны осуждать своих детей» - это правда? Какова реальность? Они это делают?

    Джастин: Да.

    Кейти: Да, дорогой. Это их дело. Как вы реагируете, когда появляется мысль «Мои родители не должны осуждать меня»?

    Джастин: Ну, это ослабляет меня, потому что я чувствую, что должен... Я не знаю, я не согласен с некоторыми вещами, которым меня учили.

    Кейти: Давайте продолжим исследование. Понаблюдайте за тем, как ваш ум стремится найти доказательства того, что он прав. Когда вы заметите, что это происходит, осторожно вернитесь вновь к вопросу. Как вы реагируете, когда появляется эта мысль? Это вас ослабляет. Что еще?

    Джастин: Это останавливает меня на моем пути, и я испытываю страх.

    Кейти: Как вы относитесь к родителям, когда верите в мысль: «Я хочу, чтобы вы перестали меня осуждать», а они продолжают осуждать вас?

    Джастин: Я восстаю против них и отдаляюсь. Так происходит всегда.

    Кейти: Да. Видите ли вы причину отказаться от идеи (которая противоречит реальности на протяжении веков), что родители не должны осуждать своих детей?

    Джастин: Да.

    Кейти: Хорошо. Вот что я попрошу вас сделать после всех этих лет: приведите мне причину, не вызывающую стресса, просто найдите всего лишь одну разумную или свободную от стресса причину внутри себя, для того чтобы сохранять эту странную ложь.

    Джастин: Хорошо, это как бы основа вашей жизни. Это похоже на религиозную веру.

    Кейти: Ощущается ли эта причина как умиротворяющая?

    Джастин: Нет. (Пауза.) Умиротворяющей причины не существует.

    Кейти: Это неразумная вера. Люди не должны судить людей? На какой планете, по-вашему, вы находитесь? Будьте дома, здесь: когда вы попадаете на планету Земля, то вы судите нас, а мы судим вас. Так обстоят дела. На этой планете хорошо жить, если вы четко знаете основные правила. Но ваша теория прямо противоположна тому, что происходит в реальности. Это безумие. Кем бы вы были без этой мысли? Кем бы вы были, если бы не были способны на такую безумную мысль: «Я хочу, чтобы мои родители перестали меня судить»?

    Джастин: Я обрел бы внутренний покой.

    Кейти: Да. Это называется играть в открытую. Это конец войны внутри вас. Я люблю реальность. Откуда я знаю, что мне хорошо с тем, что есть? Потому что это то, что есть. Родители судят - это то, что есть. Вся ваша жизнь ел уж ила доказательством того, что это правда. Итак, дорогой, разверните это. Давайте посмотрим, что возможно. Давайте посмотрим, что работает.

    Джастин: Я испытываю чувство растерянности и печали, потому что я сужу самого себя.

    Кейти: Да. И есть еще один вариант: «Я испытываю чувство растерянности...»

    Джастин: Я испытываю чувство растерянности и печали, потому что я сужу своих родителей и свою семью.

    Кейти: Да. Так я с вами многого достигну. Когда вы прекратите судить их за то, что они судят вас, тогда подойдите к ним, чтобы поговорить об осуждении.

    Джастин: В этом что-то есть.

    Кейти: Когда вы прекратите делать то, что вы хотите, чтобы прекратили делать они, тогда сможете поговорить с ними. До этого может пройти определенное время.

    Джастин: Я не знаю, готов ли я сейчас.

    Кейти: Да, мой дорогой. Теперь прочитайте еще раз второе утверждение из вашего вопросника.

    Джастин: Я хочу, чтобы члены моей семьи были теми, кто они есть, и не ограничивали свою любовь и внимание...

    Кейти: Они уже есть те, кто они есть. Они - люди, которые, согласно вашему мнению, ограничивают свою любовь и внимание и которые судят.

    Джастин (смеясь): Хорошо.

    Кейти: Они будут теми, кто они есть, пока не изменятся. Это их дело, дорогой. Собака лает, кошка мяукает, а ваши родители судят. И они... что еще, вы сказали, они делают?

    Джастин: Ну, они ограничивают свою любовь и внимание ко мне своими...

    Кейти: Да, это тоже их дело.

    Джастин: Но они же - моя семья!

    Кейти: Да, это так. Они ограничивают, и они судят. Дорогой мой, эта ваша философия наполнена стрессом. Приведите мне свободную от стресса причину, для того чтобы сохранять эту философию, которая так неразумна. Я хочу сказать, что мы все ведем себя как сумасшедшие.

    Джастин: Я действительно чувствовал себя сумасшедшим в течение какого-то времени.

    Кейти: Да, вы должны были чувствовать себя сумасшедшим в течение длительного времени. Потому что вы не спрашивали себя, что правда, а что нет. Итак, кем бы вы были в своей семье без этой мысли? Кем бы вы были без способности думать о том, что противоречит реальности?

    Джастин: Я был бы необыкновенным! Я был бы таким счастливым!

    Кейти: Да, я тоже так думаю. Это также и мой опыт.

    Джастин: Но я хочу...

    Кейти: Вы можете говорить «НО» сколько хотите, а они будут по-прежнему продолжать свое дело.

    Джастин: Да.

    Кейти: Реальности не требуется ваше мнение, голос или разрешение, дорогой мой. Она просто продолжает быть тем, что она есть, и делать то, что она делает. «Нет, подожди моего одобрения». Я так не думаю! Так вы проигрываете, всегда. Разверните это, давайте посмотрим, какие возможности здесь есть. «Я хочу, чтобы я...»

    Джастин: Я хочу, чтобы я был тем, кто я есть...

    Кейти: Да.

    Джастин: ... и не ограничивал свою любовь и внимание представлениями и идеями о своем развитии. Это трудно проглотить.

    Кейти: О, хорошо! Мне нравится, что вы подумали о том, что ваши родители должны были проглатывать это все эти годы. (Аудитория смеется.) Итак, просто посидите с этим минуту. Я понимаю, что двигаюсь очень быстро, но это великие откровения. Без истории эти откровения имели бы возможность всплывать на поверхность оттуда, где они всегда находились, - изнутри. Есть еще один разворот. Будьте внимательны. «Я хочу, чтобы я...»

    Джастин (после паузы): Я не вижу этого.

    Кейти: Прочитайте то, что вы написали.

    Джастин: Я хочу, чтобы члены моей семьи были теми, кто они есть...

    Кейти: «Я хочу, чтобы я...»

    Джастин: Я хочу, чтобы я был тем, кто я есть, и не ограничивал свою любовь и внимание...

    Кейти: «ИХ...»

    Джастин:... их Представлениями и идеями о моем развитии. Здорово! Мне это нравится.

    Кейти: Да, это означает жить так, как вы хотите, чтобы жили они.

    Джастин: Я просто не хочу это отпустить, и это вызывает смятение во мне.

    Кейти: Так и должно быть, дорогой. Расскажите мне подробнее об этом смятении. Каковы ваши мысли?

    Джастин: В нашей семье одиннадцать детей, и все они говорят: «Ты делаешь не то, что надо».

    Кейти: Да, возможно, они правы. А вы должны жить так, как должны жить. Очевидно, что вам нужно, чтобы к вам пришло одиннадцать, двенадцать, тринадцать человек, для того чтобы вы узнали, что для вас правильно. Ваш путь - это ваш путь. Их путь - это их путь. Давайте посмотрим на следующее утверждение.

    Джастин: Я хочу, чтобы они принимали меня вместе с моими поисками собственной правды в жизни.

    Кейти: Они будут принимать то, что они принимают. Они заставили вас принять их образ жизни? Они смогли сделать это? Смогли ли тринадцать человек убедить вас следовать их путем?

    Джастин: Да, это мое дело, верно? Поскольку основа их жизни...

    Кейти: Да или нет. Убедили ли они вас идти их путем?

    Джастин: Нет.

    Кейти: Итак, если вы не можете принять их путь, что заставляет вас думать, что они смогут принять ваш?

    Джастин: Это верно.

    Кейти: Рассмотрите это объективно. Тринадцать человек не смогли убедить вас, а вы думаете, что вы один сможете убедить всех? Если это война, то перевес на другой стороне.

    Джастин: Я знаю.

    Кейти: Как вы реагируете, когда появляется мысль «Я хочу, чтобы они приняли мой путь», а они этого не делают?

    Джастин: Это мучительно.

    Кейти: Да. Одиноко?

    Джастин: О да.

    Кейти: Видите ли вы причину отбросить теорию, что каждый в этом мире должен в любой момент принимать вас?

    Джастин: Мне необходимо отбросить это.

    Кейти: Я не прошу вас отбросить. Я просто спрашиваю, видите ли вы хорошую причину для этого. Вы не можете отбрасывать мысли. Вы только можете пролить на них немного света, когда проводите исследование, и вы увидите: то, что вы считали правдой, не было ею. И когда правда будет видна, ничто не сможет вновь сделать для вас ложь правдой. В качестве примера мы можем поработать над тем, что вы написали: «Я хочу, чтобы моя семья приняла мой путь». Это безнадежно. Как вы относитесь к ним, когда верите в эту мысль?

    Джастин: Я отдаляюсь.

    Кейти: Кем бы вы были в своей семье без этой мысли: «Я хочу, чтобы они приняли мой путь»?

    Джастин: Отзывчивым, любящим.

    Кейти: Разверните это.

    Джастин: Я хочу, чтобы я принимал себя вместе со своими поисками собственной правды в жизни.

    Кейти: Вот! Если они этого не делают, то кто остается? Вы. Итак, дорогой, можете ли вы найти другой разворот? «Я хочу, чтобы я...»

    Джастин: Я хочу, чтобы я принимал их, с их поисками собственной правды в жизни.

    Кейти: Да. Это все, что они делают. Они просто делают то, что делаете и вы. Мы все делаем всё, что в наших силах. Давайте посмотрим следующее утверждение.

    Джастин: Я хочу, чтобы они любили меня за то, чтo я нахожу крупицы своей собственной истины...

    Кейти: Чье это дело, кого вы любите?

    Джастин: Мое.

    Кейти: Чье это дело, кого они любят?

    Джастин: Их.

    Кейти: Как это ощущается, когда вы мысленно находитесь в их жизни, диктуя, кого и почему они должны любить?

    Джастин: Это не то место, где я должен быть.

    Кейти: Вам одиноко?

    Джастин: Да, очень.

    Кейти: Хорошо, давайте сделаем разворот.

    Джастин: Я хотел бы, чтобы я любил их за то, что они находят крупицы своей истины.

    Кейти: Вот оно! Их истины, не вашей. У них есть путь, который настолько великолепен, что все тринадцать находятся в согласии! Приведите мне пример, когда то, что они говорят, наиболее мучительно для вас. Какие особенно ранящие вещи они могли о вас сказать?

    Джастин: Что я неудачник.

    Кейти: Можете ли вы назвать место, где вы были неудачником какое-то время?

    Джастин: О, черт! Да!

    Кейти: Ну вот, значит, они правы. В следующий раз, когда они скажут: «Ты неудачник», вы можете сказать: «Вы знаете, я сам так думал одно время». Да?

    Джастин: Да.

    Кейти: Так, какую еще ужасную вещь, которая может быть правдой, они говорили? Я вам скажу из своего опыта: когда кто-нибудь говорил мне то, что было правдой, одним из признаков, по которому я узнавала, что это правда, было возникновение во мне защитной реакции. Я закрывалась от правды и начинала в уме воевать с тем, кто ее говорил, и страдала от всего, что этому сопутствует. Если вы любите правду, разве вы не хотите действительно узнать, в чем она заключается? Часто это именно то, что вы ищете. Что болезненное для вас они еще говорили?

    Джастин: Я чувствовал, что они как будто меня прерывают, когда я пытался описать, что со мной происходит. И это больно.

    Кейти: Бесспорно. Вы считаете, что мы должны слушать?

    Джастин: Но разве ребенок не заслуживает этого?

    Кейти: Нет. Это не вопрос заслуги. Они просто не слушают. «У нас одиннадцать детей, дайте нам передохнуть!» Как вы реагируете, когда появляется мысль «Они должны меня слушать», а они не слушают?

    Джастин: Я испытываю одиночество.

    Кейти: А как вы относитесь к ним, когда вы так думаете?

    Джастин: Я отдаляюсь от них.

    Кейти: Очень тяжело слушать, когда вы далеко от них!

    Джастин: Да.

    Кейти: «Я хочу, чтобы они слушали, поэтому я думаю, что отдалюсь от них».

    Джастин: Да, я понимаю вашу мысль.

    Кейти: Что-то начинает проясняться? Кем бы вы были в этой замечательной семье без этой мысли? Кем бы вы были, если бы вы не были способны думать: «Я хочу, чтобы они слушали меня»?

    Джастин: Удовлетворенным и спокойным.

    Кейти: Слушателем?

    Джастин: Слушателем.

    Кейти: Давайте развернем это. Давайте послушаем, как следовало бы жить вам, дорогой, а не вашей семье.

    Джастин: Я хочу, чтобы я любил себя за то, что я нахожу крупицы своей собственной истины. Да, это так.

    Кейти: Хорошо, просто побудьте с этим минуту... И еще один разворот.

    Джастин: Я хочу, чтобы я любил их за то, что они находят крупицы своей истины. Да. Я люблю их от всего сердца за их умение быть счастливыми, но... хорошо, хорошо. (Джастин и присутствующие смеются.) Кейти: Вы нашли это! Это замечательно. Мне нравится, как вы осознали, что более истинно для вас, и осуждение прекратилось. Вы смеялись и оставались в реальности. Хорошо, следующее утверждение.

    Джастин: Я уже знаю ответ на него.

    Кейти: О, вы молодец! В какой-то момент мы схватываем смысл реальности, дорогой, - и ах!

    Джастин: Я очень хочу, чтобы они уважали музыку, которую я сочиняю, и...

    Кейти: Безнадежно.

    Джастин: Да, это так.

    Кейти: Разверните это.

    Джастин: Я очень хочу, чтобы я уважал свою музыку.

    Кейти: Есть еще один разворот: «Я очень хочу, чтобы я...»

    Джастин: Я очень хочу, чтобы я уважал их музыку?

    Кейти: Вот их музыка: «Мы не хотим слушать, мы не хотим понимать. Иди по нашему пути, он работает для нас, и мы уверены, что он будет работать и для тебя». Такова их музыка. У каждого из нас есть своя музыка, дорогой мой. Если кто-то говорит: «Пойдем моим путем - он прекрасен», то все, что я слышу, - это то, что меня любят всем сердцем и хотят мне добра. Но то, что они хотят, не всегда подходит мне. Несомненно, их устремления равноценны моим. И я рада, что их путь работает для них и приносит им счастье. Все эти пути равноценны! Нет пути, который был бы выше другого. Рано или поздно мы начинаем это замечать. Послание здесь будет таким: «Я рад, что ваш путь делает вас счастливыми. Благодарю вас за желание разделить его со мной».

    Джастин: Я смогу справиться с этим, когда разберусь со всем остальным. Было бы проще сказать: «Я счастлив за вас, и я счастлив за себя».

    Кейти: «Убери отсюда себя, нас это не интересует. Мы хотим слышать ту часть, где ты счастлив за нас. Пропусти это!» Это болезненный момент. Никто не хочет слышать о нас, во всяком случае в такой степени, в какой мы хотим слышать о себе. Сейчас дела обстоят именно так. Знание этого может положить конец войне внутри вас, и в этом заключена большая сила. Я уверяю вас, что правда, о которой мы сегодня говорим, вольется в вашу музыку. Разве это не то, чего вы хотите?

    Джастин: Да, мне трудно поверить, что я не понимал этого раньше.

    Кейти: О, дорогой мой. Я не понимала этого в течение сорока лет, пока не пробудилась к реальности так, как вы это делаете сегодня. Это всего лишь начало. Вы можете вернуться домой и попросить маму посидеть немного с вами. И если она скажет: «Нет, у меня нет времени» - хорошо! Относитесь к этому спокойно. Всегда есть другой способ побыть с ней. Если она меняет полотенца, вы можете подойти и спросить у нее: «Могу ли я тебе помочь?» Или можете посидеть с ней и просто послушать, что она говорит, понаблюдать за тем, что она делает. Попросите ее рассказать о ее пути, послушайте о ее жизни, понаблюдайте за ее вдохновением, когда она говорит о своем Боге или о своем пути, не позволяя вмешаться собственной истории. У вас есть много способов побыть со своей матерью. Это может оказаться для вас совершенно новым миром. Это открывает неизведанный мир, где у вас будет полная ясность относительно того, чего вы хотите в действительности. Никто не может лишить меня моей семьи - никто, кроме меня самой. Я рада, что вы заметили это сегодня. Нет семьи, которую нужно было бы спасать. Нет семьи, которую нужно было бы переделывать. Как выясняется, есть только один человек, которого нужно спасать, - вы.

    Джастин: Мне нравится это.

    Кейти: Давайте рассмотрим последнее утверждение из вашего вопросника.

    Джастин: Я не желаю быть не услышанным.

    Кейти: «Я желаю...»

    Джастин: Я желаю быть не услышанным.

    Кейти: «Я с нетерпением жду...»

    Джастин: Я с нетерпением жду... нет, не так... хорошо...

    Кейти: Если они не слышат вас и это ранит, то проделайте Работу снова. «Они должны слышать меня» - это правда?

    Джастин: Нет.

    Кейти: Как вы реагируете, когда появляется мысль «Они должны слышать меня», а они не слышат?

    Джастин: Ужасно.

    Кейти: Итак, кем бы вы были без этой мысли, без этой лжи: «Они должны слышать меня»?

    Джастин: О!.. Это такой простой вопрос, но... Вот это да! Я был бы счастливым и спокойным.

    Кейти: «Они должны слышать меня» - разверните это.

    Джастин: Я должен слышать себя.

    Кейти: Еще один разворот.

    Джастин: Они не должны слышать меня.

    Кейти: Да. До тех пор, пока они не начнут это делать. И есть еще один вариант.

    Джастин: Я должен слышать их.

    Кейти: Да, слышать их песню. Если я хочу, чтобы мои дети слышали меня, то я ненормальная. Они услышат то, что они слышат, а не то, что я говорю. Дайте-ка мне подумать. Может быть, мне фильтровать то, что они слышат. «Не слушайте ничего, кроме того, что я говорю». Не кажется ли вам это несколько безумным? «Не слушайте ничего другого, не слушайте свои мысли, слушайте только то, что я хочу, чтобы вы слышали, слушайте меня». Безумие. И это просто не работает.

    Джастин: Так много энергии тратишь, пытаясь...

    Кейти: ... управлять процессом их слушания. Безнадежно. «Я хочу, чтобы они слышали то, что они слышат. Я больше не сумасшедший. Я люблю то, что есть». Я предлагаю вам пойти куда-нибудь и побыть спокойно наедине с собой сегодня вечером. Просто побыть с этим. И тогда, может быть, вы захотите пойти домой и рассказать своей семье о том, что вы узнали о себе. Расскажите им об этом так, чтобы вы могли слышать это. И обратите внимание на мысль «Я хочу, чтобы они слышали меня». Замечайте, какой вы с этой мыслью, и какой вы без нее. Не ждите от них, чтобы они слушали. Просто расскажите это так, чтобы вы сами смогли услышать себя.

    Она должна была сделать меня счастливым

    Чарльз:Я злюсь на Дебору, потому что она сказала мне прошлой ночью, перед тем как уехать на месяц, что я отталкиваю ее, - я отталкиваю ее тем, что храплю, а также своим полным телом.

    Кейти: Да. А вас самого что-либо когда-нибудь отталкивало? Вам приходилось это испытывать?

    Чарльз: Я сам себя отталкивал.

    Кейти: Да, а что-нибудь еще? Кто-нибудь в прошлом, может быть, друг, ваши родители в тот или иной момент?

    Чарльз: Люди, которые избивали детей в аэропортах, и вещи, подобные этой.

    Кейти: Да. А вы могли бы остановить в тот момент это чувство, когда вас что-то отталкивает?

    Чарльз: Нет.

    Кейти: Хорошо. Почувствуйте это. Посмотрите на самого себя в этой ситуации. Чье это было дело - то, что вас отталкивает что-то?

    Чарльз: Ясно, что мое.

    Кейти: А чье это дело - что именно отталкивает Дебору... Она ваша жена?

    Чарльз: Да.

    Кейти: Чье это дело - что именно ее отталкивает?

    Чарльз: У меня есть определенные твердые «должно быть» в плане того, что должна думать и чувствовать любящая родственная душа по отношению ко мне.

    Кейти: О, отлично! Это здорово! (Аудитория смеется.) Мне нравится, как вам удается не отвечать на мой вопрос.

    Чарльз: Это не мое дело.

    Кейти: А чье это дело - ее неприятие?

    Чарльз: Ее.

    Кейти: И что происходит, когда вы мысленно заняты ее делами? Разделение. Вы могли остановить чувство неприятия, когда видели, как бьют ребенка в аэропорту?

    Чарльз: Нет.

    Кейти: А она, по-вашему, должна пресечь свое чувство неприятия? Из-за мифа о родственных душах, который вы создали?

    Чарльз: Я придерживался этого «должно быть», касающегося того, как она должна ко мне относиться, в течение всей своей жизни, а сейчас я нахожусь на грани того, чтобы расстаться с этим «должно быть».

    Кейти: Хорошо, дорогой. Как вы относитесь к ней, когда верите в то, что жены не должны считать своих мужей отталкивающими?

    Чарльз: Я заключаю ее в тюрьму. Я делаю ее двумерной.

    Кейти: Как вы относитесь к ней физически? Как это выглядит? Как это звучит? Закройте глаза и посмотрите на себя. Посмотрите, как вы к ней относитесь, когда считаете, что она должна перестать испытывать по отношению к вам неприятие, а она не перестает? Что вы говорите? Что вы делаете?

    Чарльз: «Почему ты так ведешь себя со мной? Разве ты не понимаешь, кто я? Как ты можешь не понимать?»

    Кейти: И когда вы это делаете, что вы чувствуете?

    Чарльз: Чувствую, что это тюрьма.

    Кейти: Видите ли вы причину для того, чтобы отбросить историю о том, что ваша жена не должна чувствовать по отношению к вам неприятие?

    Чарльз: Несомненно.

    Кейти: Видите ли вы свободную от стресса причину для того, чтобы придерживаться этой истории?

    Чарльз: Нет, больше нет. Когда речь идет о том, чтобы сохранить семью и выполнить долг перед нашими душами...

    Кейти: О! Так это легенда о родственных душах?

    Чарльз: Да, я действительно верю в это.

    Кейти: Хорошо, тогда прочтите ту часть, где говорится о том, что ваша жена - родственная вам душа.

    Чарльз: Вы сейчас не смеетесь надо мной, нет?

    Кейти: Я делаю то, что, по вашим словам, я делаю. Я это ваша история обо мне, не больше и не меньше.

    Чарльз: Хорошо. Потрясающе.

    Кейти: Да. Когда вы сидите на этом диване, ваши концепции пропускаются через мясорубку, если вы действительно хотите знать правду. (Аудитория смеется.)

    Чарльз (смеясь): Хорошо. Пропустите меня через мясорубку, вот он я. (Снова смех.)

    Кейти: Я люблю правду. И когда кто-то сидит со мной на этом диване, я считаю, что и он тоже любит правду. Я люблю вас. Я хочу того же, чего хотите вы. Если вы хотите держаться за свою историю, то и я этого хочу. Итак, дорогой мой, давайте продолжим. Прочтите часть о родственных душах.

    Чарльз: Я не записывал этого. Это звучало бы примерно так: «Она не принимает меня таким, какой я есть».

    Кейти: «Она не принимает меня таким, какой я есть», разверните это.

    Чарльз: Я не принимаю себя таким, какой я есть. Это правда. Не принимаю.

    Кейти: Есть еще один разворот.

    Чарльз: Я не принимаю ее такой, какая она есть.

    Кейти: Да. Она - женщина, которая рассказывает себе историю о вас, не подвергая ее исследованию, и которая отталкивает себя. Ничто другое невозможно.

    Чарльз: Ах! И я удерживал ее в этом годами. Да и себя тоже.

    Кейти: Вы рассказываете историю о ней, и вы отталкиваете себя.

    Чарльз: Да, это так.

    Кейти: Или же вы делаете себя счастливым. Рассказывая одну историю о своей жене, вы раскрываете себя. Рассказывая другую историю о своей жене, вы закрываете себя. Она рассказывает свою историю о вас и раскрывает себя. Она рассказывает другую историю о вас и отталкивает себя. Неисследованные истории часто порождают хаос, неприятие и ненависть в наших семьях. Пока мы не исследуем их, ничего сделать нельзя. Итак, прочитайте еще раз свое первое утверждение.

    Чарльз: Хорошо. Я злюсь на Дебору, потому что она сказала мне, что я отталкиваю ее своим храпом и полным телом.

    Кейти: Итак, разверните это утверждение. Я сержусь на себя...

    Чарльз: Я сержусь на себя, потому что...

    Кейти: «Я сказал Деборе...»

    Чарльз: Я сказал Деборе...

    Кейти: «Что она...»

    Чарльз: Что она отталкивает меня.

    Кейти: Да. Чем она отталкивает вас?

    Чарльз: Своим желанием так легко разорвать отношения.

    Кейти: Да. У вас очень много общего с ней. Вы храпите, она отторгнута. Она уходит, вы отторгнуты. В чем разница?

    Чарльз: Я чувствую себя отторгнутым из-за этого. (У него на глазах слезы.) О Боже!

    Кейти: Невозможно, чтобы она не была зеркальным отражением ваших мыслей. Это невозможно. Здесь нет ничего, кроме вашей истории. Давайте посмотрим следующее утверждение. «Я сержусь на себя...» За что?

    Чарльз: За то, что я был самодовольным, за то, что я думал, что она должна быть такой, как мне хочется.

    Кейти: Чье это дело - с кем вы живете?

    Чарльз: Мое.

    Кейти: Да. Вы хотите жить со своей женой. Это ваше дело, с кем вы хотите жить.

    Чарльз: Верно.

    Кейти: Так что это определенно разворот. Она хочет жить с кем-то еще. Вы хотите жить с кем-то еще.

    Чарльз: О, я понимаю. Я хочу быть с кем-то еще с кем-то несуществующим, с женщиной, в которой я вижу свою жену. (Чарльз заливается слезами.)

    Кейти: Хорошо, дорогой. (Она подает Чарльзу бумажные салфетки.)

    Чарльз: Это правда. Это правда. Я делал так в течение длительного времени.

    Кейти: Давайте посмотрим на следующее утверждение.

    Чарльз: Я хочу, чтобы Дебора была благодарна за такую жизнь, какая есть.

    Кейти: Она либо благодарна, либо нет. Чье это дело?

    Чарльз: Это ее дело.

    Кейти: Разверните это.

    Чарльз: Я хочу, чтобы я был благодарен за такую жизнь, какая есть.

    Кейти: Да. Вы знаете, что вы проповедуете ей? Вы знаете, что вы проповедуете вашим детям? Свой образ жизни.

    Чарльз: Да.

