Онлайн книга: Байрон Кейти - Разум дома с самим собой

1 ... 34 35 36 37 38 39 40 ... 58 

Cтраница 37

Оглавление

Посвящается - 1
Предисловие - 1
Об исследовании - 4
Об Алмазной Сутре - 4
Об этой версии Алмазной Сутры - 5
1. Космическая шутка - 5
2. Кланяясь песчинке - 8
3. Сияющий момент - 12
4. Отдавание это получение - 13
5. Обычные Будды - 15
6. Разум - это все, разум - это хорошо - 17
7. Дома в обыденности - 19
8. Предельная щедрость - 21
9. Любовь возвращается за собой - 23
10. Жизнь в исследовании - 25
11. Дар критики - 27
12. Учить кошку лаять - 28
13. Мир за пределами имен - 30
14. Ничего не принадлежит нам - 31
15. Прибытие домой - 33
16. Все происходит для тебя, не с тобой - 34
17. Жизнь без разделения - 36
18. Свобода в неверии своим мыслям - 38
19. Непостижимое изобилие - 39
20. Совершенное тело - 40
21. Нечего терять - 42
22. Сбор мусора - 42
23. Благодарность не имеет причин - 43
24. Причина всех страданий - 46
25. Одинаковая мудрость - 48
26. Будда дома - 50
27. Пространство между мыслями - 51
28. "Почисти зубы!" - 53
29. Бытие прозрачным - 54
30. Мир, который совершенно добр - 55
31. Истинная природа всего - 56
32. Любя сон - 58

"Позволь мне спросить тебя кое о чем, Субхути. Когда Будда был с Буддой Дипанкара, достиг ли он просветления?"

"Нет, Сэр. Насколько я понимаю ваше учение, когда вы были с Буддой Дипанкара, вы не достигли того, что называется просветлением."

"Это правильно. В реальности нет такой вещи, как просветление. Нет такого состояния ума, которого достиг Будда. Если бы такое было, Будда Дипанкара не предсказал бы: "В будущем ты станешь буддой по имени Шакьямуни." Именно потому, что нет такой вещи, как просветление, Будда Дипанкара и сделал это предсказание."

"Субхути, те, кто говорят, что Будда достиг просветления ошибаются. Просветление, которого достиг Будда, не является ни реальным, ни нереальным. Вот почему Будда сказал, что все вещи, это вещи Будды. Но "все вещи", на самом деле не все вещи. Они называются только "все вещи".

"Если бодхисаттва говорит: "Я освобожу всех живых существ, тогда он или она не является истинным бодхисаттвой. В действительности нет отдельного существа, которое можно было бы назвать бодхисаттвой. Во вселенной нет ничего, в чем ты можешь найти себя. Поэтому, если бодхисаттва говорит: "Я сделаю мир прекрасным местом", он или она не является истинным бодхисаттвой. В действительности нет разделенного мира, который можно было бы во что-то превратить. Только когда бодхисаттва осознает, что нет ни "я", ни "другого", Будда называет этого человека истинным бодхисаттвой."

Здесь Будда повторяет то, что он говорил в предыдущих главах. Эти главы содержат важные моменты, которые стоит повторить: что бодхисаттва всегда сосредоточен на бескорыстном служении другим, что других нет и что не существует такой вещи как просветление. Если вы понимаете эти три момента, вы понимаете все. Если вы понимаете только один из пунктов, вы понимаете все. Каждый из них - это отдельный аспект одной и той же истины.

То, что говорит Будда, может показаться запутанным, но это только потому, что он так ясен. Как можно использовать слова, которые ничего не описывают? Как вы можете описать мир видимых вещей, когда вы понимаете, что он на самом деле не существует? Вы не можете. Вы можете только указать в сторону от любой концепции, на которую ум будет испытывать искушение приземлиться. И каждое учение - это заблуждение, потому что на самом деле учить нечему. Если вы указываете на очевидную истину, вы указываете на то, чего нет. Но когда вы указываете на то, чего нет, вы указываете на любовь к тому, что есть, что ведет обратно в ничто.

Вы можете подумать, что было бы удручающе осознавать, что ничего не существует. На самом деле, все наоборот: это захватывающе. Разделения не осталось. Нет ничего, от чего можно было бы отделиться. Остается только благодарность и смех.

Когда я впервые обнаружила Работу, я хотела как можно ближе подойти к пониманию мыслей, которые ум непрерывно производит. Это единственный способ контролировать неконтролируемый ум. Я замерла с этими мыслями. Я встретила их, как мать встречает своего запутавшегося ребенка. Ребенку снится кошмар, но мать видит, что ребенок действительно в безопасности; он просто попал в страшный сон. Поэтому я внимательно прислушивалась к каждой мысли и любила ее, как любила бы своего ребенка. Я записала все, что ребенок сказал о кошмаре, а потом исследовала это. Я сомневалась в обоснованности каждой записанной мысли. Когда мысли встречаются с пониманием, через исследование, ребенок способен видеть то, что видит мать: что это просто сон. И когда вы просыпаетесь, вы видите, что нет сна, и нет даже сновидца.

В те ранние дни, когда в моем уме возникало убеждение — главным было "Моя мать не любит меня" - оно взрывалось в теле, как атомная бомба. Я замечала дрожь, сжатие и явное разрушение покоя. Вера в мысль может также сопровождаться слезами и жесткостью тела. Стороннему наблюдателю могло показаться, что я от кончиков пальцев ног до макушки охвачена горем и печалью. Но на самом деле я всегда продолжала испытывать ту же ясность, покой и радость, которые возникли, когда я проснулась на полу в реабилитационном центре, без "я", без мира, и смех просто лился из моего рта. Возникшая вера всегда отпадала и растворялась в свете истины. То, что сотрясало тело, было остатком веры, которая проявлялась чувством дискомфорта. От этого дискомфорта я автоматически понимала, что что-то не так. Ничего не было правдой. Осознание этого переживалось как восхитительная шутка — восхитительная, восторженная радость.

Я увидела, что все в прошлом, что мое мышление противостоит всему реальному. Раньше я страдала от таких мыслей, как "Пол должен быть добрее ко мне" или "дети должны слушаться меня". Исследуя эти мысли, я увидела, что все было наоборот. Пол не должен быть добрее ко мне, дети не должны слушаться меня. Все было так просто: правда была в том, в том, что он был настолько добр, насколько мог, учитывая то, что он думал, и что они слушались меня настолько, насколько могли. Все эти "должен" были просто мыслями. Они не имели ничего общего с реальностью. Все было идеально, именно так, как было.

На полу реабилитационного центра я в момент стала любителем того, что есть. Я заметила, что это ощущается более естественно, более спокойно. Я поняла, что это я должна была быть добрее, я должна была слушать. Это понимание стало тем, что я позже назвала переворотом в Работе. Это образ жизни, свободный от стресса. Когда вы понимаете это, это конец страданий. Сон становится счастливым.

Предыдущая    Следующая

© 2017-2020 Байрон-Кейти.ру · Политика конфиденциальности