    Кейти: Но, когда вы пытаетесь учить нас, это безнадежно. Потому что вы учите тому, чего вы сами еще не знаете. Каким образом человек, который не знает, как быть счастливым, может учить кого-то быть счастливым? Здесь нет иного учителя, кроме боли. Как я могу положить конец боли моего мужа или моего ребенка, если не могу покончить со своей собственной? Это безнадежно. Каким бы вы были без вашей мучительной истории? Вы были бы человеком без боли, самоотверженным слушателем, и тогда в доме был бы учитель. Будда в доме - тот, кто живет именно так.

    Чарльз: Я понимаю вас.

    Кейти: Это действительно самое замечательное, что можно узнать. Это дает вам внутреннюю ответственность. Именно через это в мир привносится осознание, именно через это обретается свобода. Вместо того чтобы реализовываться в Деборе, вы можете реализоваться в самом себе. Давайте рас смотрим следующее утверждение.

    Чарльз: Я хочу, чтобы она обладала собственной силой. Я думаю, что это просто ерунда!

    Кейти: Вы прошли длинный путь, после того как написали это утверждение, мой ангел. Хотите услышать нечто высокомерное? «Извини меня, дорогая, но ты должна обладать собственной силой». (Аудитория смеется.)

    Чарльз: Но это так смешно, потому что она и есть тот человек, кто обладает силой в семье. Я отдал это ей. Я отказался от своей силы.

    Кейти: Хорошо. Разверните это.

    Чарльз: Я хочу иметь свою собственную силу.

    Кейти: Быть вне ее дел и ощущать силу от этого. Да?

    Чарльз: М-м-м. Я хочу, чтобы она поняла, каковы последствия ее характера.

    Кейти: О! Боже мой!

    Чарльз: Здесь так много самодовольства, что я даже не могу поверить в это.

    Кейти: Мой дорогой, вы просто молодец! Это самореализация. Нам все ясно относительно наших партнеров, но когда случается прямое попадание, то это просто «Ого!». (Аудитория смеется.) Мы начинаем сейчас. Это «сейчас» и есть начало. Здесь вы можете встретить самого себя с новым пониманием. Итак, давайте посмотрим на следующее записанное вами утверждение.

    Чарльз: Дебора не должна была... О Боже!

    Кейти: Некоторые из присутствующих говорят: «В любом случае, прочтите». Очевидно, это те, кто в этом нуждается. Итак, «В любом случае, прочтите» означает «Я хочу найти в этом свободу».

    Чарльз: Дебора не должна была влюбляться в фантазию. Она как раз сейчас встречается в Европе с другим человеком.

    Кейти: О! Она делает все то, что хотели делать вы. (Аудитория смеется.)

    Чарльз: Это именно то, что я делал. Я был влюблен в фантазию. И я боролся, бился головой об стену, и меня отталкивало то, что моя жена не соответствует моей фантазии.

    Кейти: Да. Добро пожаловать домой.

    Чарльз: И все, что я здесь написал... Я весь - сплошное самодовольство. Дебора должна видеть, какой я невероятно чуткий, внимательный и любящий. Я был привязан к этой истории всю жизнь. И одновременно терзал себя за то, что я не мог быть лучше. Этот комплекс самовозвеличивания и самоотвержения преследовал меня всю жизнь.

    Кейти: Да, дорогой.

    Чарльз: Итак, я хочу, сам видеть, какой я чуткий, внимательный и любящий.

    Кейти: Да.

    Чарльз: И какой чуткой, внимательной и любящей является Дебора.

    Кейти: Да.

    Чарльз: Потому что она именно такая.

    Кейти: Да. И вы любите ее всем сердцем. Это - основа всего. Вы ничего с этим не можете сделать. Никакой приговор не изменит этого в вас. Вы любите ее.

    Чарльз: Люблю.

    Кейти: Да, давайте продолжим.

    Чарльз: Дебора должна... это все - самодовольство... быть благодарна за все те годы, когда я был единственным кормильцем.

    Кейти: То есть вы давали ей свои деньги, потому что чего-то от нее хотели.

    Чарльз: Именно так.

    Кейти: Что же это было?

    Чарльз: Ее любовь. Ее одобрение. Ее признательность. Ее приятие меня таким, какой я есть. Потому что я не мог дать самому себе этого...

    Кейти: То есть вы ей ничего не давали просто так. Вы за все устанавливали цену.

    Чарльз: Верно.

    Кейти: Да. Это то, что вы чувствуете.

    Чарльз: И это делает меня отверженным.

    Кейти: Да, мой ангел, да.

    Чарльз: Я действительно думал, что могу это купить.

    Кейти: Да. Разве не замечательно, что вы теперь это понимаете? И в следующий раз, когда вы попытаетесь купить своих детей, или жену, или кого-то еще, у вас будет этот прекрасный жизненный опыт. Вы сможете пригласить эксперта - самого себя. В следующий раз, когда будете давать деньги своим детям или ей, вы будете знать, что получаете в тот момент, когда даете. Вот так!

    Чарльз: Вы можете сказать это как-то по-другому?

    Кейти: Приобретение, получение происходит в тот момент, когда вы что-то отдаете. Этим завершается ваше действие. Вот так. Это все имеет к вам отношение. Как-то раз, когда моему внуку Трэвису было два года, он показал на большое пирожное в окне магазина. Я спросила: «Милый, ты уверен, что ты его хочешь?» Он был уверен. Я спросила, поделится ли он со мной, и он ответил: «Да». Я купила пирожное, взяла его за ручку и повела к столу. Я достала пирожное из пакета и отломила от него маленький кусочек. Я держала оба куска в руках. Он потянулся к маленькому кусочку и был очень удивлен, когда я отвела этот кусок назад и положила ему в руку большой кусок. Его лицо сияло, когда он подносил пирожное ко рту. Затем его глаза встретились с моими. Я почувствовала такую любовь, что подумала - мое сердце разорвется. Он улыбнулся и, не донеся свой большой кусок до рта, отдал его мне, а сам взял маленький. Это естественно в нас. Отдавая, мы получаем.

    Чарльз: Я понимаю.

    Кейти: Дают спонтанно, и только история будущего, история о том, что вам должны за то, что вы даете, мешает вам узнать о собственном великодушии. Что вернется обратно - это не ваше дело. Это закончено. Итак, дорогой, давайте рассмотрим следующее утверждение.

    Чарльз: Я нуждаюсь в том, чтобы Дебора любила меня таким, какой я есть, с бородавками и со всем прочим. Чтобы она любила мои сильные и слабые стороны, понимала мою потребность реализовывать себя в качестве творческой личности и духовного существа, чтобы она дала мне возможность пройти через этот переходный период моей жизни и попыталась найти больше смысла в том, что я делаю. Я должен сфокусироваться на чем-то одном, не так ли?

    Кейти: Да. Пусть это будет просто, сделайте только разворот.

    Чарльз: Я нуждаюсь в том, чтобы Дебора...

    Кейти: «Я нуждаюсь в том, чтобы я...»

    Чарльз: Я нуждаюсь в том, чтобы я любил себя таким, какой я есть, с бородавками и со всем прочим. Я не любил себя таким. Но я начинаю.

    Кейти: И эта история, которую вы рассказываете про бородавку, мешает вам любить ее. Бородавка просто ждет, чтобы на нее посмотрели разумным взглядом. Она не причиняет никакого вреда. Она просто похожа... похожа на листок дерева. Вы же не будете спорить с листком и не скажете: «Эй! Давай поговорим. Посмотри на себя. Тебе надо что-то с этим делать». (Чарльз и аудитория смеются.) Вы этого не делаете. Но вы фокусируетесь на этом (указывает на свою руку), на бородавке, вы рассказываете историю о ней, и вы отвергаете себя. А бородавка - это... Бог. Это реальность. Вот что это такое. Поспорьте с этим.

    Чарльз: Я очень нуждаюсь в ней. Я нуждаюсь в том, чтобы она оставалась дома и ради детей тоже.

    Кейти: «Для ваших детей было бы гораздо лучше находиться с ней дома», - можете ли вы быть абсолютно уверены в том, что это правда?

    Чарльз: Нет, я не уверен в том, что это правда.

    Кейти: Разве это не поразительно?

    Чарльз: И это то, что причиняет самую сильную боль: мысль о том, чтобы не жить вместе.

    Кейти: Да.

    Чарльз: Но я не уверен в том, что моей дочери будет хорошо, если мы не будем жить вместе.

    Кейти: Да. «Жизнь вашей дочери будет значительно богаче, если ее мать будет дома» - можете ли вы быть абсолютно уверены в том, что это правда? (Чарльз начинает плакать.) Дорогой, не спешите. В чем дело?

    Чарльз (всхлипывая): Я не хочу, чтобы меня разлучили с моими детьми! Я хочу быть отцом двадцать четыре часа в сутки и семь дней в неделю!

    Кейти: Да. Это правда, не так ли?

    Чарльз: Но моя преданность работе и пребывание в студии отбирают у меня много времени. В этом противоречие. Я хочу просыпаться одновременно с моей дочерью, понимаете?

    Кейти: Да, понимаю.

    Чарльз: И у меня есть образ всей семьи целиком. Этот образ запечатлен в моем сознании.

    Кейти: Да, это так.

    Чарльз (плача и смеясь): Шоу Донны Рид была моей любимой телепередачей (Кейти и аудитория смеются.) Действительно была!

    Кейти: Таким образом, проблема не в ее уходе. Проблема в кончине вашего мифа.

    Чарльз: О Боже! Да. Несомненно. Я обманывал себя.

    Кейти: Да. Жена внесла беспорядок в вашу мечту.

    Чарльз: Великий момент! И я так благодарен ей за это.

    Кейти: Да, дорогой. И я слышу, что она действительно сделала вам подарок.

    Чарльз: Да, сделала.

    Кейти: Хорошо. Давайте посмотрим на следующее утверждение.

    Чарльз: Я нуждаюсь в том, чтобы для Деборы наши взаимоотношения и семья были священны, чтобы она не влюблялась и не спала с другим мужчиной.

    Кейти: Это правда, что вы в этом нуждаетесь?

    Чарльз: Это мой миф. Мне не нужно, чтобы она делала то, что не является правдой для нее. И я очень сильно ее люблю. Я хочу, чтобы она делала только то, что является для нее правдой.

    Кейти: Как вы относитесь к жене, как вы с ней говорите и как вы ведете себя с дочерью, когда верите в эту историю - ту, которую вы только что зачитали?

    Чарльз: Эгоистично, потребительски, желая, чтобы жена мне все время что-то давала.

    Кейти: Давала вам поддержку, существующую только в вашем мифе. Вы хотели, чтобы она лгала вам. Итак, мой ангел, закройте глаза. Посмотрите на нее. Посмотрите на ваше отношение к ней, когда вы верите в эту историю.

    Чарльз: Ох!

    Кейти: Хорошо, теперь посмотрите на нее и скажите мне, кем бы вы были в ее присутствии, если бы не верили в свою историю?

    Чарльз: Сильным, одаренным, сексуальным, обладающим властью мужчиной.

    Кейти: Ого! (Смех, свист, аплодисменты.) О Господи!

    Чарльз: Это мой секрет. Это то, что я...

    Кейти: Да, дорогой, вы снова обрели состояние обладания силой. Добро пожаловать в это состояние. Никто не может поколебать его. Даже вы. Это ваша роль. Вы только что делали вид, что не находите у себя этих качеств. Но это не работало.

    Чарльз: Целых сорок пять лет.

    Кейти: Да, милый. Почувствовали ли вы переход от отвергаемого до сексуального и обладающего властью мужчины? (К аудитории.) Сколько человек почувствовало этот переход? (Аплодисменты.) И не произошло ничего, кроме осознания.

    Чарльз: Я закрыл глаза и увидел это.

    Кейти: Учите этому своим образом жизни.

    Чарльз: Я хотел бы.

    Кейти: Позвольте этому проникнуть в вашу музыку и будьте таким с вашей дочерью. А когда она скажет что-нибудь о своей матери - то, чему вы ее научили, - вы можете дать ей понять, что вы сами раньше чувствовали то же самое.

    Чарльз: Вы имеете в виду что-то негативное?

    Кейти: Да.

    Чарльз: Я не учил этому свою дочь.

    Кейти: Не на словах.

    Чарльз: Ах!

    Кейти: Выучили ее тем, что были противоположностью этому обладающему силой, сексуальному мужчине, этому одаренному композитору. Вы учили ее обратному - своим образом жизни. Вы учили ее, как реагировать, как думать, какой быть.

    Чарльз: Я был полным идиотом.

    Кейти: Вы учили ее, как реагировать, когда кто-нибудь оставляет ее. Вы можете рассказать ей о том, каков был ваш опыт, и можете начать жить так, как вы теперь это себе представляете. И понаблюдайте, как она будет учиться жить так, как живете вы. Именно так происходят перемены в наших семьях, и мы не должны предлагать членам семьи выполнять Работу, пока они об этом не попросят. Мы проживаем Работу. В этом заключена сила. Вы проживаете развороты. «Она не права, что уходит» - разворот: «"Я не прав, что ухожу", особенно в этот момент. Я покинул собственную жизнь, чтобы в мыслях путешествовать по Европе. Дайте мне вернуться обратно к моей жизни здесь и сейчас».

    Чарльз: Хорошо.

    Кейти: Я хотела бы рассказать одну историю. Моя дочь Роксана как-то раз позвонила мне и пригласила на празднование дня рождения моего внука. Я сказала ей, что я связана обязательством участия в этот день в общественном мероприятии в другом городе. Она была так обижена и рассержена на меня, что бросила трубку. Затем, минут десять спустя, она опять позвонила мне и сказала: «Я так рада, мама. Я только что проделала Работу по поводу тебя и поняла, что ничто из того, что ты могла бы сделать, не помешает мне любить тебя».

    Чарльз: Вот это да!

    Кейти: Хорошо, давайте посмотрим на следующее утверждение.

    Чарльз: Я не хочу, чтобы она когда-либо нападала на меня со своими словесными оскорблениями.

    Кейти: Да. Итак, «Я хочу...». Потому что эта картина может вновь возникнуть в вашем уме. Или это может случиться по отношению к кому-нибудь еще.

    Чарльз: Как это развернуть?

    Кейти: «Я хочу...», и прочтите это так, как вы написали.

    Чарльз: Я хочу, чтобы меня оскорбляли. О! Потому что именно это и происходит.

    Кейти: При всей неожиданности в этом нет ничего неожиданного.

    Чарльз: Я хочу, чтобы она нападала на меня со своими словесными оскорблениями. О Боже!

    Кейти: «Я с нетерпением жду...»

    Чарльз: Я с нетерпением жду, чтобы она нападала на меня... О... Я с нетерпением жду ее оскорблений. Вот это да! Это разворот. Специально для самодовольных. Это грандиозный разворот.

    Кейти: Да.

    Чарльз: Хорошо. Я не хочу больше слышать, как она говорит, что влюблена в какого-то человека, которого она видела всего один день за прошедшие четырнадцать лет. Хорошо. Итак...

    Кейти: «Я хочу...»

    Чарльз: Я хочу слышать, как она говорит, что влюблена в какого-то человека, которого она видела всего один день за прошедшие четырнадцать лет.

    Кейти: «Я с нетерпением жду...»

    Чарльз: Я с нетерпением жду этого. Ух ты! Хорошо.

    Кейти: И если это по-прежнему причиняет боль...

    Чарльз: Тогда мне нужно еще поработать над этим.

    Кейти: Да. Разве это не прекрасно?

    Чарльз: Потому что я спорю с правдой - с реальностью.

    Кейти: Да.

    Чарльз: Итак, Кейти, у меня есть вопрос об этом. Я хотел остаться, а не уйти из дома, возможно, из-за моей приверженности мифу Донны Рид.

    Кейти: Я бы опустила слово «возможно».

    Чарльз: Хорошо. Я чувствую, что моя жена собирается вернуться, хочет попытаться еще раз. А я думаю, что если я останусь, и по-прежнему буду хотеть видеть ту, которой я не доверяю, то, значит, я не являюсь таким сильным, властным, цельным и сексуальным мужчиной.

    Кейти: Итак, дорогой мой, делайте Работу. Ничего другого не остается. Если она вернется - делайте Работу. Если она останется там - делайте Работу. Это касается только вас.

    Чарльз: Но я больше не хочу быть ковриком для ног.

    Кейти: Вот именно! Делайте Работу. Пусть она у вас будет на завтрак. Вы будете есть Работу, или мысли будут есть вас.

    Чарльз: Но если я отказался от позиции самолюбия, потому что решил уйти, потому что больше не хочу это делать, не хочу...

    Кейти: Дорогой мой, вы ничего не можете сделать, чтобы удержать себя от прихода или ухода. Вы только рассказываете историю о том, как вы могли бы что-то с этим сделать.

    Чарльз: Вы имеете в виду, что таков мой склад характера? Вы это хотите сказать?

    Кейти: Если возникает история, и вы в нее верите, вы можете подумать, что должны принять решение. Исследуйте ее и будьте свободны.

    Чарльз: Таким образом, если я обнаруживаю и отмечаю, что я все еще там, хотя и говорю себе, что честнее было бы окончательно уйти и начать новую жизнь с кем-нибудь другим, то это нормально.

    Кейти: Дорогой, решения для вас появятся сами, когда вы проведете исследование.

    Чарльз: То есть я либо сделаю это, либо нет.

    Кейти: Да.

    Чарльз: И я должен просто доверять этому.

    Кейти: Это происходит независимо от того, доверяете вы или нет, - разве вы не заметили? И еще, жизнь - это прекрасное место, где очень приятно находиться; однажды вы это поймете. В жизни ничего никогда не бывает неправильным. Жизнь - это рай, за исключением нашей привязанности к истории, которую мы еще не исследовали.

    Чарльз: Это и есть присутствие в данном моменте.

    Кейти: Есть то, что есть. Я не руковожу этим шоу. Я не принадлежу себе, и вы не принадлежите себе. Мы не принадлежим себе. Мы есть то, что есть. И мы рассказываем историю: «О, я должен уйти от моей жены». Только это неправда. Вы не уйдете от нее до тех пор, пока вы этого не сделаете. Вы есть то, что есть. Вы течете с этим, вы и есть это. Вы не можете ничего сделать, чтобы не позволить ей вернуться. И вы не можете ничего сделать, чтобы не расстаться с ней. Это не наше шоу - таков мой опыт.

    Чарльз: Вот это да!

    Кейти: Она возвращается, вы рассказываете историю и в результате становитесь мучеником. Или она возвращается, вы рассказываете историю о том, как вы благодарны, и становитесь счастливым парнем. Вы - продукт своей истории, вот и все. И это тяжело слышать, пока не проведешь исследование. Вот почему я говорю: «Ешьте Работу на завтрак». Узнайте для самого себя, что является правдой для вас, не для меня. Мои слова не имеют для вас ценности. Вы - тот, кого вы ждали. Женитесь на самом себе. Вы - тот, кого вы ждали всю свою жизнь.

    Она не должна была бросать меня

    Брюс: Я злюсь на мою девушку Шейлу. Она бросила меня, вычеркнула из своей жизни, разорвала наши отношения.

    Кейти: «Она бросила вас» — правда ли это?

    Брюс: Да. Я имею в виду, что она разорвала нашу физическую связь. Эмоционально она тоже отстранилась от меня.

    Кейти: «Она бросила вас» — можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда?

    Брюс: Да, ведь это то, что случилось.

    Кейти: Как вы реагируете, когда верите в эту мысль?

    Брюс: Я испуган, зол, я стараюсь защититься.

    Кейти: В какой части своего тела вы ощущаете эту мысль? Где она причиняет вам боль?

    Брюс: В груди. Мне трудно дышать. Кроме того, у меня болит желудок, кружится голова, скачет пульс. Сначала боль появляется в груди, а потом она распространяется по всему телу.

    Кейти: А чем занят ваш ум, когда вы верите в мысль «Она бросила меня»?

    Брюс: Ну, он занят поиском подходящих для этого случая картинок.

    Кейти: Вот именно. И получается отличное кино! Мысль возникает, и ум поддерживает ее картинками — вот так и рождается иллюзорный мир. Продолжайте смотреть свой фильм, дорогой.

    Брюс: Да у меня целая коллекция фильмов!

    Кейти: Не говорится ли в этих фильмах о том, где вы потерпели неудачу? И не испытываете ли вы при этом чувство стыда и вины?

    Брюс: Да, кажется, это стало уже привычным для меня.

    Кейти: И поэтому ум нападает на вашу девушку, а затем и на вас.

    Брюс: Все верно. Я злюсь. Я готов разорвать ее на части. Бывают моменты, когда я думаю, что она бездушная, эгоистичная сучка. А иногда мне кажется, что она была права, бросив меня, поскольку я абсолютный неудачник.

    Кейти: Стоило бы исследовать утверждение «Я абсолютный неудачник», мой ангел. Но мы сделаем это позже. Давайте продолжим работать с мыслью «Она бросила меня». Кем бы вы были без этой мысли?

    Брюс: Я не был бы таким злым. Возможно, я вообще перестал бы злиться. Может быть, я не горевал бы так сильно. И освободил бы в моем уме место для чего-то еще. Вероятно, я был бы более присутствующим. Я не зацикливался бы на своих ошибках и на ошибках Шейлы. Я перестал бы обвинять ее в чем бы то ни было. Это действительно очень болезненно.

    Кейти: Да, ум не должен доказывать то, во что он не верит. В этом нет необходимости.

    Брюс: Я понимаю. Без этой мысли я был бы гораздо счастливее. Но я, черт побери, уверен в том, что она бросила меня. Именно так все и было. Что тут поделаешь?

    Кейти: Я слышу вас, дорогой. Вы ответили утвердительно на первый и второй вопросы. И вы действительно верите в то, что ваша девушка бросила вас. Но, возможно, в ее реальности это выглядит совсем не так. Она могла просто заняться устройством своей жизни. А вы уверены в том, что она вас бросила. Это ваша история. Сейчас мы просто ищем ответы на вопросы три и четыре. Мы хотим выяснить, как вы реагируете, когда верите в эту мысль, и кем бы вы были без нее.

    Брюс: Верно. Я не могу найти в себе ни одной положительной реакции на эту мысль. Она очень болезненна.

    Кейти: Мы выяснили, что с этой мыслью вы становитесь злым и раздраженным, а без нее у вас нет никакого стресса. Значит, мысль, а не ваша девушка причиняет вам боль.

    Брюс: Bay! Мне это и в голову не приходило!

    Кейти: Девушка не имеет отношения к вашей боли. Это вы ее создаете. Боль является результатом ваших неисследованных мыслей.

    Брюс: Боже мой! Это потрясающе.

    Кейти: «Она бросила меня» — сделайте разворот.

    Брюс: Хм-м... Я бросил ее?

    Кейти: Хорошо. Теперь приведите мне три примера того, что это сделали вы. Приведите мне три подлинных примера того, что это вы ее бросили и разорвали ваши отношения.

    Брюс: Я боялся, что вы попросите меня об этом. Хорошо, попробую. В наших отношениях время от времени возникали какие-то проблемы, но я старался не обращать на них внимания, потому что боялся, что это приведет к взрывоопасной ситуации, к нервному срыву.

    Кейти: Да. Очень интересно наблюдать, как вы защищаетесь и оправдываетесь.

    Брюс: О! (Пауза.) Неужели я это делал?

    Кейти: Да. Вы отклонились от исследования и снова погрузились в вашу историю. Стремление защищаться и оправдываться не позволяет вам отвечать на вопросы. Ваш ум настолько уверен в своей правоте и так отчаянно стремится ее доказать, что постоянно отвлекает вас от вопросов. Просто отмечайте, когда это происходит, и мягко возвращайтесь к исследованию.

    Брюс: Хорошо.

    Кейти: Итак, это первый пример. Приведите еще два примера того, что это вы бросили свою девушку.

    Брюс: Хм-м, я не полностью присутствовал в наших отношениях.

    Кейти: В чем это выражалось?

    Брюс: Я мог уклониться от разговора, когда ситуация заходила в тупик. Мог отстраниться от нее и замкнуться в себе.

    Кейти: Это второй пример. Приведите еще один.

    Брюс: Ей приходилось проводить много времени в поездках по стране. Поэтому последние два года мы сильно отдалились друг от друга. И я позволил этому произойти, (Закатывает глаза.) Я согласился на это, потому что так мне было даже удобнее — никаких обязательств.

    Кейти: Хорошо. Это третий пример.

    Брюс: Знаете, вы правы, когда говорите, что я оправдываюсь. Даже если я стараюсь быть объективным, все равно не могу удержаться от того, чтобы не защищаться и не оправдываться.

    Кейти: Разве не здорово замечать это! Разве не восхитительно начать любить свой ум — его способность доказывать существование того, чего на самом деле нет. Можете найти другой разворот к утверждению «Она бросила меня»?

    Брюс: Я бросил себя.

    Кейти: И как вы это сделали? Приведите несколько примеров.

    Брюс: Я не был до конца честным с собой. Я никогда не говорил о своих потребностях. А это еще один способ бросить близкого человека. Из-за того что я не был полностью присутствующим для самого себя, я также не присутствовал и для Шейлы.

    Кейти: Попробуйте найти еще один разворот.

    Брюс: Она не бросала меня? Но это неправда. Она бросила меня!

    Кейти: Развороты — это способ нахождения истины. Иногда вы упускаете из виду некоторые развороты; иногда вы находите такие развороты, которые не работают, и тогда нужно посидеть и поискать другие. Работа — это своего рода медитация. Если вы посидите какое-то время и поразмышляете над этим разворотом, то можете обнаружить, что в нем больше правды, чем в исходном утверждении.

    Брюс: Я всегда думал, что есть только три вида разворотов: на себя, на другого и в противоположном направлении. А потом как-то разговаривал с одним из своих друзей, и он мне сказал: «Я сделал целых шесть разворотов к одному утверждению! Я использовал компьютерную программу, и развороты стали приходить сами собой!» Я не понимаю, как такое возможно.

    Кейти: Кроме трех основных разворотов, иногда можно найти и другие. Некоторые из них работают, некоторые — нет. Вероятно, ваш друг очень долго и усердно работал над своим утверждением. Похоже, он был очень открыт, пытаясь обнаружить истину, и развороты пришли к нему, когда пришло время для этого, а он просто ждал, наблюдал и получил то, в чем нуждался. Вы не можете сделать Работу неправильно, дорогой. Это невозможно. Ни одна мысль не приходит раньше ее времени. Давайте рассмотрим следующее утверждение.

    Брюс: Я хочу, чтобы Шейла вернулась, извинилась и пообещала больше никогда не бросать меня. Я считаю, что ей следует разобраться с тем, как она реагирует на замечания окружающих, и понять, что ее реакции, вызванные страхом, причиняют боль мне и другим. Я хочу, чтобы она поработала над своим самоуважением и непостоянством. (Смеется.)

    Кейти: Вы хотите вернуть не Шейлу! Девушка, которую вы описываете, совсем на нее не похожа!

    Брюс: Но мне нужна именно такая девушка... и в этом проблема.

    Кейти: Но это не Шейла. Вы хотите вернуть девушку, которая понимает, что ее реакции, вызванные страхом, причиняют вам боль, Вам нужна девушка, работающая над своим самоуважением. Именно такую девушку вы хотите вернуть, но не Шейлу. «Я хочу вернуть тебя, чтобы подогнать под соответствующий образец».

    Брюс (смеется): Верно.

    Кейти: «Вернись и стань женщиной моих грез, поскольку сейчас ты не такая!»

    Брюс: Именно так.

    Кейти: «Мы не сможем жить вместе до тех пор, пока я не изменю тебя и не подгоню под свой идеал. И поверь, потом ты будешь мне за это благодарна»

    Брюс: Правильно. И в чем проблема? (Смех в зале.)

    Кейти: В том, что вы хотите вернуть не Шейлу.

    Брюс: Верно. Я хочу вернуть совсем не ее. О Боже мой!

    Кейти: Неплохо, да?

    Брюс: Это уже стало моим паттерном. Когда я нахожусь в каких-то отношениях — личных, служебных или любых других, — я стремлюсь видеть вещи такими, какими они могут быть в потенциале. Не такими, какие они есть, а такими, какими они могут быть.

    Кейти: Ну тогда вы могли бы сказать своей девушке: «Вернись ко мне, потому что я вижу твой потенциал — ты сможешь стать той, которая мне нужна».

    Брюс (смеется вместе со всеми): Да, заманчиво, ничего не скажешь. Но именно так я и поступал. Именно это я делал.

    Кейти: Конечно, вы делали это. Мы делаем это до тех пор, пока не перестаем это делать. Это было вашим занятием. Здесь я просто помогаю вам сменить занятие. Мы пытаемся выяснить, кто мы есть без наших историй. Поэтому, дорогой, «Вы хотите, чтобы она вернулась» — правда ли это?

    Брюс: Хм...

    Кейти: Просто посмотрите на это. Ведь вы можете сказать: «Я хочу, чтобы ты вернулась», а потом, когда она вернется, понять, что на самом деле она вам больше не нужна. «Вы хотите, чтобы она вернулась» — правда ли это?

    Брюс: Изменившейся ли прежней?

    Кейти: Она не изменилась. Она просто Шейла, а не идеальная девушка из ваших грез. Вы хотите, чтобы она вернулась такой, какая она есть?

    Брюс (после паузы): Не думаю. Я хочу, чтобы она вернулась, но другой.

    Кейти: Спасибо за искренность. (Смех в зале,) Когда вы любите человека, с которым живете, таким, какой он есть, вы никогда не будете в нем разочарованы; вам будет хорошо с ним, потому что вы полностью его принимаете. Работать нужно над собой. Ваша девушка не может быть причиной ваших страданий, и не она должна меняться. Когда вы исследуете ваши мысли, то поймете: все, что вы хотели изменить в своей девушке, является тем, что нравится вам, а не ей. Вы должны отчетливо представлять себе, кого вы хотите вернуть, и не обманывать себя.

    Брюс: Хорошо.

    Кейти: Если бы вы принимали ее такой, какая она есть, она, возможно, и изменилась бы. Кто знает? Люди иногда меняются.

    Брюс: Вы в это верите?

    Кейти: Нет. (Брюс смеется вместе со всеми.) Это не правда. Разум меняется, и тело следует за ним.

    Брюс: Понятно.

    Кейти: Итак, «Я хочу, чтобы она вернулась» — как вы реагируете, когда верите в эту мысль? А Шейла отдаляется от вас.

    Брюс: О, это очень болезненно! У меня такое чувство, будто одна часть меня живет в будущем, а другая — в прошлом. В настоящем же меня просто нет.

    Кейти: Ваша жизнь остановилась.

    Брюс: Точно.

    Кейти: Кем бы вы были без мысли «Я хочу, чтобы она вернулась»? Кем бы вы были, если бы не верили в это?

    Брюс: Я был бы более центрированным. Мне кажется, я был бы спокойным, Без этой мысли я мог бы больше внимания уделять себе.

    Кейти: И, как я понимаю, предъявляли бы более разумные требования к женщине, которую хотите вернуть. Давайте сделаем разворот. «Я хочу, чтобы она вернулась» — разверните это утверждение.

    Брюс: Я хочу, чтобы я вернулся.

    Кейти: Да. Желая вернуть вашу девушку, вы хотите вернуть кого-то, кого на самом деле не существует, и из-за этого вы теряете себя. И это нечестно по отношению к ней, потому что она не может быть девушкой вашей мечты. Она такая, какая есть.

    Брюс: Согласен. Я заметил интересную закономерность: каждый раз, когда я вступаю в какие-либо отношения, мой ум изобретает истории, создающие проблемы с людьми, и я сживаюсь с этими историями, а когда люди оставляют меня, они уносят с собой все эти истории. И тогда я думаю: «О Боже, кто же я? Я должен заново создавать свое "Я"?» А это так утомительно.

    Кейти: «Я должен заново создавать свое "Я"» — правда ли это?

    Брюс: Нет. На самом деле, нет.

    Кейти: Нет, потому что ваше «Я» всегда с вами, его не нужно заново создавать. Вы просыпаетесь, а вашей девушки нет рядом — вот оно ваше «Я». «Я — мужчина, который просыпается в одиночестве».

    Брюс: Верно.

    Кейти: «Я — мужчина, который завтракает один».

    Брюс: Получилась бы прекрасная надпись для футболки. «Я — парень, который просыпается один». (Смех в зале.)

    Кейти: С такой надписью на футболке внимание со стороны женщин вам было бы обеспечено! (Смех в зале.) У вас сообразительный ум, не так ли? Но вы привязаны к мечте о том, какой должна быть Шейла. И что она должна усердно исполнять роль той девушки, которую бы вы хотели видеть рядом с собой.

    Брюс: О да, я понимаю это.

    Кейти: А она всегда не дотягивает до идеала. Что бы она ни делала, как бы ни старалась измениться к лучшему, вы были бы не удовлетворены и видели бы в ней еще больший потенциал для перемен.

    Брюс: Вы правы. Год назад я получил от нее письмо, и несколько строчек из него до сих пор стоят у меня перед глазами — в них было много гнева. Она писала: «Я посещала всевозможные тренинги и курсы по искусству общения и делала все, что ты от меня требовал. Но ты все равно был недоволен мною». Я тогда еще подумал: «Ну и ну! Оказывается, ты делала все это для меня!» И когда эмоции утихли, я долго спрашивал себя, что же не так?

    Кейти: Теперь вы знаете ответ.

    Брюс: Да, теперь знаю.

    Кейти: У вас все это написано, черным по белому. Прочитайте это еще раз.

    Брюс: Я хочу, чтобы Шейла вернулась, извинилась и пообещала... (Смеется.) Сейчас эти утверждения кажутся абсурдными! Я хочу, чтобы Шейла вернулась, извинилась и пообещала больше никогда не бросать меня. Я считаю, что ей следует разобраться с тем, как она реагирует на замечания окружающих, и понять, что ее реакции, вызванные страхом, причиняют боль мне и другим. Я хочу, чтобы она поработала над своим самоуважением и непостоянством. Бла-бла-бла... (Смех в зале.)

    Кейти: Ну, теперь вы понимаете, почему она ушла. (Раздается еще более громкий смех.)

    Брюс: Да. Кому захочется жить с человеком, который постоянно пытается тебя изменить?

    Кейти: Тем не менее это ваши требования. И Шейла старалась.

    Брюс: Правильно. Но они изменятся, когда у меня будет кто-то еще. У меня появятся новые требования.

    Кейти: Кто знает? Может, и не появятся. Может случиться так, что вы станете настолько пробужденным по отношению к самому себе, что люди, не привлекательные для вас, перестанут вас притягивать. Вы понимаете?

    Брюс: Да.

    Кейти: Люди, не привлекательные для вас, перестанут вас притягивать, и вам не придется предъявлять к ним никаких требований — проецировать на них свою историю о том, какими замечательными они могли бы стать, если бы делали то-то и то-то. И тогда вас сможет привлечь именно та девушка, которую вы хотите видеть рядом с собой. Вам не нужно будет ее менять. Вам не нужно будет подгонять ее под идеал.

    Брюс: Но в любых отношениях ты всегда стремишься что-то открыть в человеке и...

    Кейти: Принимая женщину такой, какая она есть, а не через ее потенциал, вы понимаете, что вам нечего требовать. Ведь она привлекает вас именно тем, кто она есть. И поскольку ваш разум ясен, союз получается подлинным. Вас привлекает реальная женщина, а не придуманный вами идеал. В этом и заключается суть Работы. А теперь давайте сделаем разворот. «Я хочу, чтобы я...»

    Брюс: Я хочу, чтобы я вернулся к себе, чтобы я извинился перед собой и пообещал, что больше никогда не оставлю себя.

    Кейти: И так должно быть всегда, независима от того, есть у вас девушка или нет.

    Брюс: Верно, верно. С девушкой или без нее. Я считаю, что мне нужно разобраться с тем, как я реагирую на замечания окружающих, и понять, что мои реакции, вызванные страхом, причиняют мне боль. Я хочу поработать над своим самоуважением и непостоянством. Правда! Я действительно этого хочу.

    Кейти: У вас, оказывается, есть потенциал! (Зал аплодирует, а Брюс смеется.) Можете написать Шейле письмо и рассказать, над чем вы сейчас работаете.

    Брюс: Бедная девочка!

    Кейти: Есть еще один разворот.

    Брюс: Я хочу, чтобы я вернулся к себе...

    Кейти: ...к ней.

    Брюс: К ней? О Господи! Я хочу, чтобы я вернулся к ней. Мне как-то не по себе.

    Кейти: Угу.

    Брюс: Я хочу извиниться перед ней. Извиниться перед Шейлой? Ни за что! (Смех в зале.)

    Кейти: Нам нравится, только когда извиняются перед нами.

    Брюс: Bay! Похоже, снова сработала моя защита.

    Кейти: Но это утверждение не подразумевает «Я хочу вернуться к Шейле и жениться на ней, любить ее вечно и принимать все, что в ней есть».

    Брюс: Ну тогда извиняюсь.

    Кейти: Только вернуться к ней. Читайте «Я хочу, чтобы я...» (Смеется.) Не удивительно, что вам было не по себе!

    Брюс: Рад, что вас это развеселило.

    Кейти: Вам было не по себе, потому что вы бросили себя.

    Брюс: Я хочу, чтобы я извинился передней и пообещал, что никогда ее не брошу.

    Кейти: И это не обязательно должно быть на самом деле, милый!

    Брюс: О!

    Кейти: Вам не придется расставаться еще раз из-за тех качеств, которые она не способна в себе развить, — тех, что вы требовали от нее. Это не ей нужно их развивать, а вам.

    Брюс: Верно. Теперь все ясно. Я хочу, чтобы я вернулся к ней, извинился и пообещал, что больше никогда ее не оставлю.

    Кейти: Читайте дальше.

    Брюс: А вот тут я застрял. Я считаю, что ей следует разобраться с тем, как она реагирует...

    Кейти: «Я считаю, что мне следует разобраться с тем, как я...»

    Брюс: Я считаю, что мне следует разобраться с тем, как я реагирую на замечания окружающих.

    Кейти: Расскажите об этом Шейле. Она оценит это. Может, она даже поверит, что вы настроены серьезно.

    Брюс: Да она просто рассмеется мне в лицо.

    Кейти: Ну и что. Вы ведь делаете это не для нее, а для себя. Вы можете просто сказать ей: «Мне следует разобраться с тем, как я реагирую на замечания окружающих, и извиниться за то, что пытался заставить тебя заниматься этим. А также зато, что не принимал тебя, когда ты интересовалась чем-то выходящим за рамки моего идеального представления о тебе, за тот список изменений, который я составил для тебя». Читайте дальше.

    Брюс: Я считаю, что ей следует разобраться с тем, как она реагирует на замечания окружающих, и понять, что ее реакции, вызванные страхом, причиняют боль мне и другим. Я хочу, чтобы она поработала над своим самоуважением и непостоянством.

    Кейти: Разверните это.

    Брюс: Я считаю, что мне следует разобраться с тем, как я реагирую на замечания окружающих, и понять, что мои реакции, вызванные страхом, причиняют боль ей и другим. Я хочу, чтобы я поработал над своим самоуважением и непостоянством. Я уверен, что мог бы еще многое добавить к этому. Я мог бы найти все развороты, имеющие ко мне хоть какое-то отношение.

    Кейти: Ну и что же вас останавливает? Вы сказали, что можете найти все развороты. Похоже, с одним из них возникли трудности?

    Брюс: Да, с разворотом, связанным с непостоянством. Не думаю, что я такой уж непостоянный.

    Кейти: Вы сердились на Шейлу?

    Брюс: Конечно, я сердился. Хотя мой гнев тянул лишь на один балл по десятибалльной шкале, тогда как Шейла могла разъяриться на все двадцать баллов.

    Кейти: Этот один балл тоже свидетельствует о непостоянстве — о вашем непостоянстве. Давайте перейдем к следующему утверждению.

    Брюс: Хорошо. Шейлене следует в своих поступках руководствоваться страхом. Она должна знать, чего она хочет, и быть активной в достижении цели. Ей нужно быть более снисходительной и терпеливой к чувствам и поступкам других людей. (Смех в зале.) О Боже, мне так неудобно.

    Кейти: Вас что-то смущает?

    Брюс: Нет, все замечательно. Мое эго тает прямо на моих глазах.

    Кейти: Да, я вижу это. Давайте пропустим вопросы и сразу сделаем развороты.

    Брюс: Мне не следует в своих поступках руководствоваться страхом. Я должен знать, чего хочу, и быть активным в достижении цели. Хм-м. Мне нужно быть более снисходительным и терпеливым к чувствам и поступкам других люден.

    Кейти: Да. Особенно к чувствам и поступкам Шейлы. Загляните в себя как можно глубже. Посмотрите на то, как вы обращались с ней, когда верили в свои мысли. Она была для вас подопытным существом, которое вы пытались усовершенствовать, хотя она вас об этом не просила. Мы говорим нашим близким, что любим их, и вместе с этим считаем их недостаточно совершенными и стремимся изменить их, не замечая, что это унизительно для них.

    Брюс: Так вы хотите сказать, что я не любил Шейлу, раз старался ее изменить?

    Кейти: Только вы можете знать это, милый. Она не была той, которую вы желали иметь рядом с собой, она была женщиной, которую вы хотели изменить. Вы любили женщину из будущего.

    Брюс: Не ту, кем она была на самом деле. Выходит, я любил придуманную версию Шейлы.

    Кейти: Да, вы любили некий потенциал Шейлы. Вы все время добавляли новые качества к этому потенциалу, потому что хотели, чтобы ваша Шейла стала идеальной. Вы возомнили себя Богом, создающим Еву.

    Брюс: Хм-м.

    Кейти: И Адама. Вы проделываете это и с собой тоже.

    Брюс: Каким образом?

    Кейти: Вы пытаетесь усовершенствовать и самого себя. Посмотрите, как реагирует ваш ум, когда вы делаете что-то, не соответствующее вашим ожиданиям. Вы пытаетесь изменить себя. И если ваш ум подобен умам большинства людей, он может быть довольно жестким. «Как ты мог снова так поступить? Ты все делаешь не так. Как ты мог подумать такое? Как ты мог сказать такое? Зачем ты это сделал?»

    Брюс: Да, вы абсолютно правы. Я такой же жесткий и по отношению к себе.

    Кейти: Как будто жесткость может что-то изменить в вас.

    Брюс: Да, у меня на этот счет имеется целая история. Я — одинокий 75-летний брюзга в салоне для игры в бинго. (Копирует манеру ведущего игры в бинго.) «Г-7». (Смех в зале.)

    Кейти: Можете найти еще один разворот? « Шейле следует...»

    Брюс: Шейле следует в своих поступках руководствоваться страхом?

    Кейти: Да.

    Брюс: Это для того, чтобы было легче принимать ее такой, какая она есть?

    Кейти: Ну, давайте посмотрим.

    Брюс: Мне не терпится узнать это!

    Кейти: Хорошо, тогда сосредоточьтесь на себе. Посмотрите, является ли это утверждение правдой для вас.

    Брюс: Шейле следует в своих поступках руководствоваться страхом.

    Кейти: Да, милый.

    Брюс: Она не должна знать, чего она хочет.

    Кейти: Так вы встречаетесь с ней.

    Брюс (после паузы): Она не должна быть снисходительной и терпеливой к чувствам и поступкам других людей.

    Кейти: И это Шейла. Разве она не прелесть?

    Брюс: Вот это да! Значит, мне следует сделать это. Я должен быть снисходительным и терпимым.

    Кейти: Да, если вы хотите быть счастливым. Вы были диктатором и полагали, что Шейла будет жить по вашей указке. Когда вы исследуете свои мысли и разберетесь во всем, вы должны будете сначала пережить это на своем опыте и только потом говорить окружающим об их потенциале.

    Брюс: Понимаю.

    Кейти: Но сначала вы должны пережить это — просто чтобы понять, что это возможно. Иначе вы будете требовать от людей невозможного. Прежде чем учить чему-то, усвойте это сами. И когда вы усвоите это, тогда можете учить этому — на личном примере, а не с помощью проповедей, придирок и упреков. Давайте рассмотрим следующее утверждение.

    Брюс: Хорошо. Когда я заполнял свой вопросник, я был очень зол и в ответ на вопрос «Что вы хотите от этого человека?» написал: Я ничего не хочу от Шейлы, Она мне не нужна. Мое счастье не зависит от нее. А хотите знать, что я собирался написать на самом деле?

    Кейти: Да.

    Брюс: Я хочу, чтобы она извинилась за свое предательство.

    Кейти: Давайте вернемся к первому утверждению. Разверните его, но постарайтесь быть мягким, откройте свое сердце.

    Брюс: Хорошо.

    Кейти: Итак, «Я...»

    Брюс: Я ничего не хочу от себя.

    Кейти: Продолжайте.

    Брюс: Мое счастье зависит от меня.

    Кейти: «Мое счастье не...»

    Брюс: Мое счастье не зависит от меня?

    Кейти: Именно поэтому я попросила вас открыть свое сердце. Попробуйте еще раз.

    Брюс: Хорошо. Я ничего не хочу от себя. Мое счастье не зависит от меня. (Пауза.) Меня это немного сбивает с толку. Интересно, это сбивает с толку еще кого-нибудь или только меня? (Смех в зале.) Я догадываюсь, что меня здесь так смущает. То, что я не властен над своим счастьем.

    Кейти: Кем бы вы были без ваших стрессовых мыслей? Счастье уже принадлежит нам, но неисследованный ум громко заявляет об обратном и мы просто не осознаем своего счастья.

    Брюс: О, понимаю... да.

    Кейти: Вам не нужно пытаться быть счастливым. Счастье изначально присутствует в вас. Мне не нужно беспокоиться о счастье; я просто смотрю на мир не через призму собственной истории. Я смотрю на мир, вижу то, что вижу. И я счастлива! Счастье всегда со мной.

    Брюс: О!

    Кейти: Но неисследованный ум противится тому, что может принести вам радость. Вчера мы с моей подругой Лесли смеялись над тем, как она собиралась споткнуться на лестнице. У нее было несколько мыслей по этому поводу, хотя они не так уж много и значили для нее: она поднимается по лестнице, спотыкается, не находит в этом ничего особенного, отмечает это и спускается вниз, И все. Реальность выглядит примерно так же: женщина спотыкается, женщина возвращается в комнату.

    Брюс: Еще один учитель! Замечательно!

    Кейти: Да, Лесли — прекрасный учитель. В этом действительно нет ничего особенного. Она выходит из комнаты, она возвращается в комнату. Она исследует свой ум и обнаруживает, что счастье скрывалось за стрессовыми мыслями.

    Брюс: Счастье — наша истинная природа.

    Кейти: И оно всегда с нами. Развороты, которые мы делаем, есть не что иное, как медитация. Если они не имеют для вас смысла, посидите спокойно и поразмышляйте над ними, Давайте рассмотрим следующее утверждение.

    Брюс: Я хочу, чтобы она извинилась за свое предательство.

    Кейти: Правда ли это?

    Брюс: Нет. Сейчас эта мысль кажется мне нелепой.

    Кейти: Как вы реагируете, когда верите мысли «Я хочу, чтобы она извинилась»? А она не извиняется.

    Брюс: Я замыкаюсь в себе. Чувствую себя одиноким и злюсь.

    Кейти: Что вы еще чувствуете, когда верите в мысль «Я хочу, чтобы она извинилась»? А извинения нет.

    Брюс: Я чувствую, что я как будто в ловушке, что я как будто чего-то жду. Я чувствую обиду, словно Шейла мне должна что-то.

    Кейти: Закройте глаза и посмотрите, какие картинки появляются в вашем уме, когда вы верите в мысль «Я хочу, чтобы она извинилась.» Как он воюет с Шейлой?

    Брюс: Я вижу ее очень сильной, поскольку у нее есть то, чего не хватает мне, — абсолютный контроль. Я вижу ее недоброй и бесчувственной. И вижу себя у ее ног — цепляющегося за нее, заискивающего перед ней, ожидающего, когда она извинится. Хм-м, это забавно. Я имею в виду не чувства; забавно то, что я способен видеть все это.

    Кейти: Да, это действительно забавно. Сейчас вы сделали еще один шаг в самопознании. Хорошо, давайте рассмотрим следующее утверждение.

    Брюс: «Что вы думаете об этом человеке?» Шейла спонтанна, экстравертна, непредсказуема, прямолинейна, эмоциональна, наивна и зависима от чужого мнения; она чувствительная, красивая и самая добрая из тех, кого я встречал.

    Кейти: Посмотрите на этот список и перечислите все ее качества еще раз.

    Брюс: Хорошо. Шейла спонтанна, экстравертна, непредсказуема, прямолинейна, эмоциональна, зависима от чужого мнения и наивна...

    Кейти: «...и я хочу, чтобы она вернулась».

    Брюс (смеется): ...и я хочу, чтобы она вернулась. Да, в этом есть определенный шарм.

    Кейти: Есть, если вы действительно слышите себя, когда говорите это.

    Брюс: Да. Она восхитительна. Она просто... Нет, так можно сойти с ума.

    Кейти: А теперь сделайте разворот. «Я...»

    Брюс: Я спонтанен, экстравертен, непредсказуем, прямолинеен, эмоционален, зависим от чужого мнения и наивен...

    Кейти: Особенно в отношении Шейлы.

    Брюс: Да, именно в этом и заключается ирония. Ведь я хотел вернуться к исходному утверждению и начать обвинять ее.

    Кейти: Но вы сразу же это заметили. Разве это не чудесно? Вы просто заметили и начали снова — и улыбнулись. Вы заметили, вы улыбнулись — все хорошо.

    Брюс: Да... это я, делающий это снова!

    Кейти: Замечательно. Переходим к следующему утверждению.

    Брюс: Я не хочу, чтобы меня когда-либо бросал и, не хочу, чтобы меня осуждали, не хочу чувствовать себя никому не нужным и испытывать боль.

    Кейти: Сделайте разворот.

    Брюс: Хорошо. Это всегда очень трудно.

    Кейти: «Я хочу...»

    Брюс: Я хочу... ах...

    Кейти: Да, я хочу. Потому что это мой единственный выход у меня нет выбора. И мысль появляется.

    Брюс: Я хочу быть брошенным, хочу, чтобы меня осуждали, хочу чувствовать себя никому не нужным и испытывать боль.

    Кейти: Да, потому что никто не застрахован от этого. И если это не происходит в реальной жизни, то обязательно будет происходить в уме — всегда будут возникать мысли, подобные этой. Пока мы не разобрались с ними, мы в них верим. А когда мы в них верим, стресс заставляет нас вернуться к исследованию. Работа позволяет нам увидеть, что реально, а что является плодом нашего воображения. Она показывает нам разницу между истинным и ложным.

    Брюс: Значит, Работа не направлена на то, чтобы избегать болезненных ситуаций и ощущений, которые кажутся такими реальными; она нацелена на осознание того, какова реальность сейчас, в настоящем.

    Кейти: Да. И это восхитительно, не так ли? Теперь начните это утверждение со слов «Я готов к тому, чтобы...»

    Брюс: Это трудно для меня. Я готов к тому, чтобы быть брошенным. Я готов к тому, чтобы меня осуждали. Я готов к тому, чтобы чувствовать себя ненужным и испытывать боль.

    Кейти: «Я готов к тому, чтобы она меня бросила снова». Та придуманная вами девушка, которую вы хотите видеть рядом с собой.

    Брюс: Правильно, назовем ее «мисс X».

    Кейти: Да. Вы должны быть готовы к этому. Потому что это может случиться, Если кто-то оставил меня, значит, я не нужна этому человеку. Здесь нет исключений. Присмотритесь к той, которая вас бросила, — вы не нужны ей. Женщине, которую вы придумали, которую вы подогнали под свой стандарт. Женщине, которой вы подменили реальную Шейлу.

    Брюс: Поразительно! Теперь мне все ясно. Благодарю вас, Кейти.

    Кейти: Добро пожаловать в Работу.

    Пристрастие к наркотикам убивает ее

    Шарлотта: Меня пугает пристрастие моей дочери к наркотикам, потому что это убивает ее.

    Кейти: Можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда? Я не говорю, что это не так. Это просто вопрос. «Пристрастие к наркотикам убивает ее» - можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда?

    Шарлотта: Нет.

    Кейти: Как вы реагируете, когда появляется мысль о том, что «Пристрастие к наркотикам убивает ее»?

    Шарлотта: Я испытываю сильный гнев.

    Кейти: И что вы ей говорите? Что вы делаете?

    Шарлотта: Я осуждаю ее. Я отталкиваю ее. Я боюсь ее. Я не хочу, чтобы она была рядом со мной.

    Кейти: Кем бы вы были в присутствии своей дочери без мысли: «Пристрастие к наркотикам убивает ее»?

    Шарлотта: Я была бы более расслабленной и лучше чувствовала бы себя. Я была бы менее недоброжелательной по отношению к ней и не так сильно реагировала бы.

    Кейти: Когда Работа нашла меня, моя дочь была, по ее собственным словам, алкоголичкой и наркоманкой. И во мне появились вопросы. «Ее пристрастие убивает ее»,- могу ли я абсолютно точно знать, что это правда? Нет. И кем бы я была для нее без этой истории? Я существовала бы полностью для нее, любящая ее всем сердцем - до ее последнего вздоха. Может быть, она умрет завтра от передозировки, но сейчас она в моих объятиях. Как вы относитесь к ней, когда появляется мысль «Ее пристрастие к наркотикам убивает ее»?

    Шарлотта: Я не хочу ее видеть. Я не хочу, чтобы она была рядом со мной.

    Кейти: Это страх, - страх, который мы испытываем, когда мы привязаны к кошмару. «Пристрастие к наркотикам убивает ее» - разверните это. Когда вы делаете разворот по такой проблеме, как наркотики, ставьте на место этого слова «мое мышление». «Мое мышление...»

    Шарлотта: «Мое мышление убивает ее».

    Кейти: Есть другой разворот. «Мое мышление...»

    Шарлотта: Убивает меня.

    Кейти: Да.

    Шарлотта: Оно убивает наши взаимоотношения.

    Кейти: Она умирает от передозировки наркотиков, а вы умираете от передозировки мыслей. Она может прожить значительно дольше, чем вы.

    Шарлотта: Да, это правда. Стресс действительно разрушает меня.

    Кейти: Она одурманена, и вы одурманены. Я прошла через это.

    Шарлотта: Да, я бываю по-настоящему отравлена, когда обнаруживаю, что она опять использует наркотики.

    Кейти: «Она использует» - разверните это.

    Шарлотта: Я использую?

    Кейти: Да, вы используете ее, чтобы оставаться отравленной. Она использует наркотики, вы используете ее, - какая разница?

    Шарлотта: Гм.

    Кейти: Давайте рассмотрим следующее утверждение.

    Шарлотта: У меня вызывает печаль и гнев пристрастие Линды к наркотикам, потому что я чувствую, что это подвергает опасности жизнь моей внучки Дебби.

    Кейти: То есть вы думаете, что может случиться что-то и ваша внучка погибнет.

    Шарлотта: Или ей будет причинен вред, или...

    Кейти: Другими словами, из-за пристрастия вашей дочери может случиться что-нибудь ужасное с вашей внучкой.

    Шарлотта: Да.

    Кейти: Это правда? Я не говорю, что это неправда. Это просто вопросы, здесь нет никакой подоплеки. Это касается прекращения ваших страданий. Можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда?

    Шарлотта: Нет, я не могу этого знать.

    Кейти: Как вы реагируете, когда появляется эта мысль?

    Шарлотта: Ну, последние два дня я большую часть времени плакала. Я сорок восемь часов не спала. Я испытывала ужас.

    Кейти: Приведите мне свободную от стресса причину верить в это.

    Шарлотта: Такой нет.

    Кейти: «Пристрастие моей дочери к наркотикам подвергает опасности жизнь моей внучки» - разверните это. «Мое пристрастие к мыслям...»

    Шарлотта: Мое пристрастие к мыслям подвергает опасности мою жизнь. Да. Я это вижу. Это правда.

    Кейти: Теперь прочтите это, говоря: «Мое пристрастие к наркотикам...»

    Шарлотта: Мое пристрастие к наркотикам подвергает опасности мою жизнь?

    Кейти: Да, и ваша наркотическая зависимость - это ваша дочь.

    Шарлотта: О! Да. Теперь я вижу это. Моя наркотическая зависимость - это она. Я слишком сильно погружена в ее дела.

    Кейти: Вот именно. Она зависима от наркотиков, а вы зависимы от мысленного управления ее жизнью. Она ваш наркотик.

    Шарлотта: Верно.

    Кейти: Это безумие - мысленно находиться в делах своего ребенка.

    Шарлотта: Даже если речь идет о младенце?

    Кейти: «Она должна заботиться о ребенке» - разверните это.

    Шарлотта: Я должна заботиться о ребенке?

    Кейти: Да. Вы должны.

    Шарлотта: О Боже! Я должна это делать?

    Кейти: А что вы думаете? Судя по вашим словам, она на это не способна.

    Шарлотта: Хорошо, но я ведь уже забочусь о трех детях другой моей дочери с самого их рождения, так что...

    Кейти: Хорошо, заботьтесь о четверых, заботьтесь о пятерых, о тысяче. Детей в мире хватает! Что же вы здесь сидите?

    Шарлотта: Задавая этот вопрос, я хотела спросить, не получится ли так, что если я буду растить ее ребенка, то дам ей возможность употреблять наркотики. Я стану тем, кто ее убивает.

    Кейти: Итак, взять на себя заботу об этом ребенке - для вас проблема? Точно так же и для нее. Это учит нас терпимости. Вы делаете все, что в ваших силах?

    Шарлотта: Да.

    Кейти: Я вам верю. Когда выдумаете: «Моя дочь должна что-то с этим делать» - разверните это. «Я должна что-то с этим делать». И если вы не можете, то вы ничем не отличаетесь от вашей дочери. Когда она говорит: «Я не могу», вы можете понять. Но когда вы разгневаны на нее из-за того, что вы не исследовали свои собственные мысли, то вы обе одурманены, и вы учите свою дочь безумию.

    Шарлотта: Ах.

    Кейти: «Пристрастие к наркотикам подвергает опасности жизнь Дебби» - разверните это.

    Шарлотта: Мои мысли о пристрастии Линды к наркотикам подвергают опасности мою жизнь.

    Кейти: Да.

    Шарлотта: Это абсолютно верно.

    Кейти: Чье это дело - ее наркотическая зависимость?

    Шарлотта: Ее.

    Кейти: Чье это дело - ваша наркотическая зависимость?

    Шарлотта: Мое.

    Кейти: Позаботьтесь об этом. Давайте посмотрим на следующее утверждение.

    Шарлотта: Пристрастие моей дочери к наркотикам разрушает ее жизнь.

    Кейти: Можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда - что наркотическая зависимость действительно разрушает ее жизнь в длительной перспективе?

    Шарлотта: Нет.

    Кейти: Все начинает обретать смысл. Мне нравится, как вы ответили на последний вопрос. Когда я проводила Работу в отношении моей дочери в 1986 году, я обнаружила, что мне пришлось погрузиться внутрь себя, чтобы узнать то же самое. И оказалось, что благодаря этому пристрастию ее сегодняшняя жизнь очень богата. Истина заключается в том, что я просто не могу ничего знать наверняка. Я вижу реальное положение вещей. Это позволяет мне действовать разумно и с любовью, и жизнь всегда прекрасна. И если бы моя дочь умерла, я смогла бы это принять. Но я не могу обманывать себя. Я действительно должна знать правду. Если бы это был ваш единственный путь к Богу, выбрали бы вы его?

    Шарлотта: Да.

    Кейти: Хорошо, похоже, что это так. Ошибки нет. Мы всегда были реализованы в дочерях, давайте же теперь реализуемся в себе. Прочитайте это утверждение еще раз.

    Шарлотта: Пристрастие моей дочери к наркотикам разрушает ее жизнь.

    Кейти: Как вы реагируете, когда вы об этом думаете?

    Шарлотта: Я испытываю чувство безнадежности.

    Кейти: И как вы живете, когда вы испытываете чувство безнадежности?

    Шарлотта: Я вообще не живу.

    Кейти: Видите ли вы причину отбросить эту мысль?

    Шарлотта: Да.

    Кейти: Какой бы вы были, если бы жили своей жизнью, но без этой мысли?

    Шарлотта: Ну, я, бесспорно, была бы более хорошей матерью.

    Кейти: Хорошо. Вы - эксперт. И вот что я от вас узнала. С этой мыслью вы страдаете, без этой мысли - страдания нет, и вы были бы более хорошей матерью. Так какое отношение имеет ваша дочь к вашей проблеме? Никакого. Если вы считаете, что вашей проблемой является ваша дочь, то добро пожаловать в Работу. Ваша дочь - прекрасная дочь для вас, поскольку она будет поднимать на поверхность каждую неисследованную мысль, которая у вас есть, до тех пор, пока вы не получите представление о реальности. Это ее дело. У всего есть свое дело. Дело этой свечи - гореть, дело этой розы - цвести, дело вашей дочери - употреблять наркотики, мое дело сейчас - пить чай (делает глоток чая). И когда вы поймете это, она последует за вами, она тоже поймет. Это закон, потому что она - ваша проекция. Когда вы сдвинетесь к полюсу правды, она тоже сделает это. Ад здесь, и ад там. Покой здесь, и покой там. Давайте посмотрим на следующее утверждение.

    Шарлотта: Теперь оно кажется почти глупым. Должна ли я все-таки прочитать то, что написала?

    Кейти: Вы можете это сделать. Ведь мысль появилась.

    Шарлотта: Я испытываю гнев, смятение, печаль и страх - все это вместе - из-за пристрастия моей дочери Линды к наркотикам, потому что это причиняет мне мучительную боль.

    Кейти: Разверните это.

    Шарлотта: Очевидно, что мои мысли о ней причиняют мне мучительную боль. Да-а.

    Кейти: Да. Ваша дочь не имеет никакого отношения к вашей боли.

    Шарлотта: М-м-м. Это абсолютно верно. Я вижу и чувствую это.

    Кейти: Я люблю, когда люди осознают это, потому что когда они видят невинность своих детей, своих родителей и своих партнеров, то они начинают видеть свою собственную невинность. Работа предполагает стопроцентное прощение, потому что это то, чего вы хотите. Это то, что вы есть. Давайте посмотрим на следующее утверждение.

    Шарлотта: Я боюсь наркотической зависимости Линды, потому что это меняет ее личность.

    Кейти: Разверните это: «Я боюсь своего мышления...»

    Шарлотта: Я боюсь своего мышления, потому что оно изменяет личность Линды.

    Кейти: Интересно. Теперь попробуйте «Оно изменяет мою...».

    Шарлотта: Оно изменяет мою личность. Да-а. Хорошо.

    Кейти: И, следовательно, личность Линды.

    Шарлотта: И, следовательно, личность Линды.

    Кейти: Разве не удивительно, что на себя мы смотрим в последнюю очередь? Всегда пытаемся изменить проецируемое, вместо того чтобы очистить проектор. Мы не знали до сих пор, как это сделать.

    Шарлотта: Да.

    Кейти: Итак, прочтите это именно таким образом.

    Шарлотта: Я боюсь своего мышления, потому что оно изменяет мою личность.

    Кейти: Прочувствуйте это.

    Шарлотта: Ух ты! И поэтому я не могу видеть свою дочь. Вот оно! Я боюсь своего мышления, потому что оно меняет мою личность, и поэтому я не могу видеть себя или ее. Да-а.

    Кейти: Случалось ли вам злиться на нее и одновременно думать: «Как я могу ей это говорить? Почему я ее обижаю? В ней вся моя жизнь. Я люблю ее, и все же я отношусь к ней, как...»

    Шарлотта: Как к дерьму. Как будто это не я, а кто-то другой. Я очень недоброжелательна к ней, когда она употребляет наркотики.

    Кейти: Потому что вы - наркоманка, а она - ваш наркотик! Как еще вы могли бы стать рекордсменкой страданий? Родители звонят мне и говорят: «Наш ребенок наркоман, он в беде», и не понимают, что это они в беде. Часто бывает так, что у ребенка дела идут прекрасно или, по крайней мере, не хуже, чем у родителей. Когда вы достигнете ясности, ваша дочь последует за вами. Вы - путь. Давайте рассмотрим следующее утверждение.

    Шарлотта: Я ненавижу пристрастие Линды к наркотикам, потому что, когда она их употребляет, я ее боюсь.

    Кейти: Разверните это.

    Шарлотта: Я ненавижу свое пристрастие к наркотикам, потому что в эти моменты я себя боюсь. Именно так и бывает, когда она появляется в наркотическом опьянении. Я боюсь собственного поведения по отношению к ней.

    Кейти: «Вы боитесь ее» - это правда?

    Шарлотта: Нет.

    Кейти: Как вы реагируете, как вы к ней относитесь, когда появляется эта мысль?

    Шарлотта: Я становлюсь злой, взрывной, агрессивной и даже запираюсь от нее.

    Кейти: Как будто она заразная.

    Шарлотта: Да, именно так я себя веду.

    Кейти: А она ведь ваш ребенок.

    Шарлотта: Да.

    Кейти: А вы относитесь к ней так, словно это какая-то зараза проникла в дом.

    Шарлотта: Верно. Так оно и есть.

    Кейти: Она - ваше драгоценное дитя, а вы отнеситесь к ней как к врагу. Это власть неисследованных мыслей. Это власть ужаса. Он имеет собственную жизнь. Вы думаете: «Я ее боюсь», и вы должны это прожить. Но если вы исследуете эту мысль («Я ее боюсь» - это правда?), то ужас исчезнет. Теперь, когда она войдет в дом и у вас появится мысль «Я ее боюсь», страх сменится смехом. Вы просто обнимете ее и почувствуете, как она боится самой себя. Она сядет рядом и расскажет вам все. В вашем доме сейчас нет слушателя, там есть только учитель страха. Это понятно, поскольку до сих пор вы не спрашивали себя, являются ли ваши мысли правдой. Давайте посмотрим на следующее утверждение.

    Шарлотта: Я нуждаюсь в том, чтобы Линда держалась подальше от меня, когда она находится под воздействием наркотиков.

    Кейти: Это правда? И я не говорю, что нет.

    Шарлотта: Я так чувствую.

    Кейти: А она приходит к вам, когда находится под наркотическим воздействием?

    Шарлотта: Нет, больше нет.

    Кейти: Итак, это то, в чем вы нуждаетесь, поскольку это именно то, что вы имеете. Ошибки быть не может. Если моя дочь не приходит ко мне, то так я узнаю, что я в ней не нуждаюсь. Если она приходит, то так я узнаю, что я в ней нуждаюсь.

    Шарлотта: А когда она приходит, я отношусь к ней вот так ужасно.

    Кейти: Итак, разверните это утверждение.

    Шарлотта: Я нуждаюсь в том, чтобы я была подальше от себя, когда я нахожусь под воздействием наркотика. Это действительно правда.

    Кейти: Один из способов, с помощью которого вы можете быть вдали от себя, когда находитесь под воздействием наркотика - наркотика по имени Линда, - это осудить свою дочь, записать это, задать четыре вопроса и сделать разворот. И держитесь подальше от той, какой вы себя считаете, - испытывающей страх, разъяренной женщины. Вернитесь назад к своему прекрасному «Я». Это то, чего вы хотите, так что я знаю, что вы можете это сделать. Это работа для жизни. У вас гораздо больше энергии, когда вы просто работаете над собой.

    Шарлотта: Да, тогда бы я хотела, чтобы она находилась рядом со мной, независимо оттого, употребляла она наркотики или нет.

    Кейти: Я не знаю.

    Шарлотта: По крайней мере, я буду доступной для нее, когда она находится под воздействием наркотиков, вместо того чтобы отгораживаться от нее.

    Кейти: Это может быть гораздо менее мучительно для вас обеих.

    Шарлотта: Да.

    Кейти: Замечательно осознавать это. Прекрасная Работа, дорогая моя.

    Мое будущее зависит от денег

    Рут: Я испытываю страх и даже панику, вплоть до паралича, по поводу принятия решения о моих деньгах, о том, оставаться ли на рынке или уйти из-за нынешней нестабильности. А мое будущее зависит от этого.

    Кейти: «Ваше будущее зависит от ваших денег» - можете ли вы действительно знать, что это правда?

    Рут: Нет, но я просто схожу с ума из-за этого.

    Кейти: Да, это действительно должно сводить вас с ума, поскольку вы считаете, что это правда и никогда не сомневались в этом. «Ваше будущее зависит от денег, которые вы вложили», - как вы реагируете, как вы живете, когда верите в это, независимо от того, правда это или нет?

    Рут: Я в панике. Я в состоянии сильнейшей тревоги. Когда денег было больше, я была спокойнее, но когда начались колебания на рынке, я пришла в ужасное состояние.

    Кейти: Кем бы вы были без мысли: «Мое будущее зависит от денег, которые я вложила в рынок»?

    Рут: Гораздо более спокойным человеком. Мое тело не было бы так напряжено.

    Кейти: Приведите мне причину, для того чтобы сохранять эту мысль, которая не порождала бы стресс и не повергала бы вас в панику.

    Рут: Нет ни одной причины, которая не вызывала бы стресса, но не думать о деньгах - это тоже стресс, просто другого качества... он был бы связан с моей безответственностью. Так что в любом случае я проигрываю.

    Кейти: Как вы можете не думать о чем-то. Мышление происходит само по себе. Мысль просто появляется. Как может отсутствие мысли о чем-то быть безответственным? Вы либо думаете об этом, либо нет. Мысль либо появляется, либо нет. Просто удивительно, что, прожив много лет, вы думаете, что можете контролировать свое мышление. Ветер вы тоже можете контролировать?

    Рут: Нет, я не могу его контролировать.

    Кейти: А как насчет океана?

    Рут: Нет.

    Кейти: «Давайте остановим волны». Это невозможно. Если только они не остановятся, пока вы спите.

    Рут: Мысли?

    Кейти: Волны. Нет ни мыслей, ни океана. Нет биржевого рынка. Как безответственно с вашей стороны ложиться ночью спать. (Аудитория смеется.)

    Рут: Я не очень хорошо сплю. Я на ногах с пяти часов утра.

    Кейти: Да, ночью спать - это безответственно. «Мысли и беспокойство решат все мои проблемы» - ваш опыт подтверждает это?

    Рут: Нет.

    Кейти: Итак, давайте бодрствовать и извлекать из этого нечто большее. (Рут и аудитория смеются.)

    Рут: Я не могу контролировать свои мысли. В течение многих лет я пыталась это делать.

    Кейти: Это очень интересное открытие. Встретить мысль с пониманием - настолько хорошо, насколько это может быть. Это будет работать. За этим - много юмора, а также хороший ночной отдых.

    Рут: Мне необходимо немного юмора. Мне бесспорно необходимо немного юмора относительно всего этого.

    Кейти: Итак, «Без этих стрессовых мыслей вы не смогли бы принять правильное решение» - можете ли вы действительно знать, что это правда?

    Рут: Мне кажется, что правдой было бы как раз противоположное.

    Кейти: Давайте узнаем, что будет, если сделать разворот на 180 градусов. «Мое будущее зависит от денег, которые я вложила в биржевой рынок» - как это можно развернуть?

    Рут: Мое будущее не зависит от денег, которые я вложила в биржевой рынок.

    Кейти: Прочувствуйте это. Это может быть таким же истинным. Когда вы получите все эти деньги и добьетесь абсолютного успеха на рынке, и будете иметь больше денег, чем когда-либо сможете потратить, - что у вас будет? Счастье? Не потому ли вы хотите иметь деньги? Давайте попробуем метод, требующий наименьших затрат времени и сил, который вы можете использовать всю свою жизнь. Ответьте на следующий вопрос: кем бы вы были без истории: «Мое будущее зависит от денег на биржевом рынке»?

    Рут: Я была бы намного счастливее. Я была бы более спокойной. Я получала бы больше радости от жизни.

    Кейти: Да. С деньгами, полученными благодаря успеху на биржевом рынке, или без них. У вас было бы все, для чего вам прежде всего нужны деньги.

    Рут: Это... Да!

    Кейти: Приведите мне свободную от стресса причину в пользу того, чтобы сохранять мысль: «Мое будущее зависит от денег, которые я вложила в биржевой рынок».

    Рут: Такой причины нет.

    Кейти: Единственное будущее, которого вы хотите, - это спокойствие и счастье. Богатые мы или бедные - кого это волнует, когда мы уверены в своем счастье? Это подлинная свобода: ум, который больше не обманывает самого себя.

    Рут: Это моя детская молитва - спокойствие и счастье.

    Кейти: Следовательно, именно то, к чему вы стремитесь, мешает вам осознать то, что вы уже имеете.

    Рут: Да, я всегда пыталась жить в будущем, зафиксировать его, сделать его безопасным и защищенным.

    Кейти: Да, как невинный ребенок. Мы либо держимся за свой ужас, либо исследуем его. Другого выбора нет. Мысли появляются сами по себе. Как вы собираетесь их встречать? Это - все, о чем мы здесь говорим.

    Рут: Мы либо держимся за проблему, либо исследуем ее?

    Кейти: Да, и я рада, что биржевой рынок не собирается кооперироваться с вами. (Рут смеется.) Если это необходимо для привнесения покоя и подлинного счастья в вашу жизнь. Все делается ради этого. Это оставляет вас перед вашим собственным решением. Итак, когда вы получите все эти деньги и будете счастливы, совершенно счастливы, что вы собираетесь делать? Вы будете стоять, сидеть или лежать. И вы будете оставаться свидетелем своей внутренней истории, которую рассказываете сейчас, если не позаботитесь о ней так, как она того заслуживает. А это и означает встретить ее с пониманием - так, как встречает своего ребенка любящая мать.

    Рут: У меня такое ощущение, что это - все, что необходимо сделать.

    Кейти: Да. Сидеть, стоять или лежать - это все. Но посмотрите на историю, которую вы рассказываете, когда вы делаете такие простые вещи. Потому что, когда вы получите все эти деньги и будете иметь все, что когда-либо хотели, появляется то, что появляется сейчас в этом кресле. История, которую вы рассказываете. В этом нет счастья. Давайте посмотрим на следующее утверждение, дорогая.

    Рут: Я не хочу, чтобы передо мной возникала необходимость решать, во что вкладывать деньги, и я не доверяю делать это другим.

    Кейти: «Вы должны решать, во что вкладывать деньги» - можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда?

    Рут: Нет. Я могла бы ничего не делать с деньгами. И посмотреть, что будет. Просто ничего не делать с ними. Многое во мне говорит, что это наилучший путь.

    Кейти: «Вы должны принимать решения в жизни» - можете ли вы действительно знать, что это правда?

    Рут: У меня такое чувство, что должна, но когда вы так говорите, я не уверена.

    Кейти: У вас должно быть такое чувство, потому что вы верите в эту мысль и, следовательно, привязаны к ней.

    Рут: Да.

    Кейти: Вы не спрашивали себя, во что вы в действительности верите. Все это происходило из-за отсутствия понимания.

    Рут: Мысль о том, что не надо принимать решений, представляется блистательной.

    Кейти: Таков и мой опыт. Я не принимаю решений. Я не забочусь о них, потому что знаю, что они будут приняты за меня в нужное время. Мое дело - быть счастливой и ждать. Решения - это нечто легкое. Что является нелегким, так это история, которую вы о них рассказываете. Когда вы выпрыгиваете из самолета и дергаете за шнур парашюта, а он не раскрывается, то вы чувствуете страх, потому что вам нужно дернуть за следующий шнур. Итак, вы дергаете за него, а парашют опять не раскрывается. И это был последний шнур. Больше нет возможности принимать какие-либо решения. А когда нет решений, то нет и страха, так что просто наслаждайтесь путешествием! И это моя позиция - я люблю то, что есть. А есть вот что: отсутствие шнура, за который можно дернуть. Это уже происходит. Свободное падение. Я ничего не могу с этим поделать.

    Рут: Прийти сюда было действительно легко. Мне не надо было думать: «Должна ли я? Не должна? Или все-таки должна?» Это было так: «М-м-м, да. Ты в это время свободна. Иди».

    Кейти: Ну и как было принято это решение? Может быть, оно само себя приняла? Минуту назад вы сделали вот такое движение головой. Вы принимали это решение?

    Рут: Нет.

    Кейти: Вы только что пошевелили рукой. Вы принимали такое решение?

    Рут: Нет.

    Кейти: Нет. «Вы должны принимать решения» - это правда? Может быть, все происходит само собой, без нашей помощи.

    Рут: Потребность контролировать - это мое безумие.

    Кейти: Да. Кому нужен Бог, если вы управляете этим шоу? (Рут смеется.)

    Рут: Я не хочу этого делать, я просто не знаю, как не делать.

    Кейти: Мыслить таким образом и, следовательно, жить таким образом - значит абсолютно противоречить реальности, и это фатально. Это ощущается как стресс, потому что каждый любит то, что есть, независимо от того, в какую жуткую историю он верит. Я говорю, давайте обретем мир сейчас, среди этого очевидного хаоса. Итак, дорогая, как вы реагируете, когда верите в мысль «Я должна принять решение», а решение не приходит?

    Рут: Ужасно. Просто ужасно.

    Кейти: Это очень интересное место для того, чтобы попытаться принять решение. Тут мы не можем даже решить, остановиться или идти. Это должно вам о чем-то говорить. И когда вы убеждены, что приняли решение, где ваши доказательства? Приведите мне свободную от стресса причину, для того чтобы держаться за мысль: «Я должна принять решение». Я не прошу вас перестать думать, что вы должны принимать решения. Работа обладает нежностью раскрывающегося цветка. Будьте нежны с вашим прекрасным «Я». Цель этой Работы - покончить с вашими страданиями. Мы только смотрим на то, какие возможности здесь имеются.

    Рут: Можно ли в качестве эксперимента, попытаться ничего не решать в течение какого-то времени? Это сумасшествие или...

    Кейти: Хорошо, вы только что приняли решение, и оно может измениться само по себе. И тогда вы можете сказать: «Я изменила свое мнение».

    Рут: И я по-прежнему буду поймана в те же самые мерзкие силки.

    Кейти: Я не знаю. Но интересно понаблюдать. Если я говорю, что я не буду принимать решений, значит, я только что приняла решение. Понаблюдайте за этим. Для того и предназначено исследование, чтобы прорваться сквозь порождающие стресс мифы. Эти четыре вопроса вводят нас в мир такой красоты, которую невозможно выразить словами. Некоторые из нас даже еще и не начинали его исследовать, хотя это единственный мир, который существует. И мы - последние, кто это узнает.

    Рут: Я мельком представила, что означает не принимать решения, и у меня возникло ощущение, что хорошо бы сейчас, на фоне контроля, попытаться проделать это в качестве эксперимента.

    Кейти: Приведите мне свободную от стресса причину сохранять мысль «Я должна принять решение относительно биржевого рынка».

    Рут: Я не могу найти ни одной. Я просто не могу найти ни одной.

    Кейти: Кем или чем вы были бы без мысли: «Мне надо принять решение»?

    Рут: Я была бы не похожа на свою беспокойную мать. Я бы не становилась все более и более безумной. Мне бы не казалось, что я должна изолироваться от других, потому что рядом со мной ужасно находиться.

    Кейти: О, милая, я рада, что вы открыли для себя исследование.

    Рут: Я прилагала так много усилий к тому, что совершенно не работает.

    Кейти: «Я нуждаюсь в том, чтобы принимать решения» - разверните это.

    Рут: Я не нуждаюсь в том, чтобы принимать решения.

    Кейти: Да. Поверьте мне, они будут приняты. В таком спокойном состоянии все становится яснее. Жизнь даст вам все, что нужно, для того, чтобы идти глубже. Решение будет принято. Если вы действуете, то самое худшее, что может случиться, - это история. Если вы не действуете, то самое худшее, что может случиться,- это история. Решения принимаются сами по себе - когда есть, когда спать, когда действовать. Это просто движется само по себе. И все происходит очень спокойно и абсолютно успешно.

    Рут: М-м-м.

    Кейти: Почувствуйте, где ваши руки. И ваши ноги. Все хорошо. Без истории все всегда хорошо, где бы вы ни были. Давайте посмотрим на следующее утверждение.

    Рут: Я не хочу, чтобы с деньгами на биржевом рынке происходили такие абсурдные вещи. Безнадежно! Безнадежно!

    Кейти: «С деньгами на биржевом рынке происходят абсурдные вещи» - разверните это, дорогая. «Мое мышление...»

    Рут: Мое мышление абсурдно.

    Кейти: Да. Когда вы смотрите на деньги таким образом, ваше мышление абсурдно и пугающе. «С деньгами происходят абсурдные вещи, биржевой рынок абсурден» - можете ли вы действительно знать, что это правда?

    Рут: Нет.

    Кейти: Как вы реагируете, когда появляется эта мысль?

    Рут: Со страхом. Я так боюсь, что буквально умираю.

    Кейти: Видите ли вы причину отбросить эту мысль? Но я не прошу вас избавиться от нее. Те из вас, кто является новичками в Работе, не могут отбросить мысль. Вам кажется, что вы можете, но затем мысль появляется снова и приносит с собой все тот же страх и даже больший, чем тот, что был раньше, потому что вы еще сильнее привязались к мысли. Поэтому я просто спрашиваю: «Видите ли вы причину отбросить мысль о том, что биржевой рынок абсурден?»

    Рут: Я вижу причину отбросить эту мысль, но это не значит, что я могу ее отбросить.

    Кейти: Именно так. Речь идет об осознании, а не об изменении чего-то. Мир таков, каким вы его воспринимаете. Для меня ясность - это синоним красоты. Это - то, что я есть. И когда во мне ясность, я вижу только красоту. Ничто другое невозможно. Я - разум, воспринимающий мои мысли, и из этого все разворачивается, как если бы новая солнечная система засияла во всем своем блеске. Если во мне нет ясности, то я буду проецировать все свое безумие на мир как таковой, и я буду воспринимать мир как безумный и думать, что проблема в нем. Тысячи лет мы работали с проецируемым образом, а не с тем, кто проецирует. Вот почему жизнь кажется такой хаотичной. Хаос говорит хаосу, что надо жить по-иному, и никогда не замечает, что он всегда жил именно так и что мы все делали наоборот, абсолютно наоборот. Поэтому вы не можете отбросить ваши мысли о хаосе и страдании, которые существуют там, во внешнем мире. Вы не можете отбросить их, прежде всего потому, что не вы их создали. Но когда вы встречаете свои мысли с пониманием, мир изменяется. Он должен измениться, потому что проектором всего окружающего вас мира являетесь вы. Вы и есть этот мир! Давайте посмотрим на следующее утверждение.

    Рут: Решения не должны быть такими трудными или пугающими.

    Кейти: Когда вы пытаетесь принять их преждевременно, это безнадежно, как вы сами сказали. Вы не можете заставить себя принять решение преждевременно. Решение принимается, когда оно принимается, и ни мгновением раньше. Разве вам это не нравится?

    Рут: Это звучит прекрасно.

    Кейти: Да. Вы можете сидеть здесь и переживать: «О, я должна что -то сделать с моими акциями», а затем вы можете провести исследование. «Это правда? На самом деле я не могу этого знать». И вы просто позволяете этому овладеть вами. Вы просто сидите с этим овладевшим вами чувством и читаете или проводите время в Интернете, позволяя этому чувству обучать вас. И решение придет, когда настанет его время. Это замечательно. Благодаря этому решению вы можете потерять деньги или приобрести их. Произойдет так, как должно произойти. Но когда вы думаете, что вы должны что-то с этим сделать, и воображаете, что вы - тот, кто делает, то это иллюзия чистой воды. Просто следуйте своим устремлениям. Делайте то, что вам нравится. Проводите исследование и живите счастливой жизнью, когда вы это делаете.

    Рут: Иногда я не могу читать. Я частично теряю память и способность следить и...

    Кейти: О, дорогая моя, с вами обходились бережно! (Рут и аудитория смеются.) Вы слышали, как я говорю, что каждый раз, когда я теряю кого-то или что-то, это означает, что со мной обходятся бережно? Вот оно как есть на самом деле. Давайте рассмотрим ваше последнее утверждение.

    Рут: Я не хочу никогда больше паниковать по поводу денег на биржевом рынке.

    Кейти: «Я хочу...».

    Рут: Я хочу паниковать по поводу денег на биржевом рынке.

    Кейти: «Я с нетерпением жду...» Это может случиться.

    Рут (смеясь): Я с нетерпением жду, когда я буду паниковать по поводу денег на биржевом рынке.

    Кейти: Да, потому что это снова вернет вас к Работе.

    Рут: Это то, где я хочу быть.

    Кейти: В этом цель стресса. Он - друг. Это будильник, предназначенный для того, чтобы сообщить вам, что настало время выполнять Работу. Вы просто утратили осознание того, что вы свободны. Поэтому вы проводите исследование и возвращаетесь к тому, что вы есть. Это то, что ждет признания, то, что всегда реально.

    Мой муж сводит меня с ума

    Мэри (читает утверждения из своего вопросника): Я ненавижу своего мужа, потому что все в нем сводит меня с ума, - все, включая то, как он дышит. Меня выводит из себя то, что я не люблю его больше и что с нашими взаимоотношениями ничего не понятно. Я хочу, чтобы он был более успешным, чтобы ему не хотелось заниматься со мной сексом, чтобы он приобрел хорошую форму, чтобы у него была своя жизнь, не связанная со мной и детьми, чтобы он ко мне больше вообще не прикасался и чтобы он был сильным. Мой муж не должен обманывать себя, будто он эффективен в нашем бизнесе. Он должен добиваться большего успеха. Мой муж нытик. Он беспомощен и ленив. Он обманывает себя. Я отказываюсь жить дальше во лжи. Я отказываюсь поддерживать наши взаимоотношения обманом.

    Кейти: Вы хорошенько все подытожили? (Аудитория взрывается смехом, и Мэри смеется вместе с остальными.) Судя по смеху, можно подумать, что вы говорите за многих людей, находящихся в этом зале. Давайте начнем с самого начала и посмотрим, сможем ли мы понять, что же происходит.

    Мэри: Я ненавижу своего мужа, потому что все в нем сводит меня с ума, - все, включая то, как он дышит.

    Кейти: Ваш муж сводит вас с ума - это правда? (Это первый из четырех вопросов: «Это правда?»)

    Мэри: Да.

    Кейти: Хорошо. Приведите какой-нибудь пример этого, моя дорогая. Он дышит?

    Мэри: Он дышит. Когда мы проводим бизнес-конференцию по телефону, я слышу его дыхание на другом конце провода и мне хочется вопить.

    Кейти: Итак, его дыхание сводит вас с ума - это правда?

    Мэри: Да.

    Кейти: Можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда? (Второй вопрос: «Можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда?»)

    Мэри: Да!

    Кейти: Мы все можем поверить в это. Я слышу, что это действительно правда для вас. Но, согласно моему опыту, дыхание вашего мужа не может быть тем, что сводит вас с ума. Это, должно быть, ваши мысли о его дыхании сводят вас с ума. Так что давайте посмотрим внимательнее и узнаем, правда ли это. Каковы ваши мысли по поводу его дыхания в телефонной трубке?

    Мэри: Он должен понимать, что громко дышит во время конференции по телефону.

    Кейти: Как вы реагируете, когда появляется эта мысль? (Третий вопрос: «Как вы реагируете, когда появляется эта мысль?»)

    Мэри: Я чувствую, что мне хочется убить его.

    Кейти: Итак, что же мучительнее - ваша мысль о его дыхании или само дыхание?

    Мэри: Дыхание более мучительно. Мне приятно думать, что я хочу его убить. (Мэри смеется, присутствующие в зале- тоже.)

    Кейти: Вы можете сохранить эту мысль. В этом замечательное свойство Работы. Вы можете сохранять все свои мысли.

    Мэри: Я никогда раньше не делала Работу, поэтому ничего не знаю о «правильных» ответах.

    Кейти: Ваши ответы великолепны, моя дорогая. Их не надо репетировать; Итак, он дышит в трубку, и вы думаете о том, что он должен это осознавать, а он не осознает. Какова следующая мысль?

    Мэри: Появляются все те же ужасные мысли, которые у меня есть относительно него.

    Кейти: Хорошо, а он по-прежнему дышит. «Он должен прекратить дышать в телефон во время телефонных конференций» - а какова реальность? Он прекращает?

    Мэри: Нет. Я говорила ему, чтобы он прекратил.

    Кейти: А он все продолжает. Такова реальность. Правда - это всегда то, что происходит, а не рассказ о том, что должно было бы происходить. «Он должен прекратить дышать в телефон» - это правда?

    Мэри (после паузы): Нет. Это неправда. Он делает это. Вот в чем правда. Вот какова реальность.

    Кейти: Итак, как вы реагируете, когда думаете, что он должен прекратить дышать в телефон, а он не прекращает?

    Мэри: Как я реагирую? Я хочу выйти. И это создает дискомфорт, потому что я знаю, что хочу уйти, и знаю, что никуда не уйду.

    Кейти: Давайте вернемся обратно к исследованию, дорогая, вместо того, чтобы углубляться дальше в вашу историю, в вашу интерпретацию того, что происходит. Вы действительно хотите знать правду?

    Мэри: Да.

    Кейти: Хорошо. Будет лучше, если мы каждый раз будем рассматривать только одно письменное утверждение. Видите ли вы причину для того, чтобы отбросить мысль, что ваш муж должен перестать дышать в трубку? (Это дополнительный вопрос, который Кейти иногда задает.) Обращаю внимание тех, кто является новичком в Работе: если вам кажется, что я прошу Мэри отказаться от ее истории, то позвольте мне четко разъяснить, что это не так. Речь идет не о том, чтобы избавиться от мыслей путем их преодоления, совершенствования или сдачи им. Ничего подобного. Речь идет о том, чтобы осознать для самого себя внутреннюю причину и эффект. Вопрос простой: «Видите ли вы причину отбросить эту мысль?»

    Мэри: Да, вижу. Было бы значительно приятнее проводить конференции по телефону без этой мысли.

    Кейти: Это хорошая причина. А теперь, можете ли вы найти свободную от стресса причину сохранять эту мысль, эту ложь о том, что он должен перестать дышать в телефон? (Второй дополнительный вопрос.)

    Мэри: Нет.

    Кейти: Кем бы вы были без этой мысли? (Четвертый вопрос: «Кем бы вы были без этой мысли?») Кем бы вы были во время этой телефонной конференции с мужем, если бы были неспособны об этом думать?

    Мэри: Я была бы более счастливой. Я была бы более сильной. Я бы не отвлекалась.

    Кейти: Да, дорогая, это так. Не его дыхание является причиной вашей проблемы, а ваши мысли о его дыхании, потому что вы не исследовали их и не увидели, что они противоречат реальности в настоящий момент. Давайте рассмотрим следующее утверждение.

    Мэри: Я его больше не люблю.

    Кейти: Это правда?

    Мэри: Да.

    Кейти: Ну хорошо. Я слышу это. А вы действительно хотите знать правду?

    Мэри: Да.

    Кейти: Хорошо. Не беспокойтесь. Не существует правильного или неправильного ответа. «Вы его не любите» - это правда? (Мэри молчит.) Если бы вам было нужно честно ответить «Да» или «нет» прямо сейчас и вам пришлось бы всегда жить с этим ответом - вашей правдой или вашей ложью, каков бы был ваш ответ? «Вы его не любите» - это правда? (Следует долгая пауза, затем Мэри начинает плакать.)

    Мэри: Нет. Это неправда.

    Кейти: Это очень мужественный ответ. Когда мы так отвечаем, исходя из того, что является настоящей правдой для нас самих, нам кажется, что выхода нет. Но это не так. «Это правда?» - всего лишь вопрос! Мы боимся честно ответить на самые простые вопросы, потому что мы мысленно переносимся в предполагаемое будущее и думаем, что это может значить там. Мы считаем, что должны что-то делать относительно этого. Как вы реагируете, когда у вас появляется мысль о том, что вы не любите своего мужа?

    Мэри: Это превращает всю мою жизнь в глупую шутку.

    Кейти: Видите ли вы причину отбросить мысль о том, что вы его не любите? Я не прошу вас отказаться от этой мысли.

    Мэри: Да, я вижу причину отбросить ее.

    Кейти: Можете ли вы вообразить хотя бы одну свободную от стресса причину оставить эту мысль?

    Мэри (после длительной паузы): Я думаю, что если сохраню свою историю, то помешаю ему постоянно хотеть секса.

    Кейти: Является ли эта причина свободной от стресса? Мне она кажется стрессовой.

    Мэри: Полагаю, что это так.

    Кейти: Можете ли вы найти хоть одну свободную от стресса причину сохранять эту мысль?

    Мэри: О, я понимаю. Нет. Не существует ни одной свободной от стресса причины, чтобы держаться за эту мысль.

    Кейти: Замечательно. Кем бы вы были, оставаясь со своим мужем без этой мысли, что вы его не любите?

    Мэри: Это было бы великолепно. Это было бы замечательно. Это то, чего я хочу.

    Кейти: Я слышу, что эта мысль вызывает стресс. А без этой мысли все великолепно. Так какая же связь между вашим мужем и тем, что вы несчастливы? Мы только отмечаем это. Итак, «Я не люблю своего мужа» -разверните это. (После четырех вопросов происходит разворот.)

    Мэри: Я люблю своего мужа.

    Кейти: Почувствуйте это. Это не имеет ничего общего с ним, не так ли?

    Мэри: Да, действительно не имеет. Я люблю своего мужа, и вы правы, это не имеет ничего общего с ним.

    Кейти: А иногда вы думаете, что ненавидите его, и это также не имеет ничего общего с ним. Человек просто дышит. Вы рассказываете историю о том, что любите его, или историю о том, что ненавидите его. Не требуется двух людей для того, чтобы брак был счастливым. Требуется только один человек- вы! Есть еще один разворот.

    Мэри: Я не люблю себя. Я могу подтвердить, что это так.

    Кейти: И считаете, что если вы с ним разведетесь, то вам будет хорошо. Но если вы не исследуете свои мысли, вы перенесете то же самое на любого, кто появится в вашей жизни. Мы связаны не с людьми или вещами, мы связаны с неисследованными представлениями, в которые мы верим и которые на данный момент считаем истинными. Давайте рассмотрим следующее утверждение из вашего вопросника.

    Мэри: Я хочу, чтобы мой муж не нуждался во мне, не зависел от меня, чтобы он был более успешным, чтобы он не хотел секса со мной, чтобы он обрел форму, чтобы у него была жизнь помимо меня и детей, чтобы он был более сильным. Это лишь немногое.

    Кейти: Давайте развернем все эти утверждения.

    Мэри: Я хочу, чтобы я не нуждалась в нем. Я хочу, чтобы я не зависела от него. Я хочу быть более успешной. Я хочу, чтобы мне хотелось заниматься с ним сексом. Я хочу обрести форму. Я хочу, чтобы у меня была жизнь помимо него и детей. Я хочу быть более сильной.

    Кейти: Итак, «Он не должен нуждаться во мне» - это правда? Что происходит на самом деле? Он нуждается?

    Мэри: Он нуждается.

    Кейти: «Он не должен нуждаться во мне» - это ложь, потому что этот парень, по вашему мнению, нуждается в вас. Итак, как вы реагируете, когда выдумаете: «Он не должен нуждаться во мне», хотя в действительности, как вы считаете, он в вас нуждается?

    Мэри: Мне просто все время хочется убежать.

    Кейти: Кем бы вы были рядом с ним без мысли «Он не должен нуждаться во мне»?

    Мэри: Я только что поняла, что могла бы находиться вместе с ним в пространстве любви, вместо того чтобы держать оборону. А я убегаю, как только замечаю малейшие признаки потребности во мне. Я всегда убегаю. Вот что я сделала со своей жизнью.

    Кейти: Когда он, по вашему мнению, проявляет беспомощность, вы не говорите ему честно: «Нет». Вы убегаете или хотите убежать, вместо того чтобы быть честной с собой и с ним.

    Мэри: Это правда.

    Кейти: Хорошо, так и должно было быть. Вы должны называть его беспомощным до тех пор, пока не придете к ясному и честному общению с самой собой. Так что давайте проясним ситуацию. Вы будете вашим мужем и будете очень беспомощны. А я возьму на себя роль ясности.

    Мэри: Мистер Беспомощный входит и говорит: «У меня сейчас был замечательный телефонный разговор. Ты должна об этом услышать. Этот парень, он потрясающий в своем деле. И еще один звонок...» И он все говорит и говорит. А я ведь занята. У меня времени в обрез.

    Кейти: «Дорогой, я слышу, что у тебя был замечательный телефонный разговор. Я рада этому, но у меня очень мало времени, и я бы хотела попросить тебя сейчас уйти».

    Мэри: «Мы должны поговорить о наших планах. Когда мы едем на Гавайи? Мы должны определиться с авиакомпанией...»

    Кейти: «Я слышу, что ты хочешь поговорить о наших планах относительно поездки на Гавайи, давай обсудим это вечером, за ужином. А сейчас я действительно хочу, чтобы ты вышел из комнаты. Я должна закончить работу, у меня крайний срок».

    Мэри: «Если звонит кто-то из твоих подруг, ты можешь говорить с ней целый час. Почему ты не хочешь послушать меня две минуты?»

    Кейти: «Может быть, ты и прав, но сейчас я хочу, чтобы ты вышел из комнаты. Это может по казаться невежливым, но это не так. Просто я должна закончить работу в срок».

    Мэри: Мне это не нравится. Обычно я бываю мягче с ним. Только я горячусь.

    Кейти: Вы вынуждены быть мягче, потому что боитесь сказать правду и сказать «нет». Вы не говорите ему: «Дорогой, я хочу, чтобы ты ушел. У меня много дел и совсем нет времени», потому что вы от него чего-то хотите. Что у вас на уме? Чего вы хотите от него?

    Мэри: Я никогда и ни с кем не бываю прямолинейной.

    Кейти: Потому что вам от нас что-то нужно. Что это?

    Мэри: Я не могу переносить, если я кому-то не нравлюсь. Я не хочу дисгармонии.

    Кейти: То есть вы хотите нашего одобрения.

    Мэри: Да, и я хочу поддерживать гармонию.

    Кейти: Дорогая, «Если ваш муж одобряет все, что вы говорите и делаете, значит, в вашем доме есть гармония» - это правда? Это работает? В вашем доме есть гармония?

    Мэри: Нет.

    Кейти: Вы жертвуете честностью ради гармонии в доме. Это не срабатывает. Воздержитесь от того, чтобы добиваться одобрения или признательности - со стороны кого бы то ни было. Посмотрите, что будет происходить в реальности, - просто из любопытства. Еще раз прочтите свое утверждение.

    Мэри: Я хочу, чтобы мой муж не нуждался во мне.

    Кейти: Хорошо. Разверните это.

    Мэри: Я хочу, чтобы я не нуждалась в нем.

    Кейти: Да, вам нужна вся эта гармония. Вам нужно его одобрение. Вам нужно, чтобы его дыхание изменилось. Вам нужно, чтобы его сексуальное влечение к вам изменилось. Так кто же постоянно в чем-то нуждается? Кто от кого зависит? Давайте развернем весь список.

    Мэри: Я нуждаюсь в том, чтобы я не нуждалась в чем-либо, чтобы я не была зависима

    Кейти: От вашего мужа, может быть?

    Мэри: Я хочу быть более успешной. Я не хочу не желать, чтобы со мной занимались сексом.

    Кейти: Последнее может стать реальностью, если вы будете на этом фиксироваться. Как часто вы повторяете про себя историю о том, что, когда ваш муж занимается с вами сексом, вы это ненавидите?

    Мэри: Постоянно.

    Кейти: Да. Вы занимаетесь с ним сексом в воображении и думаете о том, как это ужасно. Вы вновь и вновь рассказываете историю о том, что значит заниматься сексом с вашим мужем. Именно эта история вызывает у вас неприязнь к сексу, а не ваш муж. Секс вне такой истории никогда ни у кого не вызывал неприязни. Он есть то, что он есть. Вы им занимаетесь или нет. Именно наши мысли о сексе отталкивают нас от него. Запишите это тоже, моя милая. Вы можете исписать целую страницу вопросника о своем муже и сексуальности.

    Мэри: Понимаю.

    Кейти: Хорошо. Разверните следующее утверждение.

    Мэри: Я хочу обрести хорошую форму. Но я уже в форме.

    Кейти: В самом деле? А как относительно мыслей?

    Мэри: О, я могу над этим поработать.

    Кейти: Вы делаете все, что возможно?

    Мэри: Да.

    Кейти: Может быть, и ваш муж тоже. «Он должен иметь хорошую форму» - это правда?

    Мэри: Да, он не в форме.

    Кейти: Как вы реагируете, когда верите мысли, что он должен быть в форме, а он не в форме? Как вы к нему относитесь? Что вы говорите? Что вы делаете?

    Мэри: Я поступаю с ним коварно. Я демонстрирую перед ним свою силу. Я никогда не смотрю на него с одобрением. Я никогда не восхищаюсь им. Я никогда не делаю ничего хорошего в этом направлении.

    Кейти: Хорошо, закройте глаза. Взгляните на себя, смотрящую на него таким образом. Теперь посмотрите на его лицо. (Следует пауза. Мэри вздыхает.) Держите глаза закрытыми. Снова посмотрите на него. Кем бы вы были, находясь рядом с ним, без мысли, что он должен быть в форме?

    Мэри: Я бы посмотрела на него и увидела, как он красив.

    Кейти: Да, ангел мой. Вы бы поняли, как сильно его любите. Разве это не замечательно? Это очень вдохновляет. Так что давайте задержимся на этом какое-то время. Посмотрите, как вы к нему относитесь, а он все-таки хочет поехать с вами на Гавайи. Это поразительно!

    Мэри: Что поразительно в этом человеке, так это то, что я такая ужасная и подлая, а он любит меня без всяких условий. Это доводит меня до сумасшествия.

    Кейти: «Он доводит вас до сумасшествия» - это правда?

    Мэри: Нет, скорее мои мысли доводят меня до сумасшествия.

    Кейти: Итак, давайте вернемся назад. «Он должен обрести форму» - разверните это.

    Мэри: Я должна обрести форму. Мое мышление должно обрести форму.

    Кейти: Да. Каждый раз, когда вы смотрите на него и испытываете отвращение, приводите свои мысли в форму. Осуждайте своего мужа, записывайте это, задавайте четыре вопроса и делайте разворот. Но только если вы устанете от боли. Хорошо, моя дорогая, я думаю, вы справились с этим. Просто продолжайте работу с остальными утверждениями из вашего вопросника аналогичным образом. Я с удовольствием посижу с вами. И приглашаю всех к исследованию. Приглашаю к Работе.

    Я отвечаю за выбор своих детей

    Салли: Я ищу способ справиться с депрессией.

    Кейти: Хорошо, давайте посмотрим, с чем мы имеем дело. Каким смущающим вас мыслям вы верите, которые, хотя и не являются для вас правдой, приводят вас в состояние депрессии?

    Салли (читая по своему вопроснику): Мой сын раздражает меня, когда ведет себя безответственно. Он не делает домашних заданий. Он не выполняет своих обязанностей по дому, о чем я говорю ему каждый день в течение последних восьми лет. Я имею в виду, что это повторяется каждый день.

    Кейти: Да, я хорошо вас слышу. А вы слышите себя? Вы оказываете определенное влияние на его жизнь. В течение восьми лет вы давали ему указания. В течение восьми лет это не работало.

    Салли: Я понимаю это, но не в моем характере ничего не говорить. Просто я не могу позволить ему делать то, что он хочет. Как мать, я отвечаю за выбор, который делают мои дети, и за его последствия, а также за то, какими людьми они станут.

    Кейти: Исследование предназначено для тех людей, которые действительно хотят знать правду. Вы действительно хотите знать правду?

    Салли: Да.

    Кейти: Особенно важным в Работе является то, что это ваша правда как родителя, а не всего окружающего мира, с которым нам приходится взаимодействовать. «Вы отвечаете за выбор своих детей» - это правда?

    Салли (после паузы): Думаю, нет. Правда заключается в том, что я не могу контролировать то, что мой сын делает. Я не имею никакого контроля над этим. Но я чувствую, что я обязана это делать.

    Кейти: Вы сказали: «У меня нет никакого контроля над этим», а также что это не в вашем характере - ничего не говорить. Даже если у вас нет контроля над чем-то, выдумаете, что он должен быть. Результатом этой мысли являются беспокойство, разочарование и депрессия.

    Салли: Разве это не вызывает депрессию - думать, что у меня нет контроля над чем-то? Я хочу сказать, для чего вообще нужно пытаться что-то делать? Я так расстроена, что даже не хочу быть с ним и заботиться о нем. Временами мне даже не хочется быть матерью.

    Кейти: Это правда, что вы должны заботиться о своем сыне? Кто заставляет вас делать это?

    Салли: Ну, вообще говоря, никто. Я сама это делаю. Гм. Нет, вероятно, это неправда, что я должна заботиться о нем.

    Кейти: Я бы опустила слово «вероятно».

    Салли: Ближе к правде то, что я хочу заботиться о нем, даже когда мне не нравится то, что он делает.

    Кейти: Вы только что открыли в себе замечательную истину. Эта истина дает большую свободу. Вы не обязаны заботиться о своем сыне. Вы никогда не были обязаны это делать и прежде. Это означает, что он вам ничего не должен. Вы делаете это не для него. Вы понимаете теперь, что делаете это для себя. С осознанием этого вы служите своим детям, зная, что находитесь с ними, потому что хотите быть с ними, хотите служить им и учить их на примере своего образа жизни. Вы делаете это просто потому, что любите их, и потому, что нравитесь себе, когда это делаете. Дело не в них. Это любовь без всяких условий, несмотря на абсолютно эгоистичные действия. Она является истиной сама по себе. Когда испытываешь эту истину однажды, любовь к самому себе становится такой ненасытной, что она готова служить безграничному числу людей. Вот почему безусловная любовь к одному человеку - это любовь ко всем людям. Хорошо, а теперь давайте отправимся в путешествие внутрь себя за ответами, которые еще могут не осознаваться вами. «Ваш сын должен делать домашние задания» - это правда?

    Салли: Да.

    Кейти: Можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда - то, что он должен делать домашние задания?

    Салли: Я плачу за его учебу в частной школе. Я знаю, что это правда.

    Кейти: Да, но можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда- то, что он должен делать домашние задания? Делает ли он домашние задания?

    Салли: На восемьдесят процентов.

    Кейти: Итак, предполагается, что «Он все время должен делать домашние задания на сто процентов» - это правда? Какова реальность? На сколько процентов он делал свои домашние задания на протяжении восьми лет?

    Салли: На протяжении восьми лет? Он делал все только на восемьдесят процентов. Я что, должна быть довольна этим? Просто с этим согласиться?

    Кейти: Дело не в том, согласны вы с этим или нет. Реальность такова, что он делает домашние задания на восемьдесят процентов. Я не говорю, что завтра он не сделает их на сто процентов, но на сегодняшний день реальность именно такая. Допускаете ли вы возможность просто принять это? Давайте посмотрим... В течение восьми лет... (аудитория смеется) вы спорили с реальностью и всегда проигрывали. Результатом были стресс, разочарование и депрессия. Давайте развернем все это.

    Салли: Я раздражаю саму себя, когда не выполняю свою домашнюю работу и другие мои обязанности по дому. Да, это правда. Я так делаю. И тогда я действительно огорчаю саму себя. Итак. Я вижу, что ожидаю от него больше, чем сама реально делаю.

    Кейти: Когда у вас появляется мысль, что он должен выполнять свои домашние задания и свои обязанности по дому, вспоминайте о развороте. Выполняйте вашу домашнюю работу и обязанности по дому на сто процентов. Возможно, именно ваш пример научил его делать свою работу на восемьдесят процентов? Или, может быть, вы выполняли работу на пятьдесят процентов, а он - на восемьдесят? Тогда он мог бы быть вашим учителем.

    Салли: Это действительно так. Я поняла это. Я не дотягивала до ста процентов. Я также испытывала настоящую депрессию из-за своего сына в течение последнего года. Он не был таким ребенком, каким я хотела бы его видеть. Он все время болел и мало спал. Он не был счастлив. Он все еще недружелюбный ребенок. Он плачет, когда видит людей. Я испытывала от этого сильную депрессию.

    Кейти: «Он недружелюбный ребенок» - это правда? Можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда, что в глубине души он недружелюбный ребенок?

    Салли: Нет.

    Кейти: Как вы реагируете, когда появляется эта мысль о вашем ребенке?

    Салли: Меня охватывает страх по поводу того, как люди будут к нему относиться в жизни. Мне представляется, что его жизнь будет тяжелой, потому что людям будет трудно любить его, и никто не захочет создать с ним семью из-за того, что он такой недружелюбный. У меня нет никакой надежды относительно него. «У него никогда не будет друзей» - вот что я чувствую. Вот почему у меня возникает депрессия, когда он при виде людей начинает плакать.

    Кейти: Кем бы вы были без этой мысли?

    Салли: Я была бы спокойной. Я любила бы его таким, какой он есть.

    Кейти: С этой мыслью вы испытываете депрессию. Без этой мысли вы не испытываете депрессии. Итак, дорогая моя, понимаете ли вы, что это ваши неисследованные мысли, а не поведение вашего ребенка вызывают у вас депрессию? Понимаете ли вы, что он не имеет к этому никакого отношения? Предполагается, что «Он не должен плакать, когда видит людей» - это правда?

    Салли: Нет.

    Кейти: Какова реальность?

    Салли: Он плачет.

    Кейти: Как вы реагируете, когда верите в эту мысль, что он не должен плакать при виде людей, а он плачет?

    Салли: Я испытываю депрессию. Я ощущаю грусть и замешательство. Моя мать говорит, что я порчу его. Люди говорят, что он странный. И тогда я думаю: «О нет! Он странный! Что-то с ним не так? Что-то со мной не так?» А когда он плачет, я обнаруживаю, что кричу на ребенка, чтобы он замолчал, отчего он плачет еще громче. Это совсем не действует. Он не перестает плакать.

    Кейти: Итак, мы опять обнаруживаем, что депрессию у вас вызывает не его поведение. Это невозможно. То, что вызывает у вас депрессию, - это способ вашего мышления. Это естественно, если вы верите в мысль, что он не должен плакать, тогда как он плачет, и что его плач означает, что что-то не так с ним и что-то не так с вами. Вот что приводит к депрессии. Мы хотим, чтобы наши дети подтверждали, что они получают заботу - любовь, поддержку, одобрение, - которую мы им не даем. Другими словами, мы хотим, чтобы их поведение соответствовало нашему идеалу? Если вы в здравом уме, то плачущий ребенок - это просто плачущий ребенок. И вы остаетесь присутствующей в своих мыслях и действиях, которые проистекают из ясного, любящего ума. Так как же вы относитесь к своему ребенку, когда думаете, что он не должен плакать при виде людей?

    Салли: Я прошу его быть счастливым. «Давай, будь счастливым, счастливым, счастливым!»

    Кейти: Выходит, вы учите его тому, что он не такой, каким нужно быть. Если он плачет, а вы говорите ему: «Давай, будь счастливым», вы внушаете ему, что он не такой, каким он должен быть. Он думает, что в ваших глазах он неудачник. Но если вы благоразумны, спокойны и счастливы, то, даже если он плачет, вы показываете ему, как жить по-другому.

    Салли: Я прошу его, чтобы он не был тем, кем он является.

    Кейти: Да. Вы предлагаете ему быть иным, чем он есть. Это обусловленная любовь, дорогая моя. Закройте глаза и всего лишь на минуту представьте его плачущим без этой вашей истории.

    Салли (после длительной паузы): Он действительно очень милый! Мне просто хочется прижать его к себе и сказать: «О, все хорошо».

    Кейти: Вы становитесь ближе к сыну, хотя его даже нет в комнате. Теперь закройте глаза и посмотрите на свою мать, которая говорит вам: «Что происходит с этим ребенком? Ты опять портишь его?» Посмотрите на нее без вашей истории.

    Салли (с закрытыми глазами, после длительной паузы): Это просто моя мать, рассказывающая свою историю, и это мой сын, который плачет. Они оба - просто те, кто они есть. В этом нет ничего, что могло бы вызвать депрессию.

    Кейти: Я слышу, вы говорите, что ваш сын - недружелюбный ребенок. Можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда, дорогая?

    Салли: Нет.

    Кейти: Как вы реагируете, когда появляется эта мысль?

    Салли: Я испытываю грусть, депрессию, разочарование, желание защититься. Я хочу убежать и хочу остаться, я несчастна и чувствую, что как мать потерпела неудачу.

    Кейти: Видите ли вы причину для того, чтобы отбросить эту мысль? Я не прошу вас избавиться от нее. Вы ее не порождали, поэтому как вы можете избавиться от того, причиной чего не являетесь. На своем опыте я знаю, что мы не заставляем мысли появляться, - они просто появляются. Однажды я заметила, что их появление не зависит от меня. Понимание этого делает исследование более легким. Я просто хочу знать, видите ли вы причину отбросить мысль, что он недружелюбный ребенок.

    Салли: Да, я определенно вижу несколько причин.

    Кейти: Видите ли вы разумную или свободную от стресса причину сохранять эту мысль? Причину, которая не вызывала бы у вас стресса?

    Салли: Нет, я не могу найти такой причины.

    Кейти: Кем бы вы были дома со своим ребенком без этой мысли?

    Салли: Я понимаю. Без этой мысли я бы испытывала умиротворение и ясность. У меня не было бы депрессии.

    Кейти: Итак, я узнаю от вас, что ребенок не может вызывать у вас депрессию. Только вы сами можете ее вызывать. Я слышу от вас, что с этой мыслью у вас возникает стресс, а без этой мысли вы испытываете спокойствие. Неудивительно, что, когда мы обвиняем других в нашем душевном расстройстве, мы чувствуем себя плохо. Мы ищем свое спокойствие вне себя. Мы смотрим не в том направлении.

    Салли: Мне трудно поверить, что это так просто!

    Кейти: Если бы это не было так просто, я никогда бы не смогла этого найти. Хорошо. Добро пожаловать в Работу.

    Он хочет быть с ней

    Мариса (читает свой вопросник): Я злюсь на Дэвида - это мой муж, - потому что он все время говорит, что ему нужно время, чтобы во всем разобраться. Я хочу, чтобы Дэвид выражал то, что он чувствует, когда он это чувствует, потому что я уже устала спрашивать его об этом. Я слишком нетерпелива, чтобы ждать.

    Кейти: Итак, «Мужья должны выражать то, что они чувствуют» -это правда?

    Мариса: Да.

    Кейти: А что происходит в реальности на этой планете?

    Мариса: Ну, в основном они этого не делают.

    Кейти: Так откуда же я знаю, что мужья не должны выражать свои чувства? Они не делают этого. (Присутствующие и Мариса смеются.) Или делают лишь иногда. Такова реальность. «Мужья должны выражать свои чувства» - это только мысль, в которую мы верим, не имея никаких свидетельств в пользу этого. Как вы реагируете, когда верите в эту ложь? Вы понимаете, из чего я исхожу, когда называю это ложью? Это неправда, что он должен выражать свои чувства, потому что правда состоит в том, что он их не выражает, как показывает ваш опыт. Это не значит, что он не собирается их выразить через десять минут или десять дней. Но реальность состоит в том, что именно сейчас это не является правдой. Как вы реагируете, когда появляется эта мысль?

    Мариса: Я злюсь и обижаюсь.

    Кейти: Да. И как вы относитесь к нему, когда считаете, что он должен выражать свои чувства, а он этого не делает?

    Мариса: Я чувствую, будто я выведываю что-то или требую чего-то.

    Кейти: Я бы опустила «Я чувствую, будто». Вы выведываете и требуете.

    Мариса: Но я... О! Да. Это именно то, что я делаю.

    Кейти: И что вы чувствуете, когда выведываете и требуете?

    Мариса: Это всегда неприятное чувство.

    Кейти: Видите ли вы причину отбросить эту мысль? Но, пожалуйста, не пытайтесь отбросить ее сейчас. Мой опыт говорит о том, что вы не можете избавиться от этой мысли, потому что вы не сделали этого, когда она появилась в первый раз. Так что вопрос лишь такой: «Видите ли вы причину отбросить эту мысль?» Часто очень хорошие причины можно найти в ответе на третий вопрос: «Как вы реагируете, когда появляется эта мысль?» Каждая стрессовая реакция - гнев, например, или печаль, или отстраненность - это хорошая причина отбросить мысль.

    Мариса: Да, я вижу причину.

    Кейти: Приведите мне свободную от стресса причину, для того чтобы верить в мысль, что мужья должны выражать свои чувства.

    Мариса: Свободную от стресса причину?

    Кейти: Приведите мне свободную от стресса причину, для того чтобы верить в это.

    Мариса: Я действительно не знаю, как...

    Кейти: Приведите мне причину, которая не вызывает у вас боли или стресса, для того чтобы верить в мысль «Мой муж должен выражать свои чувства ко мне». Сколько лет вы замужем?

    Мариса: Семнадцать.

    Кейти: И в течение семнадцати лет он, по вашим словам, не выражал своих чувств. Приведите мне свободную от стресса причину, для того чтобы верить в эту мысль. (Следует долгая пауза) Вам потребовалось бы много времени, чтобы ее найти.

    Мариса: Да, я не могу найти свободную от стресса причину.

    Кейти: И кем бы вы были, живя с этим человеком, если бы вы не верили в эту ложь?

    Мариса: Я была бы более счастливым человеком.

    Кейти: Да. Таким образом, как я слышу, проблема заключается не в вашем муже.

    Мариса: Да. Потому что я - та, кто выведывает и требует.

    Кейти: Вы - та, кто верит в эту ложь, которая так сильно ранит. Я услышала от вас, что, если бы вы в нее не верили, вы были бы счастливы. А когда вы в нее верите, то выведываете и требуете. Так как же проблема может заключаться в вашем муже? Вы пытаетесь изменить реальность. В этом путаница. Я люблю реальность. Я могу всегда на нее положиться. И люблю также то, что она может меняться. Но я люблю реальность именно такой, какая она есть сейчас. Итак, прочитайте еще раз это утверждение - о том, чего вы от него хотите.

    Мариса: Я хочу, чтобы Дэвид выражал то, что он чувствует, когда он это чувствует.

    Кейти: Разверните это. «Я хочу, чтобы...»

    Мариса: «Я хочу, чтобы я выражала свои чувства». Но это именно то, что я все время делаю!

    Кейти: Да, конечно. Это необходимо для вас, чтобы жить. Это ваш путь, но не его.

    Мариса: Ах, я понимаю.

    Кейти: Это вы - тот человек, который должен выражать свои чувства, потому что вы это делаете. А ваш муж не должен выражать своих чувств, потому что он этого не делает. Вы ходите по дому, выведывая и требуя, обманывая себя ложью, что ваш путь лучше. Как вы себя чувствуете, выведывая?

    Мариса: Это всегда очень неприятное чувство.

    Кейти: И вы относите неприятные чувства на его счет. Вы обвиняете в этом его.

    Мариса: Вот именно. Я понимаю, что вы хотите сказать.

    Кейти: Вы чувствуете себя плохо и верите, что это он создает дискомфорт. И это всегда было лишь неправильным пониманием с вашей стороны. Хорошо, давайте рассмотрим следующее утверждение.

    Мариса: Я устала спрашивать. И я слишком нетерпелива, чтобы ждать.

    Кейти: «Вы слишком нетерпеливы, чтобы ждать» - это правда?

    Мариса: Да.

    Кейти: И вы ждете!

    Мариса: Я полагаю, да.

    Кейти: Я бы опустила слово «полагаю».

    Мариса: Я жду. Да.

    Кейти: «Вы слишком нетерпеливы, чтобы ждать» - это правда?

    Мариса: Да.

    Кейти: Но вы ждете?

    Мариса: Да. И я не знаю, как это прекратить.

    Кейти: «Вы слишком нетерпеливы, чтобы ждать» - это правда? (Следует очень долгая пауза.) Вы ждете! Вы ждете! Я слышала это из ваших собственных уст!

    Мариса: О! Я это вижу!.. Да.

    Кейти: Уловили?

    Мариса: Да.

    Кейти: Да. Вы не являетесь слишком нетерпеливой для того, чтобы ждать. Вы просто зациклились на этом. Семнадцать лет, восемнадцать лет...

    Мариса: Да.

    Кейти: Как вы реагируете, когда появляется мысль о том, что вы слишком нетерпеливы, чтобы ждать? Как вы относитесь к вашему мужу, когда верите в эту ложь?

    Мариса: Я обращаюсь с ним не очень хорошо. Иногда я кричу на него, или плачу, или угрожаю уйти от него. Я говорю довольно неприятные вещи.

    Кейти: Итак, приведите мне свободную от стресса причину, для того чтобы верить в эту ложь.

    Мариса: Такой не существует.

    Кейти: Кем бы вы были в вашем доме, если бы не верили в эту ложь?

    Мариса: Я полагаю, что я бы радовалась тому, что люблю своего мужа, и больше не попадалась бы в эту ловушку.

    Кейти: Да, и в следующий раз, когда будете с ним говорить, вы можете сказать: «Ты знаешь, дорогой, я люблю тебя очень сильно, потому что я терпелива. Я обманывала саму себя. Я говорила тебе, что я слишком нетерпелива, чтобы ждать, но это неправда».

    Мариса: Да.

    Кейти: Это то, за что я люблю честность. Каждый раз, когда мы погружаемся внутрь, мы находим ее там. Это место, в котором очень приятно находиться. Итак, давайте развернем это. «Я слишком нетерпелива, чтобы ждать» - что совершенно противоположно этому, что развернуто на 180 градусов?

    Мариса: «Я не слишком нетерпелива, чтобы ждать».

    Кейти: Да. Это настолько же правдиво или в еще большей степени?

    Мариса: В большей степени. Определенно в большей.

    Кейти: Давайте посмотрим на ваше следующее утверждение.

    Мариса: Я собираюсь его прочитать, поскольку я его написала. Дэвид не должен думать, что я буду ждать вечно... (Смеется.) Что я, собственно говоря, и делала.

    Кейти: Да. «Он не должен так думать» - это правда?

    Мариса: Конечно, нет.

    Кейти: Нет. У него есть все доказательства в пользу того, что вы будете ждать.

    Мариса (улыбаясь и кивая головой): Да.

    Кейти: Итак... как вы реагируете, когда появляется эта мысль? Знаете, что мне больше всего нравится, дорогая? Те же самые мысли, которые обычно погружают нас в глубокую депрессию, будучи однажды понятыми, вызывают у нас смех. В этом сила исследования.

    Мариса: Это поразительно!

    Кейти: И это оставляет нам только одно: «Ты знаешь, милый, я люблю тебя». Это любовь без всяких условий.

    Мариса: Да.

    Кейти: И это не что иное, как честность. Так как же вы реагируете, когда верите в то, что он не должен думать, будто вы будете ждать вечно?

    Мариса: Я обманываю себя, если я верю тому, что написала.

    Кейти: Да, и это очень мучительно - жить с ложью. Мы как дети. Мы так невинны. Весь мир сказал бы вам, что вы имеете право быть нетерпеливой.

    Мариса: Я действительно верила в это до сегодняшнего дня.

    Кейти: Но когда вы погружаетесь внутрь себя, вы можете видеть, что на самом деле является правдой. Дело в том, что никто другой не может причинить вам боль. Это ваша работа.

    Мариса: Да, гораздо легче обвинять в этом другого человека.

    Кейти: Хорошо, но является ли это правдой? Может быть, легче не обвинять? Именно правда делает нас свободными. Я пришла к пониманию, что мне нечего прощать, что это я была тем человеком, который являлся причиной моих проблем. Я нашла то, что вы как раз сейчас ищете. Давайте рассмотрим ваше четвертое утверждение.

    Мариса: Я нуждаюсь в том, чтобы Дэвид перестал говорить, что он не хотел причинить мне боль, продолжая в то же время делать вещи, которые причиняют мне боль.

    Кейти: «Он хочет причинить вам боль» - можете ли вы действительно знать, что это правда?

    Мариса: Нет, на самом деле я не могу этого знать.

    Кейти: «Он хочет причинить вам боль». Загляните внутрь и посмотрите, правда ли это.

    Мариса: Я не знаю, как на это ответить. Он говорит, что нет.

    Кейти: Я бы ему поверила. Есть ли у вас еще какая-нибудь информация?

    Мариса: Его поступки.

    Кейти: «Он хочет причинить вам боль» - можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда?

    Мариса: Нет.

    Кейти: И как вы реагируете, когда верите в это? Как вы к нему относитесь?

    Мариса: Я плохо к нему отношусь. Я обычно обвиняю его.

    Кейти: В общем, вы действуете так, как если бы хотели причинить ему боль.

    Мариса: О! Я понимаю... я понимаю.

    Кейти: Таким образом, у вас, конечно же, возникает проекция, что он хочет причинить вам боль. Правда заключается в том, что это вы хотите причинить ему боль. Вы - тот, кто создает проекцию, кто является сочинителем всего этого.

    Мариса: Неужели это так просто?

    Кейти: Да, это так.

    Мариса: Боже мой!

    Кейти: Если я думаю, что кто-то другой является причиной моей проблемы, то я сумасшедшая.

    Мариса: Я понимаю. Следовательно... мы сами создаем свои проблемы?

    Кейти: Да, буквально все. Это просто неправильное понимание. Ваше неправильное понимание. Не чье-то еще. Ни в малейшей степени. Вы сами отвечаете за свое счастье. Это очень хорошая новость. Каково это -жить с человеком и верить в то, что он хочет причинять вам боль?

    Мариса: Это ужасно.

    Кейти: Тогда приведите мне свободную от стресса причину, для того чтобы верить, что ваш муж хочет причинять вам боль.

    Мариса: Я не могу придумать такой причины.

    Кейти: Кем бы вы были, если бы, живя со своим мужем, не верили в эту мысль?

    Мариса: Я была бы очень счастливым человеком. Теперь я совершенно ясно это вижу.

    Кейти: «Он хочет причинить мне боль» - разверните это.

    Мариса: Я хочу причинить себе боль. Да. Я понимаю это.

    Кейти: Это настолько же правдиво или в еще большей степени?

    Мариса: В большей, я полагаю.

    Кейти: Вот это и есть мы. Мы не узнаем другого пути, пока не проделаем его. Вот для чего мы здесь собрались сегодня вечером: мы сидим вместе и ищем другой путь. Есть еще один разворот. «Он хочет причинить мне боль»...

    Мариса: Я хочу причинить ему боль. Это также более правдиво.

    Кейти: И есть еще один разворот. «Он хочет причинить мне боль» - каким будет разворот на 180 градусов?

    Мариса: Он не хочет причинить мне боль.

    Кейти: Он мог бы говорить вам правду. Это вполне возможно. Хорошо, я хотела бы вернуться назад. «Вы хотите причинить боль своему мужу» - это действительно правда?

    Мариса: Нет. Нет, я не хочу.

    Кейти: Нет, дорогая. Ни один из нас не причинял бы боль другому человеку, если бы не запутался. Об этом говорит мой опыт. Путаница является единственным несчастьем на планете. Что вы чувствуете, когда причиняете ему боль?

    Мариса: Это всегда неприятное чувство.

    Кейти: Да. И такое чувство является подарком. Оно дает вам знать, что вы отошли от правды. Наши мысли говорят: «О, я не должна причинять ему боль». Но мы не знаем, как остановиться. Вы заметили?

    Мариса: Да.

    Кейти: Это просто продолжается и продолжается. Но благодаря самореализации - опыту, который мы переживаем здесь, - наши действия начинают меняться. Я была такой же, как вы. Я не могла измениться. Я не могла перестать причинять боль своим детям и себе. Но когда я с помощью вопросов, обращенных внутрь, осознала, что является правдой для меня, ситуация изменилась. Проблемы прекратились. Не я их прекратила, они прекратились. Это произошло так просто. Итак, что же он сделал? Вы сказали, что его действия говорят о том, что он хотел обидеть вас. Приведите пример. Где ваши доказательства?

    Мариса: Попросту говоря, у него был роман, и он сказал мне об этом пять месяцев назад. Их взаимные чувства до сих пор еще очень сильны, и они продолжают разговаривать друг с другом по телефону и видеться. Таковы обстоятельства.

    Кейти: Хорошо. Теперь представьте мысленно этих двоих. Можете их увидеть?

    Мариса: Я видела их много раз.

    Кейти: Теперь посмотрите на лицо своего мужа. Посмотрите на него, видя перед собой ее. Теперь на одно мгновение посмотрите на него без вашей истории. Посмотрите в его глаза, посмотрите на его лицо. Что вы видите?

    Мариса: Любовь к ней. И счастье. Но также и огорчение оттого, что они не вместе. Он хочет быть с ней...

    Кейти: Это правда? Можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда?

    Мариса: Не абсолютно. Нет, я не могу знать точно.

    Кейти: С кем он?

    Мариса: О! Он со мной.

    Кейти: «Он хочет быть с ней» - это правда?

    Мариса: М-м-м... он...

    Кейти: С кем он?

    Мариса: Хорошо. Да. Я понимаю, о чем вы говорите.

    Кейти: «Он хочет быть с ней» - это правда? Кто его держит? Он свободен.

    Мариса: И мне тоже это стало ясно.

    Кейти: Итак, как вы реагируете, когда появляется мысль о том, что он хочет быть с ней...

    Мариса: О, я испытываю боль.

    Кейти:... а живет с вами?

    Мариса: Я подозреваю, что не полностью нахожусь в настоящем. Я не проживаю тот факт, что он меня любит и что он со мной.

    Кейти: Он живет с вами, а в ваших мыслях он живет с ней. То есть никто не живет с этим парнем! (Мариса и присутствующие смеются.) Иными словами, есть красивый мужчина, и никто с ним не живет. (Мариса смеется еще сильней.) «Я хочу, чтобы он жил со мной, я хочу, чтобы он жил со мной!» Ну и когда вы собираетесь начать? Как вы отпаситесь к нему, когда считаете, что он хочет жить с ней, а правда состоит в том, что он живет с вами?

    Мариса: Я нехорошо к нему отношусь. Я его отталкиваю.

    Кейти: А потом удивляетесь, почему ему нравится быть с ней.

    Мариса: Да. Да.

    Кейти: Приведите мне свободную от стресса причину верить в мысль, что он хочет быть с ней, тогда как фактически он находится с вами.

    Мариса: Свободную от стресса причину?

    Кейти: Вы не можете заставить его приходить домой. Он приходит домой, потому что он этого хочет. Кем бы вы были, если бы не верили в эту мысль?

    Мариса: О! (С широкой улыбкой.) У меня не было бы проблем.

    Кейти: «Он хочет быть с ней» - разверните это.

    Мариса: Он хочет быть со мной.

    Кейти: Да. Это может быть так же или даже вернее.

    Мариса: Да. Да.

    Кейти: Я слышала, как вы сказали, что он выглядит счастливым.

    Мариса: Да.

    Кейти: Разве вы не этого хотите?

    Мариса: О, я определенно желаю ему счастья. Я ему это говорила. Любой ценой.

    Кейти: «Я желаю ему счастья». Разверните это.

    Мариса: Я желаю себе счастья.

    Кейти: Да.

    Мариса: Очень сильно.

    Кейти: Это правда?

    Мариса: Да.

    Кейти: Вы хотите, чтобы он был счастлив, потому что это делает счастливой вас. Я же говорю: исключите посредника и будьте счастливы прямо сейчас. Он последует за вами. Он должен это сделать, потому что он является вашей проекцией.

    Мариса (смеясь): Да.

    Кейти: Его счастье - это его ответственность.

    Мариса: Несомненно.

    Кейти: А ваше счастье - ваша ответственность.

    Мариса: Да, я понимаю.

    Кейти: Никто не может вас сделать счастливой, кроме вас самой.

    Мариса: Я не знаю, почему это так трудно.

    Кейти: Может быть, потому что вы считаете, что это его работа - любить вас и делать вас счастливой, в то время как вы не знаете, как этого достичь. «Я не могу это сделать - сделай это ты».

    Мариса: Легче возложить это на кого-то другого.

    Кейти: Это правда? Как он мог бы доказать, что любит вас? Что он мог бы сделать?

    Мариса: Не имею представления.

    Кейти: Это интересно, не так ли? Может быть, он тоже не имеет представления. (Мариса и присутствующие смеются.) За исключением, может быть, того, чтобы просто приходить домой и быть вашим мужем.

    Мариса: Вчера я бы вам сказала: «Он мог бы доказать это тем, что перестал бы видеться с той женщиной». Это сделало бы меня счастливой. Сейчас я не могу этого сказать.

    Кейти: Вы стали видеть реальность немного яснее. Давайте рассмотрим следующее утверждение.

    Мариса: «Что я о нем думаю?» Я не знаю, что сказать. Я люблю его.

    Кейти: Разверните это.

    Мариса: Я люблю себя. Это потребовало от меня усилий.

    Кейти: Разве вы не любите себя, когда вы любите его?

    Мариса: Я никогда не смотрела на это подобным образом. Да.

    Кейти: Давайте посмотрим на следующее утверждение, мой ангел.

    Мариса: Я не хочу чувствовать, что мое счастье зависит от того, что кто-то меня любит.

    Кейти: «Я хочу...» Еще раз прочтите это.

    Мариса: Я хочу чувствовать, что мое счастье зависит от того, что кто-то меня любит.

    Кейти: Да, вам будет мучительно верить в это. А теперь осудите его снова или кого-то еще, задайте четыре вопроса, сделайте разворот и вернитесь к здравомыслию и покою. Боль показывает, что вам еще есть что исследовать. Она показывает, что мешает вам осознать любовь. Вот для чего существует боль. «Я очень хочу...»

    Мариса: Я очень хочу почувствовать, что мое счастье зависит от того, что кто-то любит меня?

    Кейти: Да. Некоторые из нас возвращаются к здравомыслию, потому что устали от боли. Мы торопимся. Нам некогда осмотреться. Это хорошо, что вы думаете: «О, я была бы счастливее, если бы он был другим». Запишите это и подвергните исследованию.

    Я сержусь на Сэма за то, что он умер

    Гейл: Речь идет о моем племяннике Сэме, который недавно погиб. Он был очень близок мне. Я помогала его растить.

    Кейти: Хорошо, дорогая. Прочтите то, что вы написали.

    Гейл: Я сержусь на Сэма за то, что он умер. Я сержусь на него за то, что он ушел. Я сержусь потому, что Сэм подверг себя такому глупому риску. Я сержусь из-за того, что в свои двадцать лет он исчез в мгновение ока. Я сержусь из-за того, что он поскользнулся и упал со скалы высотой шестьдесят футов. Я хочу, чтобы Сэм вернулся. Я хочу, чтобы Сэм был более осторожным. Я хочу, чтобы Сэм сообщил мне, что с ним все хорошо. Я хочу, чтобы меня покинул образ его тела, падающего с шестидесятифутовой скалы головой вниз. Сэм должен быть рядом.

    Кейти: «Сэм должен быть рядом» - это правда? Это наша религия, разновидность веры, с которой мы живем, но до сих пор не знаем, как ее исследовать. (К аудитории.) Вы можете обратиться внутрь и спросить себя о тех, кто с вами развелся или умер и покинул вас, или о детях, которые уехали: «Этот человек должен быть рядом» - это действительно правда? (К Гейл.) Прочтите это еще раз.

    Гейл: Сэм должен быть рядом.

    Кейти: Это правда? Какова реальность? Он здесь?

    Гейл: Нет. Он ушел. Он умер.

    Кейти: Как вы реагируете, когда у вас появляется эта мысль, эта идея, которая спорит с реальностью?

    Гейл: Я чувствую себя усталой и печальной, и я испытываю одиночество.

    Кейти: Вот какие чувства возникают, если спорить с тем, что есть. Это очень тяжелая стрессовая ситуация. Я сторонница реальности не потому, что я одухотворенная, но потому, что испытываю боль, когда спорю с тем, что есть. И я замечаю, что я проигрываю в ста процентах случаев. Это безнадежно. Мы уносим эти убеждения с собой в могилу, если они не исследованы. Наши суждения - это могила, в которой мы себя хороним.

    Гейл: Да, я всегда испытываю стресс, когда думаю об этом.

    Кейти: Итак, ангел мой, какой бы вы были без этой мысли?

    Гейл: Я бы снова почувствовала себя счастливой.

    Кейти: Вот почему вы хотите, чтобы он жил. «Если бы он был жив, то я была бы счастлива». Это использование его для вашего счастья.

    Гейл: Правильно.

    Кейти: Мы живем; мы умираем. Всегда вовремя, ни одним мгновением раньше или позже, чем мы это делаем. Кем бы вы были без вашей истории?

    Гейл: Я была бы здесь, присутствующей в собственной жизни, и предоставила бы Сэма его делам.

    Кейти: Вы даже позволили бы ему умереть в свой срок?

    Гейл: Да. Можно подумать, что у меня есть выбор. Я была бы здесь, вместо того чтобы находиться...

    Кейти: В могиле. Или мысленно падать вместе с Сэмом со скалы, еще и еще раз.

    Гейл: Да.

    Кейти: Итак, ваша история - это: «Сэм должен быть рядом». Разверните это.

    Гейл: Я должна быть рядом.

    Кейти: Да. Ваша история о том, что Сэм не должен был умирать, есть ваше собственное мысленное падение с той скалы, с которой упал он. Вместо этого вы должны быть здесь и мысленно оставаться вне его дел. Это возможно.

    Гейл: Я понимаю.

    Кейти: Быть здесь выглядело бы так: женщина, сидящая в кресле среди друзей, присутствующая в настоящем, живущая своей жизнью, не возвращающаяся мысленно к скале, чтобы вновь и вновь видеть падающего Сэма. Есть еще один разворот для утверждения «Сэм должен быть рядом». Можете его найти?

    Гейл: «Сэм не должен быть рядом».

    Кейти: Да, мой ангел. Тот Сэм, которого вы знали, ушел. Реальность правит. Она не ждет нашего голосования, нашего разрешения или нашего мнения вы замечали это? Что мне больше всего нравится в реальности, так это то, что это всегда история о прошлом. И что я больше всего люблю в прошлом, так это то, что оно завершилось. И поскольку я больше не сумасшедшая, я не спорю с ним. Спор с ним вызывает во мне недоброе чувство. Надо просто видеть: то, что есть, есть любовь. А откуда лично я знаю, что Сэм прожил полную жизнь? Она завершена. Он прожил ее до конца - его конца, а не того конца, который, по вашему мнению, у него должен быть. Это реальность. Борьба с тем, что есть, причиняет боль. И не будет ли более честным широко раскрыть ваши объятия навстречу реальности? Это конец войны.

    Гейл: Я могу это понять.

    Кейти: Хорошо, давайте посмотрим на следующее утверждение.

    Гейл: Я нуждаюсь в том, чтобы Сэм вернулся.

    Кейти: Это хорошее утверждение. Это правда?

    Гейл: Нет.

    Кейти: Нет. Это всего лишь история, это ложь. (К аудитории.) Причина, по которой я называю это ложью, состоит в том, что я спросила ее: «Это правда?», и она ответила: «Нет». (К Гейл.) Как вы реагируете, когда верите истории «Я нуждаюсь в том, чтобы Сэм вернулся»,- а он не возвращается?

    Гейл: Замыкаюсь в себе. Испытываю тревогу и депрессию.

    Кейти: Кем бы вы были без мысли «Я нуждаюсь в том, чтобы Сэм вернулся»?

    Гейл: Я бы вернулась назад. Я снова была бы живой, связанной с тем, что находится передо мной.

    Кейти: Да. Так же, как вы это чувствовали, когда он был здесь.

    Гейл: Верно. Если бы я его отпустила, у меня было бы то, чего я хочу. С тех пор как он умер, мысль о том, что он мне нужен, мешает мне иметь то, что я хотела иметь до того, как он умер.

    Кейти: Итак, «Я нуждаюсь в том, чтобы Сэм вернулся», - разверните это.

    Гейл: Я нуждаюсь в том, чтобы я вернулась.

    Кейти: А другой разворот?

    Гейл: Я не нуждаюсь в том, чтобы Сэм вернулся

    Кейти: Да. Вы продолжаете возвращаться к этой скале и падать вниз вместе с Сэмом. Итак, вернитесь обратно сами. Вы все время думаете: «О, если бы он этого не сделал». Но вы продолжаете делать это, снова и снова, в своих мыслях. Вы продолжаете падать с этой скалы. Следовательно, если вы нуждаетесь в помощи, разверните это, посмотрите, как вы можете себе помочь. Давайте рассмотрим следующее утверждение.

    Гейл: Я нуждаюсь в том, чтобы знать, что с Сэмом все хорошо, и он пребываете в мире.

    Кейти: «С ним не все хорошо», - можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда?

    Гейл: Нет, я не могу знать, что с ним не все хорошо.

    Кейти: Разверните это.

    Гейл: Я нуждаюсь в том, чтобы знать, что со мной все хорошо, и я пребываю в мире, независимо от того, есть здесь Сэм или нет.

    Кейти: Да, это возможно. А как ваши пальцы на ногах, а колени, а ноги и руки? Как вы себя чувствуете, сидя здесь в этот момент?

    Гейл: Они в порядке. Я чувствую себя хорошо.

    Кейти: Вы сейчас в лучшей или худшей форме, чем когда Сэм был здесь?

    Гейл: Не в лучшей и не в худшей.

    Кейти: Сидя здесь, прямо сейчас, в настоящий момент, вы нуждаетесь в том, чтобы Сэм вернулся?

    Гейл: Нет, это всего лишь история.

    Кейти: Хорошо. Вы провели исследование. Вы хотели знать. Теперь вы знаете.

    Гейл: Верно.

    Кейти: Итак, давайте рассмотрим следующее утверждение.

    Гейл: Мне нужен Бог или кто-то, кто показал бы мне завершенность в смерти Сэма.

    Кейти: Переверните это.

    Гейл: Я нуждаюсь в том, чтобы я показала себе завершенность в смерти Сэма.

    Кейти: Да. Вы же не горюете, когда газонокосилка стрижет траву. Вы не ищете завершенности в умирании травы, потому что это очевидно для вас. В действительности, когда трава вырастает, вы ее срезаете. Осенью вы не горюете из-за того, что листья падают и умирают. Вы говорите: «Разве это не прекрасно!» Ну вот, то же самое происходит и с нами. Существуют сезоны. Мы все упадем, раньше или позже. Все это так прекрасно. А наши мысли, без исследования, мешают нам осознавать это. Прекрасно быть листом, родиться, упасть, уступить дорогу следующему, стать пищей для корней. Это жизнь, всегда изменяющая свою форму и всегда отдающая себя полностью. Мы все проходим через это. Без исключения. (Гейл начинает плакать.) О чем вы думаете, милая?

    Гейл: Мне очень нравится, что вы говорите об этом как о чем-то прекрасном, как об одном из сезонов. Это заставляет меня чувствовать радость и благодарность. Я могу видеть это в большем масштабе, и я могу ценить жизнь, и смерть, и цикличность. Это словно окно, через которое я могу посмотреть и увидеть все по-иному, понять, что я могу воспринимать это именно так, и принять Сэма и то, как он умер.

    Кейти: Вы осознаете, что он дал вам жизнь?

    Гейл: Да, он подобен удобрению или почве, благодаря которым я расту прямо сейчас.

    Кейти: Итак, вот что вы тоже можете отдавать и продолжать жить, полностью принимая это, так как теперь вы понимаете нашу боль и даете нам новую жизнь, которую вы осознаете. Что бы ни происходило, это именно то, что необходимо. В природе нет ошибок. Подумайте, как мучительно иметь историю, которая не включала бы в себя подобную красоту, подобное совершенство. Отсутствие понимания всегда мучительно.

    Гейл: До сих пор я действительно не способна была видеть в этом красоту. Я имею в виду, что я увидела красоту, которая мне открылась в смерти Сэма, но я не могла видеть собственно смерть - его умирание - как красоту. Я только видела, что он, двадцатилетний юноша, делает глупости. Но он просто шел своим путем.

    Кейти: О Боже... Кем бы вы были без этой истории?

    Гейл: Я бы приняла его смерть так же, как вы принимаете падающие листья. Я могла бы понять, что он идет своим путем, вместо того чтобы думать, что это было неправильно.

    Кейти: Да, дорогая. Благодаря самоисследованию мы можем увидеть, что остается только любовь. Если нет неисследованных историй, то существует только совершенство жизни как таковое. Вы всегда можете пойти внутрь себя и обнаружить красоту, которая проявляется после того, как боль и страх поняты. Давайте рассмотрим следующее утверждение.

    Гейл: Сэм ушел, он умер. Сэм - мой любимый мальчик, которому я была как мать. Сэм - исключительно красивый, нежный, добрый, хороший слушатель, любознательный, талантливый, не осуждающий, принимающий, сильный и энергичный. Сэм всегда был на гребне волны.

    Кейти: Прочтите еще раз первую часть.

    Гейл: Сэм ушел, он умер.

    Кейти: Это правда? «Сэм умер» - можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда?

    Гейл: Нет.

    Кейти: Покажите мне смерть. Возьмите микроскоп и покажите мне. Поместите клетки мертвого тела под микроскоп и покажите мне, что такое смерть. Разве это что-то иное, нежели просто идея? Где живет Сэм? Здесь (прикасается к ее голове и сердцу). Вы просыпаетесь и думаете о нем - вот где живет Сэм. Вы ложитесь спать вечером, и он в ваших мыслях. И каждый вечер, когда вы ложитесь спать и не видите снов, это - смерть. Когда нет истории, то нет и жизни. Вы открываете глаза утром, и «Я» начинает функционировать. Начинается жизнь. Начинается история Сэма. Вы чувствовали его отсутствие до того, как началась эта история? Ничто не живет, кроме историй, и когда мы встречаем эти истории с пониманием, мы действительно начинаем жить без страданий. Итак, как вы реагируете, когда думаете об этом?

    Гейл: Я чувствую себя мертвой внутри. Это ужасное ощущение.

    Кейти: Видите ли вы причину для того, чтобы отбросить историю «Сэм умер»? Я не прошу вас избавиться от вашей истории, этой идеи, которая вам так дорога. Мы любим нашу старую религию, даже если она не работает. Мы посвящаем себя ей изо дня в день, независимо от того, к какой культуре относимся.

    Гейл: Да.

    Кейти: Исследование не имеет мотива. Оно не учит какой-либо философии. Это всего лишь исследование. Итак, какой бы вы были без истории «Сэм умер»? Несмотря на то, что мысленно он живет с вами все это время.

    Гейл: Возможно, сейчас, прямо сейчас он больше присутствует здесь, чем когда он находился в своем теле.

    Кейти: Так кем бы вы были без этой истории?

    Гейл: Я бы с благодарностью приняла идею удобрения. И мне бы нравилось быть там, где я есть, а не жить в прошлом.

    Кейти: Итак, разверните это.

    Гейл: Меня нет, я мертва, когда я углубляюсь в свою · историю о смерти Сэма.

    Кейти: Да.

    Гейл: Сейчас я действительно вижу это. Мы закончили?

    Кейти: Да, дорогая. И мы всегда начинаем сейчас.

    Я не могу принять смерть

    Генри: Я злюсь на смерть, потому что она разрушает меня. Я боюсь умирать. Я не могу принять смерть. Смерть должна предоставить мне возможность реинкарнации. Смерть мучительна. Смерть - это конец. Я никогда не хочу испытывать страх перед смертью.

    Кейти: Давайте начнем по порядку. Прочтите еще раз ваше первое утверждение.

    Генри: Я злюсь на смерть, потому что она разрушает меня.

    Кейти: Если вы хотите жить в ужасе, что ж, получите свое будущее. Это как раз то будущее, которое вы запланировали, мой дорогой. Давайте послушаем следующее утверждение.

    Генри: Я боюсь умирать.

    Кейти: Что самое худшее может произойти, когда вы умрете? Давайте поиграем с этим.

    Генри: Смерть моего тела.

    Кейти: А что произойдет затем?

    Генри: Я не знаю.

    Кейти: Хорошо, что самое худшее, по вашему мнению, может случиться? Вы считаете, что может произойти что-то ужасное. Что это?

    Генри: Смерть - это конец. И я не появлюсь на свет снова. И души не существует.

    Кейти: А потом? Вы не родитесь снова. Души не существует. Таким образом, ничего нет. То есть самое худшее, что может с вами случиться, - это ничто. А потом?

    Генри: Да, но это мучительно.

    Кейти: То есть ничто мучительно.

    Генри: Да.

    Кейти: Можете ли вы действительно знать, что это правда? Как ничто может быть мучительным? Как оно может быть чем-то? Ничто - это ничто.

    Генри: Я представляю это ничто как черную дыру, которая очень дискомфортна.

    Кейти: Итак, ничто - это черная дыра. Можете ли вы действительно знать, что это правда? Я не говорю, что это неправда. Я знаю, как вы любите ваши истории. Это старая история о черной дыре.

    Генри: Я думаю, что это худшее, что может произойти.

    Кейти: Хорошо. Итак, когда вы умрете, вы навсегда попадете в большую черную дыру.

    Генри: Или в ад. Я называю эту черную дыру адом.

    Кейти: Большая адская черная дыра навсегда.

    Генри: И адское пламя.

    Кейти: И пламя большой адской черной дыры навсегда.

    Генри: Да, и она отвращена от Бога.

    Кейти: Полностью отвращена от Бога. Пламя и тьма в этой большой адской черной дыре. Я хочу спросить вас, можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда?

    Генри: Нет, не могу.

    Кейти: Что вы чувствуете, когда верите в это?

    Генри (плача): Это мучительно. Это ужасно.

    Кейти: Дорогой, посмотрите на меня. Вы соприкасаетесь с тем, что вы чувствуете прямо сейчас? Посмотрите на себя. Это адская темная дыра. Вы в ней находитесь. Она не появится позже. Вы проживаете историю вашей будущей смерти прямо сейчас. Этот ужас настолько тяжел, насколько это ощущается. Видите ли вы причину отбросить эту историю? Хотя я не прошу вас отбросить ее.

    Генри: Да.

    Кейти: Приведите мне причину сохранять эту историю, которая не вызывала бы ощущения, похожего на пребывание во тьме адского пламени.

    Генри: Я не могу.

    Кейти: Кем или чем вы были бы без этой истории? Вы уже проживаете самое худшее из того, что может случиться. Воображение, не подвергнутое исследованию. Вы уже пропадаете в аду. Выхода нет.

    Генри: И отторгнут от Бога.

    Кейти: Да, мой ангел, отторгнуты от осознания Бога в вашей жизни. Вы не можете отторгнуть себя от Бога, это невозможно. Вы можете только отторгнуть себя от осознания того, что Бог всегда с вами. До тех пор пока вы поклоняетесь этому старому идолу, этой вашей старой истории о черной дыре, внутри вас не будет места для осознания Бога. Эта история - то, чему вы поклонялись как ребенок, в полном неведении. Давайте посмотрим следующее утверждение.

    Генри: Я боюсь умирать.

    Кейти: Я понимаю это. Но ни один человек не боится умирать, люди просто боятся своей истории об умирании. Посмотрите на то, как вы представляете смерть. Вы описывали свою жизнь, а не смерть. Это история вашей жизни.

    Генри: Гм. Да.

    Кейти: Давайте посмотрим на следующее утверждение.

    Генри: Я не могу принять смерть.

    Кейти: Это правда?

    Генри: Ну да. Мне очень трудно принять ее.

    Кейти: Можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда- то, что вы не можете принять смерть?

    Генри: Трудно поверить, что такое возможно.

    Кейти: Когда вы не думаете о смерти, вы полностью ее принимаете. Вы совсем не беспокоитесь о ней. Подумайте о своей ноге.

    Генри: Хорошо.

    Кейти: Была ли у вас нога до того, как вы подумали о ней? Где она была? Когда нет мысли, то нет и ноги. Когда нет мысли о смерти, то нет и смерти.

    Генри: Действительно? Я не могу поверить, что это так просто.

    Кейти: Как вы реагируете и что вы чувствуете, когда верите в мысль «Я не могу принять смерть»?

    Генри: Безнадежность. Страх.

    Кейти: Кем бы вы были в своей жизни без истории «Я не могу принять смерть»?

    Генри: Какой была бы моя жизнь без этой мысли? Она была бы прекрасной.

    Кейти: «Я не могу принять смерть» - разверните это.

    Генри: Я могу принять смерть.

    Кейти: Каждый может. Каждый это делает. По поводу смерти не может быть никакого решения. Люди, которые знают, что надежды нет, свободны. Решение не в наших руках. Так было всегда, но некоторые люди должны умереть телесно, чтобы узнать правду. Не удивительно, что они улыбаются на смертном одре. Умирание - это все, чего они ждали в жизни. Их заблуждению о собственной ответственности пришел конец. Когда нет выбора, то нет и страха. И в этом - покой. Они осознают, что они дома и что они никогда его не покидали.

    Генри: Этот страх потерять контроль очень силен. А также страх перед любовью. Все это связано.

    Кейти: Ужасно думать, что вы могли бы потерять контроль, хотя правда заключается, прежде всего, в том, что вы никогда его не имели. Это смерть фантазии и рождение реальности. Давайте посмотрим на следующее утверждение.

    Генри: Смерть должна предоставить мне возможность реинкарнации.

    Кейти: «Вы должны быть реинкарнированы» - можете ли вы действительно знать, что это правда? Добро пожаловать в историю о будущем.

    Генри: Нет, я не знаю, правда ли это.

    Кейти: Вам не нравится здесь даже сейчас. Почему вы хотите проделать это снова? (Генри смеется.) «Парень, это такая темная дыра. Гм, я думаю, что я приду еще раз». (Аудитория смеется.) «Вы хотите вернуться снова» - это правда?

    Генри (смеется): Нет, это не так. Я не хочу реинкарнироваться. Это была ошибка.

    Кейти: «Мы реинкарнируемся» - можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда?

    Генри: Нет, просто я слышал и читал, что это происходит.

    Кейти: Как вы реагируете, когда вы об этом думаете?

    Генри: Я испытываю беспокойство по поводу того, что я делаю сейчас, поскольку я думаю, что мне придется расплачиваться за это позже, и я даже могу быть наказан за это или обречен на страдание в течение многих жизней, потому что в этой своей жизни обидел так много людей. Я боюсь, что я накопил много плохой кармы и, может быть, увеличил ее в течение этой жизни и мне придется начинать снова и снова в низших формах жизни.

    Кейти: Кем бы вы были без мысли о том, что мы подвергаемся реинкарнации?

    Генри: Не таким испуганным. Более свободным.

    Кейти: Реинкарнация может быть полезной идеей для некоторых людей, но, согласно моему опыту, ничто не реинкарнируется, кроме мысли. «Я. Я существую. Я - женщина. Я - женщина с детьми». И так далее, до бесконечности. Вы хотите завершить карму? Это просто: «Я. Я существую» - это правда? Кем бы я был без этой истории? Нет больше никакой кармы. И я с нетерпением жду следующей жизни, и вот она приходит. Она называется сейчас. Давайте посмотрим на следующее утверждение.

    Генри: Смерть мучительна.

    Кейти: Можете ли вы действительно знать, что это правда?

    Генри: Не могу.

    Кейти: Что вы чувствуете, когда думаете о том, что смерть мучительна?

    Генри: Сейчас это кажется глупым.

    Кейти: «Смерть мучительна» - разверните это. «Мое мышление...»

    Генри: Мое мышление мучительно.

    Кейти: Это более верно?

    Генри: Да. Да.

    Кейти: Смерть не может быть чем-то враждебным. Смерть - это просто конец мысли. Фантазия без исследования бывает иногда мучительной. Давайте рассмотрим следующее утверждение.

    Генри: Смерть - это конец.

    Кейти (смеясь): Это хорошее утверждение! Можете ли вы действительно знать, что это правда?

    Генри: Не могу.

    Кейти: Не является ли это одним из ваших любимых утверждений? (Аудитория смеется.) Как вы реагируете, когда так думаете?

    Генри: До настоящего момента я всегда испытывал страх.

    Кейти: «Смерть - это конец» -разверните это.

    Генри: Мое мышление - это конец.

    Кейти: Начало, середина, конец. (Генри и аудитория смеются.) Все это. На самом деле вы хорошо знаете, как умирать. Вы когда-нибудь ложились спать вечером?

    Генри: Да.

    Кейти: Это - то же самое, как спать без снов. Вы хорошо это делаете. Вы спите ночью, затем открываете глаза, и все еще ничего нет, никто не проснулся. Нет никогда никого живого, пока история не начнется с «Я». И здесь начинается жизнь, вместе с первым словом, которое придет вам на ум. До этого нет ни вас, ни мира. Вы делаете это каждый день своей жизни. Идентичность в виде «Я» просыпается. «Я» - Генри. «Я» должен почистить зубы. «Я» опаздываю на работу. «Я» так много должен сделать сегодня. До этого нет никого, ничего, нет черной адской дыры - только покой, который даже не осознается как покой. Вы очень хорошо умираете, дорогой. И вы очень хорошо рождаетесь. А если дела пойдут плохо, у вас есть исследование. Давайте рассмотрим ваше последнее утверждение.

    Генри: Я не хочу больше никогда испытывать страх перед смертью.

    Кейти: «Я хочу...»

    Генри: Я хочу снова испытать страх перед смертью.

    Кейти: Теперь вы знаете, что с этим делать. Так что сделайте это быстро. «Я с нетерпением жду...»

    Генри (смеясь): Я с нетерпением жду, чтобы опять испытать страх перед смертью. Я буду стараться изо всех сил.

    Кейти: Хорошо. Нет такого места, нет такой черной дыры, в которой вы можете исчезнуть и куда бы не последовало за вами исследование. Исследование начинает жить внутри вас, если вы питаете его какое-то время. Затем оно начинает жить собственной жизнью и автоматически питает вас. И вам никогда не дается боли больше, чем вы можете вынести. Вы никогда не получаете больше, чем можете взять. Таков закон. Переживание смерти - это всего лишь мысленное переживание. И это так замечательно, что после того, как люди умирают, они никогда не возвращаются обратно, чтобы рассказать вам об этом. Это замечательно, что они не беспокоят вас. (Смех.) Для этого и существует исследование. Итак, дорогой, предвкушайте страх смерти. Если вы любите правду, сделайте себя свободным.

    Родителям не должно быть стыдно за меня

    Мэрилин: Я не совсем следовала правилам, потому что я написала о себе.

    Кейти: Да, вы определенно не следовали правилам. И это хорошо. Мы так делаем. В этом нет ошибки. На самом деле у вас нет возможности делать Работу неправильно. Я предлагаю людям осудить кого-то другого, а не самого себя, но вы можете решить, что кто-то другой - это вы. Это одно и то же. Итак, давайте послушаем, что вы написали.

    Мэрилин: Хорошо. Я сержусь на Мэрилин...

    Кейти: Это вы?

    Мэрилин: Это я... потому что она такая, какая она есть. Я хочу, чтобы Мэрилин была свободна. Я хочу, чтобы она преодолела свои многочисленные страхи и свой гнев.

    Кейти: Так чего же вы боитесь, моя дорогая?

    Мэрилин: Я думаю, что я боюсь участвовать в жизни.

    Кейти: Приведите пример. Расскажите мне больше. Я хочу знать.

    Мэрилин: Ну, хорошо. Например, я боюсь искать новую работу, боюсь заниматься сексом.

    Кейти: Да. Итак, что для вас кажется самым страшным в сексе? Что самое худшее может случиться, если вы будете заниматься сексом?

    Мэрилин: Ну, я могу прийти в сильное возбуждение. Или я могу просто... потерять контроль.

    Кейти: Хорошо. Скажем, вы занимаетесь сексом, и вы полностью потеряли контроль. Так этого хочет большинство женщин, когда занимается сексом. (Аудитория взрывается громким смехом.)

    Мэрилин (пряча лицо за своим вопросником): Я не могу поверить, что я это говорю! Я не думаю, что мы движемся в том направлении, куда мне хочется. Может быть, нам следует начать все сначала! Я думала, что мы будем говорить о духовных вещах! (Смех.)

    Кейти: О Боже, обо всем, кроме секса? Это правда? (Смех.)

    Мэрилин: Я думаю, мы должны начать сначала. А вы так не думаете?

    Кейти: Гм. Нет, это вы так думаете. Не я. (Смех.)

    Мэрилин: Что, если я прочту некоторые другие утверждения?

    Кейти: Милая моя, это обсуждение и есть часть жизни, и вы участвуете в ней очень хорошо.

    Мэрилин (жалобно и повернувшись спиной к аудитории): О! Я не могу поверить, что я это сказала! У меня есть многое другое, о чем бы я могла сказать.

    Кейти: Здесь нет никакой ошибки, мой ангел. Но я хотела бы, чтобы вы посмотрели на аудиторию. Хорошо? Кто из вас действительно рад, что эта женщина участвует в жизни? (Аплодисменты, одобрительный свист и приветствия.) Посмотрите. Посмотрите на эти лица. Вы видите, как то, что, по вашему мнению, не должно было сработать, на самом деле срабатывает. Может быть, все как раз наоборот. Может быть, вы в полной мере участвовали в жизни, но не знали этого. Вы так прекрасны. Вы так прекрасны в своей застенчивости, и вы просто хотите вернуться к своим записям, чтобы иметь хоть какой-то контроль над ситуацией.

    Мэрилин: Да.

    Кейти: Но то, что сейчас происходит, как раз и напоминает секс. У вас нет контроля. И все в вас влюбляются. Именно невинность так привлекает нас. В ней нет контроля. Это замечательно. Это похоже на оргазм.

    Мэрилин (пряча лицо за своим вопросником): Я не могу поверить, что вы произнесли это слово! Я так смущена! Мы можем поговорить о чем-то другом? (Смех.)

    Кейти: «Вы не можете поверить, что я произнесла это слово?» - это правда? Нет! Я сказала это! Я произнесла это слово! (Смех.) Потеря контроля может быть замечательной, дорогая.

    Мэрилин: А как быть со страхом?

    Кейти: Каким страхом? Вы имеете в виду свое смущение?

    Мэрилин: Нет, это гораздо хуже. Это ужас.

    Кейти: Дорогая моя, «Вы испытываете ужас» - это правда? «То чувство, которое вы сейчас испытываете, называется ужасом» - можете ли вы действительно знать, что это правда?

    Мэрилин: Нет.

    Кейти: Кем бы вы были без вашей истории о том, что вы в ужасе? (Долгая пауза.) Итак, вернемся немного назад и будем делать все поочередно. Вы говорите о чем-то, о чем вам не хотелось бы говорить перед залом, наполненным людьми, и вы чувствуете...

    Мэрилин: Это того стоит! Если это даст мне свободу, я сделаю все что угодно.

    Кейти: Да, моя милая. Хорошо. Тогда давайте исследовать. Это то, что я знаю. Цель моего присутствия здесь - дать вам четыре вопроса, которые достаточно добры для того, чтобы оставить вашу свободу вам, не мне.

    Мэрилин: Хорошо.

    Кейти: Хорошо. Итак, вы хотите ответить на мои вопросы?

    Мэрилин: Да.

    Кейти: Я хочу больше знать о вашем смущении. Как оно ощущается? Как вы чувствуете его в груди, в животе, в руках, в ногах? Что вы чувствуете физически, когда сидите на этом диванчике и испытываете смущение?

    Мэрилин: Я чувствую жар в голове. А в животе много энергии. Как будто там что-то бурлит.

    Кейти: Ага. Хорошо. Это самое худшее, что могло случиться. Если вы говорите на самую страшную тему, находясь на сцене, самое худшее, что может случиться, - это то, что вы описали. Несколько фейерверков в животе и небольшой жар в голове. Вы можете справиться с этим?

    Мэрилин: Но что, если бы здесь были мои мама и папа?

    Кейти: Гм. Вы бы почувствовали небольшой жар в голове и небольшое бурление в вашем...

    Мэрилин: Я думаю, что я просто упала бы в обморок и потеряла сознание.

    Кейти: Хорошо. Вы упали бы в обморок и потеряли сознание. А что было бы потом?

    Мэрилин: Я пришла бы в себя, а потом... Что было бы, если бы я все еще находилась здесь?

    Кейти: Что самое худшее могло бы случиться? Вы все время были здесь. И заметьте, что и сейчас вы все еще здесь! Прямо сейчас! Вы уже пережили самое худшее, что могло случиться.

    Мэрилин: И жизнь продолжается, и я все еще я, все еще такая, какая я есть.

    Кейти: А какая вы есть?

    Мэрилин: Несвободная. Я в плену у своих проблем.

    Кейти: Дорогая, а как выглядит свобода?

    Мэрилин (указывая на Кейти): Что-то вроде...

    Кейти: Гм-м. (Аудитория смеется.) Я хотела бы исследовать это позже. Запишите это. «Кейти свободна» - могу ли я абсолютно точно знать, что это правда? Как я реагирую, когда верю в эту мысль? Изложите это на бумаге и следуйте этому.

    Мэрилин: Я знаю! Я действительно в плену у моих историй об этой личности, и этом теле, и...

    Кейти: Давайте теперь вернемся к исследованию, чтобы вы не ушли от осознания того, что вы уже знаете. То, что вы уже знаете, может освободить вас от страха. Ответьте на это: «Если бы ваши родители сейчас сидели здесь...»

    Мэрилин: О Боже! Я знаю, я знаю! Мне сорок семь лет, и я не должна даже беспокоиться об этом.

    Кейти: Ну конечно, вы должны беспокоиться об этом, потому что вы это делаете. Это реальность. Вы так прекрасны. Если бы ваши родители сидели здесь, что бы они подумали?

    Мэрилин: Ну, наверное, они сгорели бы от стыда, услышав то, что я говорю о таких вещах на людях.

    Кейти: Итак, они сгорели бы от стыда.

    Мэрилин: Угу.

    Кейти: Можете ли вы действительно знать, что это правда?

    Мэрилин: Я могу достаточно уверенно предполагать.

    Кейти: Вы можете предполагать, это верно. Но я прошу вас ответить на вопрос. Можете ли вы абсолютно точно знать, что ваши родители сгорели бы от стыда?

    Мэрилин: Внутренне, в глубине... Если бы они были мертвы и смотрели на меня сверху, может быть, и нет, но в любом другом случае...

    Кейти: Вы заинтересованы в исследовании?

    Мэрилин: Да. Я сожалею.

    Кейти (смеясь): Это правда, что вы сожалеете?

    Мэрилин: Да, похоже, что я отклонилась в сторону, следуя за своей драмой.

    Кейти: Итак, просто ответьте на вопрос. Это правда, что вы сожалеете? Да или нет? Когда вы сказали «Я сожалею», это была правда - вы сожалели?

    Мэрилин: Я скорее устыдилась того, что я отклонилась в сторону.

    Кейти: Что, если вы ответите на вопрос: да или нет? «Вы сожалеете» - это правда?

    Мэрилин: Я думаю, что эти слова просто сорвались. Я... Нет! Я не знаю!

    Кейти: Дорогая.

    Мэрилин: О. Я так стараюсь, но я просто не улавливаю это!

    Кейти: Итак, вернемся немного назад, хорошо? Требуется сказать только «да» или «нет», и, пожалуйста, не беспокойтесь о правильности ответа. Дайте мне тот ответ, который вы ощущаете как правильный для себя, даже если вы думаете, что он неверный. И, милая, не воспринимайте все так серьезно. Это несерьезная вещь. Если бы самореализация не делала вещи более легкими, то кому бы она была нужна?

    Мэрилин: Хорошо.

    Кейти: Речь идет о вопросе к вам. «Если бы ваши родители были в этой аудитории, им было бы стыдно» - можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда?

    Мэрилин: По большому счету - не могу. Я хочу сказать, нет.

    Кейти: Хорошо! (Аудитория аплодирует.) Вы почти что дали прямой ответ. Вы могли слышать это сами. Не имеет значения, что думаю я. Вы дали ответ для себя, чтобы услышать его. Это - самоисследование. Исследование делается не для меня и не для кого-то другого. Как вы реагируете, когда думаете, что вашим родителям было бы стыдно за вас, если бы они присутствовали в этой аудитории?

    Мэрилин: Я подвергаю все цензуре. Я подвергаю цензуре свою жизнь. И чувствую гнев из-за этого.

    Кейти: Как вы живете, когда верите, что вашим родителям было бы стыдно за то, что вы сделали?

    Мэрилин: Боже мой! Я пряталась всю свою жизнь.

    Кейти: Это не кажется мне слишком умиротворяющим. Это выглядит как сильный стресс.

    Мэрилин: Это так.

    Кейти: Это выглядит так, что нужно жить в страхе, заботясь всю жизнь о том, чтобы вашим родителям не было стыдно.

    Мэрилин: Да.

    Кейти: Приведите мне спокойную, не вызывающую стресса причину верить, что вашим родителям было бы стыдно, если бы они находились в этом зале.

    Мэрилин: Это не имеет ничего общего со спокойствием. Спокойной причины нет.

    Кейти: Нет спокойной причины. Так кем же вы были бы в присутствии ваших родителей в этом зале, если бы вы не верили в эту мысль?

    Мэрилин (смеясь, сияя): О! Да! Боже мой! (Аудитория смеется.) Спасибо!

    Кейти: Кем бы вы были? Свободой? Испытывали бы радость и счастье просто быть собой?

    Мэрилин: О, да! Свободой быть. И я ощущала бы такое блаженство и счастье, находясь здесь с вами.

    Кейти: Вот так, как сейчас?

    Мэрилин (глядя на аудиторию и смеясь): И со всеми этими прекрасными людьми.

    Кейти: Вы очень хорошо участвуете в жизни. Я узнала от вас, что, когда вы об этом думаете, вы испытываете страх. А когда вы об этом не думаете, вы свободны. Я узнала от вас, что ваши родители никогда не были проблемой для вас. Проблемой были ваши мысли о них, ваши неисследованные представления о том, что они думают или не думают.

    Мэрилин: О Боже!

    Кейти: Разве это не поразительно? Ваши родители не являются вашей проблемой. Это невозможно. Никто не может быть вашей проблемой. Я люблю говорить, что никто не может сделать мне больно - это мое дело. Это хорошая новость.

    Мэрилин: О, я понимаю! Да, это хорошая новость!

    Кейти: Это ставит вас в позицию, в которой вы перестаете обвинять других и смотрите на себя в поисках своей свободы, а не на своих родителей или кого-то еще.

    Мэрилин: Да.

    Кейти: Это налагает ответственность за вашу свободу на вас, а не на ваших родителей.

    Мэрилин: Да.

    Кейти: Благодарю вас. Я надеюсь на нашу дружбу.

    Мэрилин: В этом великое освобождение.

    Кейти: Да, дорогая. Да, так и есть.

    Я хочу, чтобы мой сын разговаривал со мной

    Элизабет (зачитывает из своего вопросника): Я злюсь на Кристофера, потому что он перестал общаться со мной и не приглашает меня встречаться с его семьей. Мне грустно оттого, что он со мной не разговаривает.

    Кейти: Хорошо. Продолжайте.

    Элизабет: Я хочу, чтобы Кристофер разговаривал со мной время от времени, приглашал меня встретиться с ним, его женой и детьми. Он должен отстаивать свою позицию перед женой и сказать ей, что не хочет исключать из своей жизни мать. И он должен перестать обвинять меня. Я нуждаюсь в том, чтобы Кристофер принимал меня, принимал мой образ жизни. Я хочу, чтобы он понял: я отдала ему все, что могла. Кристофер - трус, обидчивый, высокомерный и черствый. Я больше никогда не хочу чувствовать, как он меня отвергает или не общается со мной.

    Кейти: Хорошо. Теперь возьмем некоторые из этих мыслей, чтобы их исследовать. Сейчас мы рассмотрим наше мышление, зададим четыре вопроса и сделаем разворот. И посмотрим, можем ли мы прийти к какому-то пониманию. Давайте начнем. Прочтите мне еще раз первое утверждение.

    Элизабет: Я зла на Кристофера, потому что он перестал общаться со мной и не приглашает меня встречаться с его семьей.

    Кейти: Это правда? Это действительно правда? (Следует долгая пауза.) Просто отвечайте «Да» или «нет», дорогая. В этих вопросах нет никакого подвоха. Что бы вы ни ответили, будет одинаково хорошо. Это делается просто для того, чтобы проникнуть внутрь себя и увидеть, что на самом деле истинно. И даже, может быть, пойти еще глубже. И еще глубже. «Он не общается с вами и не приглашает вас встречаться с его семьей» - это правда?

    Элизабет: Ну, иногда.

    Кейти: Хорошо. «Иногда» - это более честно, потому что вы тем самым признаете, что он все-таки вас приглашает. «Он не приглашает вас встречаться с его семьей» - это правда? Ответ прост: «Нет».

    Элизабет: Я это понимаю.

    Кейти: И как вы реагируете, когда появляется эта мысль?

    Элизабет: Это держит меня в постоянном напряжении. Я волнуюсь всякий раз, когда звонит телефон.

    Кейти: Видите ли вы причину отбросить мысль «Он не приглашает меня встречаться с его семьей»? Я не прошу вас отбросить ее. Просто скажите, видите ли вы причину отбросить эту ложь, которая противоречит реальности?

    Элизабет: Да.

    Кейти: Назовите мне какую-нибудь благоразумную причину в пользу сохранения этой истории, причину, которая не вызывала бы у вас стресса.

    Элизабет (после длительной паузы): Я не могу найти такую.

    Кейти: Давайте поработаем с мыслью «Я хочу, чтобы мой сын звонил мне». Я могу рассказать о своем опыте - я никогда не хочу, чтобы мои сыновья звонили мне. Я хочу, чтобы они жили так, как они хотят. Я хочу, чтобы они звонили тому, кому они хотят звонить, и мне нравится, что часто это бываю я. Это не всегда было так. Кем бы вы были без мысли «Я хочу, чтобы мой сын звонил мне. Я хочу, чтобы он приглашал меня в свою семью независимо от того, хочет он этого или нет»?

    Элизабет: Я была бы человеком, который может дышать и радоваться жизни.

    Кейти: И вы были бы близки с ним, не чувствовали бы себя отделенной от него независимо от того, навещает он вас или нет. Близки с ним здесь, в сердце. Теперь давайте развернем ваше первое утверждение.

    Элизабет: Я злюсь на себя, и мне грустно, потому что я перестала общаться с собой.

    Кейти: Да, вы мысленно жили делами своего сына. То есть вы ввергли себя в сон о том, как ваш сын должен жить. Я люблю своих сыновей, и я уверена, что они могут управлять своей жизнью, по крайней мере, так же хорошо, как я могла бы управлять их жизнью. Нужно ли им видеться со мной? Я полагаю, что лучше всего судить об этом могут они сами. Если я хочу их видеть, то сообщаю им об этом, и они честно отвечают «да» или «нет». Вот и все. Если они говорят «да», я довольна. Если они говорят «нет», я тоже довольна. Поэтому я ничего не могу потерять. Это невозможно. Можете ли вы найти другой разворот?

    Элизабет: Мне грустно, потому что я не разговариваю с собой.

    Кейти: Вы не разговариваете с собой. Мысленно вы полностью заняты его делами. И вы чувствуете одиночество от этого. Одиночество от того, что вы не пребываете в самой себе. Хорошо, теперь прочтите следующее утверждение.

    Элизабет: Я хочу, чтобы Кристофер говорил со мной время от времени, приглашал меня встретиться с ним, с его женой и детьми.

    Кейти: «Вы хотите, чтобы он приглашал вас встретиться с ним, с его женой и детьми» - это действительно правда? Почему вы хотите встречаться с ними? Что вы хотите, чтобы они сделали или сказали?

    Элизабет: Чего я действительно хочу, так это чтобы они принимали меня.

    Кейти: Разверните это.

    Элизабет: Чего я действительно хочу, так это принимать себя.

    Кейти: Так зачем же обременять их тем, что вы сами можете себе дать?

    Элизабет: И чего я действительно хочу для себя - чтобы я принимала их и то, как они живут.

    Кейти: Да, с вами или без вас. (Элизабет смеется.) И я знаю, что вы можете это сделать, поскольку вы думали, что они могли бы это сделать легко. Это говорит мне о том, что вы знаете путь. «Если они приглашают вас, значит, принимают» - можете ли вы абсолютно точно знать, что это правда?

    Элизабет: Нет.

    Кейти: Так как же вы реагируете, когда верите в эту мысль?

    Элизабет: Ужасно. Это вызывает у меня головную боль и тяжесть в руках.

    Кейти: Итак, вы хотите, чтобы они приглашали вас и принимали вас, и тогда вы будете иметь... что?

    Элизабет: В течение нескольких минут, я полагаю, у меня что-то будет. А потом, когда я ухожу, все становится прежним; история повторяется.

    Кейти: Вы идете туда и что вы получаете?

    Элизабет: Своего рода удовлетворение.

    Кейти: Да. Вы рассказываете историю о том, как они вас пригласили, и эта история делает вас счастливой. Или вы рассказываете историю о том, как они вас не пригласили, и эта история делает вас грустной. Ничего нет, кроме вашей истории. И все же вы верите, что именно их действие или бездействие является причиной ваших эмоций. Вы обманываете себя своими неисследованными мыслями, обвиняете сына и его семью, мечетесь туда-сюда счастливая, грустная, счастливая, грустная. «Это их заслуга, что я счастливая; это их вина, что я грустная». В этом вся путаница. Давайте рассмотрим следующее утверждение.

    Элизабет: Он должен отстаивать свою позицию перед женой...

    Кейти: Это правда? Он должен?

    Элизабет: Нет.

    Кейти: Как вы реагируете, когда появляется эта мысль?

    Элизабет: Ужасно. Это заставляет меня страдать.

    Кейти: Да, потому что это не является для вас правдой. «Кристофер, развяжи войну в своем доме и выиграй ее, чтобы я могла туда войти». Это не то, чего мы хотим для наших детей. А затем это переходит в «Он трус».

    Продолжим исследование. Может быть, то, что вы воспринимаете как неспособность противостоять жене, на самом деле является мужеством. Может быть, это любовь. Видите ли вы причину отбросить мысль «Он должен отстаивать свою позицию перед женой»?

    Элизабет: Да.

    Кейти: Да. Причиной является внутренняя война. Внутренняя война порождает внешнюю войну. Кем бы вы были без этой мысли?

    Элизабет: Менее раздраженной.

    Кейти: Да. Вы даже можете увидеть, что у вас мужественный, любящий сын, который делает то, что считает нужным, хотя его мать считает, что он должен противостоять своей жене. Как вы ведете себя по отношению к нему, когда вы об этом думаете? Бросаете в его сторону осуждающий взгляд? Даете понять, что считаете его трусом и что он поступает неправильно? Давайте рассмотрим следующее утверждение.

    Элизабет (смеясь): И я должна после всего этого выжить?

    Кейти (смеясь): Надеюсь, что нет. (Громкий смех в зале.)

    Элизабет: Надеюсь, что нет.

    Кейти: Эта Работа - конец того мира, каким мы его себе представляли, дорогая. и поворот к реальности, какой она в действительности является во всей красе. То, что уже существует, намного лучше без всяких планов с моей стороны. Я так рада этому. Моя жизнь так проста теперь, когда я не управляю в своей голове всем миром. Мои друзья и мои дети очень благодарны. Давайте перейдем к следующему утверждению.

    Элизабет: Он должен перестать обвинять меня.

    Кейти: «Он должен перестать обвинять вас» - это правда? Вы хотите контролировать его мысли, даже то, кого ему следует обвинять.

    Элизабет (смеясь): О Боже!

    Кейти: Вы хотите иметь контроль над всеми мыслями вашего сына. Вы знаете, что для него лучше всего. Вы даже знаете, о чем он должен думать. «Извини меня, Кристофер. Не думай, пока я не скажу тебе, о чем ты должен думать. Не думай, пока я не захочу этого. (Смех.) И давай поработаем с твоей женой. Между прочим, я люблю тебя». (Снова смех.)

    Элизабет: О-о-о! Я поняла это!

    Кейти: Итак, прочитайте это еще раз.

    Элизабет: Он должен перестать обвинять меня.

    Кейти: «Он обвиняет вас» - это действительно правда?

    Элизабет: Нет.

    Кейти: Как вы реагируете, когда вы верите в эту мысль?

    Элизабет: О-о-о! Это меня убивает.

    Кейти: А что самое ужасное он мог бы сказать, обвиняя вас? (К аудитории.) Что такого могут о вас сказать ваши дети, чего вы не хотите слышать?

    Элизабет: «Ты не была хорошей матерью. Ты - плохая мать».

    Кейти: Вы можете признать это? Вы можете найти то место в себе, где вы чувствуете, что вы не делали того, что должна делать хорошая мать?

    Элизабет: Да.

    Кейти: Если бы один из моих сыновей сказал мне: «Ты - плохая мать», я могла бы честно ответить: «Ты знаешь, дорогой, я могу это признать. Я путешествую по всему миру и почти не бываю дома, поэтому уделяю мало внимания тебе и внукам. Благодарю тебя за то, что ты обратил на это мое внимание. Что ты предлагаешь?» У меня и моих сыновей полное взаимопонимание. Они говорят мне то, что я сама могу не осознавать. Я заглядываю внутрь себя, чтобы понять, правы ли они, и пока что они всегда оказывались правы. Это вопрос того, насколько глубоко я иду внутрь в поисках правды. Я могу обратиться вовне и напасть на них и на их представления обо мне в попытке изменить их мысли и сохранить недостаточность своего осознания, или же я могу пойти внутрь в поисках новой правды, которая сделает меня свободной. Вот почему я говорю, что вся война должна происходить на бумаге. Исследование ведет меня к внутренним ответам. А когда мои дети говорят мне: «Ты замечательная мать», я могу обратиться внутрь и найти также и это. Мне не нужно обращаться вовне, к ним, говоря: «О, благодарю вас, благодарю вас, благодарю вас», и проживать свою жизнь, доказывая это. Я просто могу заглянуть внутрь и увидеть, что «Я замечательная мать». И тогда нет необходимости в том, чтобы без конца благодарить кого-то. Я могу сидеть с сыновьями молча, и слезы радости будут течь у меня по щекам. Любовь так велика, что вы можете умереть в ней - забыть себя и быть полностью поглощенным ею. Любовь - это то, что вы есть, и она будет поглощать вас снова и снова. Так просто. Мои сыновья всегда правы. Моя дочь всегда права. Мои друзья всегда правы. Я должна пони мать это или страдать. Это все. Я есть то, что они говорят обо мне. А если я чувствую необходимость защищаться, то это препятствует моему полному пониманию. Итак, дорогая, давайте развернем это.

    Элизабет: Я должна перестать обвинять его.

    Кейти: Да. Работайте над этим. Это не его дело - работать над этим. Он обеспечивает свою семью. «Перестать обвинять» - это ваша философия теперь; вы должны жить в соответствии с ней. Это очень сильно займет вас и отвлечет от его дел. И именно здесь начинается жизнь. Она начинается там, где находитесь сейчас вы, а не там, где находится он. Прочитайте следующее утверждение.

    Элизабет: Я нуждаюсь в том, чтобы Кристофер принимал меня, принимал мой образ жизни.

    Кейти: «Останови свою жизнь, Кристофер, и прими мой образ жизни». Это то, что вам действительно нужно? Это правда?

    Элизабет: Нет, на самом деле это не является правдой.

    Кейти: Разверните это. «Я нуждаюсь в том, чтобы я...»

    Элизабет: Я нуждаюсь в том, чтобы я принимала его и его образ жизни. Так, кажется, гораздо лучше.

    Кейти: Да. Его образ жизни. У него замечательная семья. Он не приглашает вас со всеми вашими идеями относительно его жизни, чтобы вы затевали войну с его женой, чтобы быть обязанным одобрять вас и...

    Элизабет: О-о-о... О-о-о...

    Кейти: Похоже, он очень мудрый человек.

    Элизабет: Он такой.

    Кейти: Вы можете позвонить и поблагодарить его. «Благодарю тебя за то, что ты меня не приглашаешь. Я не была тем, кого ты действительно хотел бы иметь рядом с собой. И теперь я тебя понимаю».

    Элизабет (смеясь): Да, я могу это понять.

    Кейти: И вы также можете сказать ему, что любите его и что работаете над тем, чтобы ваша любовь была ничем не обусловлена. Итак, дорогая, еще один раз ворот.

    Элизабет: Я нуждаюсь в том, чтобы принимать себя и свой образ жизни.

    Кейти: Да. Оставьте его в покое и знайте, что это необходимо для вас - принимать свой образ жизни. Я знаю, что для вас это совсем просто, поскольку вы ждете от него, чтобы он это сделал вот так! (Щелкает пальцами.) Давайте посмотрим на следующее утверждение.

    Элизабет: Я нуждаюсь в том, чтобы он понял, что я делаю все, что в моих силах.

    Кейти: Это правда?

    Элизабет: Нет.

    Кейти: Как вы реагируете, когда верите в эту волшебную сказку?

    Элизабет: Я испытываю боль и гнев. Я чувствую себя словно в аду.

    Кейти: Кем бы вы были без этой истории о том, что вы жертва? Это история диктатора, не имеющего того, чего он хочет. Диктатор здесь: «Ты должен признать, что я делаю все, что в моих силах». Это безумие. Кем бы вы были без этой печальной, печальной истории?

    Элизабет: Я была бы свободным, радостным существом.

    Кейти: Вот теперь это очень захватывающе. Вы бы стали такой, какой хотите быть в его глазах: матерью, которая в свое время сделала все, что в ее силах, и которая любит своего сына сейчас. В любом случае, он никогда не знал, какая вы в действительности, это невозможно. Я говорю: уберите барьеры и будьте счастливы и свободны там, где вы находитесь прямо сейчас. Как только мы начинаем это делать, мы становимся такими привлекательными, что наши дети притягиваются к нам. Они не могут не сделать этого. Мышление рассказчика, проецирующего историю, изменилось, поэтому ваша проекция мира должна измениться. Когда я честна, мои дети любят меня, у них нет выбора. Любовь - это все, что я способна проецировать или видеть. Весь мир - это просто моя история, спроецированная на экран моего собственного восприятия. Это все. Давайте рассмотрим следующее утверждение, дорогая.

    Элизабет: Кристофер - трус.

    Кейти: Это правда? Господи, да посмотрите, кто перед ним! Тигр. Мать-тигрица. (Элизабет хохочет).

    Элизабет: О, тигрица. О-о. Да, это правда. Что ж, он хорошо потрудился. С самого начала.

    Кейти: Вы, возможно, захотите поделиться с ним этим. «Он – трус» - разверните это.

    Элизабет: Я - трусиха.

    Кейти: Да. Вы используете его для своего счастья. Но он не подходит для этого. Он блестящий учитель. У каждого из нас есть совершенный учитель. Тут не может быть исключения. Давайте рассмотрим следующие утверждения и развернем их.

    Элизабет: Он - обидчивый. Я - обидчивая. Он - высокомерный. Я - высокомерная. Он - черствый. Я - черствая.

    Кейти: Да, у нас была путаница какое-то время, вот и все. Просто небольшая путаница тут и там, ничего серьезного.

    Элизабет (плача): Я так давно хотела этого - прекратить путаницу.

    Кейти: Я знаю, мой ангел. Мы все этого давно хотим. Сейчас настало время для этого. Давайте перейдем к последнему утверждению.

    Элизабет: Я больше никогда не хочу чувствовать, как он меня отвергает.

    Кейти: Разверните это. «Я хочу чувствовать...»

    Элизабет: Я хочу чувствовать, как он меня отвергает.

    Кейти: Каждый раз, когда он отвергает вас, а вы все еще испытываете боль, вы можете понять, что ваша Работа еще не сделана. И он ваш наставник. Он будет продолжать отвергать вас, пока вы не поймете. Вы ответственны за то, чтобы не отвергать его или себя. Подвергните это исследованию и дайте себе свободу. «Я с нетерпением жду того, чтобы...»

    Элизабет: Я с нетерпением жду того, чтобы почувствовать, как он меня отвергает.

    Кейти: Хорошо, что это причиняет боль. Боль является сигналом того, что вы запутались, что вы пребываете во лжи. Осудите своего сына, запишите это, задайте четыре вопроса, сделайте разворот и посмотрите, осталась ли еще боль.

    Элизабет: Хорошо.

    Кейти: Вы являетесь решением своей проблемы - своей мнимой проблемы. Ни одна мать или сын не причиняют вреда друг другу. Здесь мы имеем дело с путаницей, вот и все. С помощью проделанной Работы мы пришли к ясному пониманию этого.

  • Видео-примеры исследований

    Работа Байрон Кейти в действии над мыслью "Я хочу, чтобы моя мама была счастлива".

    Работа Байрон Кейти в действии над мыслью "Мой сын странный".

    Байрон Кейти демонстрирует Работу с мыслью "Мой отец умер".

    Работа Байрон Кейти в действии над мыслью "Я хочу, чтобы мой сын перестал играть в компьютерные игры".

    Больше видео-примеров работы Байрон Кейти с людьми можно увидеть в разделе "Видео"

© 2017-2020 Байрон-Кейти.ру · Политика конфиденциальности