Онлайн книга: Байрон Кейти - Разум дома с самим собой

1 ... 7 8 9 10 11 12 13 ... 58 

Cтраница 10

Оглавление

Посвящается - 1
Предисловие - 1
Об исследовании - 4
Об Алмазной Сутре - 4
Об этой версии Алмазной Сутры - 5
1. Космическая шутка - 5
2. Кланяясь песчинке - 8
3. Сияющий момент - 12
4. Отдавание это получение - 13
5. Обычные Будды - 15
6. Разум - это все, разум - это хорошо - 17
7. Дома в обыденности - 19
8. Предельная щедрость - 21
9. Любовь возвращается за собой - 23
10. Жизнь в исследовании - 25
11. Дар критики - 27
12. Учить кошку лаять - 28
13. Мир за пределами имен - 30
14. Ничего не принадлежит нам - 31
15. Прибытие домой - 33
16. Все происходит для тебя, не с тобой - 34
17. Жизнь без разделения - 36
18. Свобода в неверии своим мыслям - 38
19. Непостижимое изобилие - 39
20. Совершенное тело - 40
21. Нечего терять - 42
22. Сбор мусора - 42
23. Благодарность не имеет причин - 43
24. Причина всех страданий - 46
25. Одинаковая мудрость - 48
26. Будда дома - 50
27. Пространство между мыслями - 51
28. "Почисти зубы!" - 53
29. Бытие прозрачным - 54
30. Мир, который совершенно добр - 55
31. Истинная природа всего - 56
32. Любя сон - 58

Мы можем контролировать ум только до такой степени: когда появляется мысль, мы можем просто замечать ее, не веря ей. Мы можем заметить это с задающим-вопросы умом. Мысль, которая утверждает себя и хочет, чтобы ей поверили, исходит из Я-знающего ума, предполагаемого учителя. Вопрос исходит исключительно от ученика. В исследовании ума мы переживаем поток. Нет никакого разрыва, никакого ограничения. "Контроль" - это просто вопрос внимания. Это не значит, что нужно отдавать важные приказы уму. Если вы настоящий ученик, мысль всегда будет заканчиваться вопросительным знаком.

Вы назвали это диалогом между Буддой и Буддой. Не могли бы вы сказать больше?

Будда всегда великодушен. Он ничего не сдерживает, потому что для него отдача - это получение. Он всегда разговаривает только с самим собой. Вся эта сутра - это "я" (сознание, которое более точно было бы назвать "не-я") в дискуссии с самим собой. Очевидный "другой", человек, с которым мы разговариваем, это само-отражение. Нет ничего вне нашего восприятия, мы или воспринимаем это или представляем, что это существует. Если я слышу вопрос, он внутри меня; он исходит изнутри меня, а не от воображаемого "здесь". Это происходит единомоментно. В этом нет никакого промежутка, и отвечая на чей-то собственный вопрос, как Будда отвечает на вопрос Субхути здесь, зная, что это его собственный, это то, что делает любовь, всегда в служении себе.

"Другой" благодарен, естественно, так как другой всегда является отражением моего собственного "я". Я бы не попросила у себя ничего, что было бы за пределами меня. Это всегда освежает. Это ясный ум, возлюбленный, всегда расширяющийся, растягивающийся, парящий, как красота, и добро, и творение без предела. Не отвечать было бы ограничением его величия. Когда появляются вопросы, ответы не требуют усилий. Но качество ответа зависит от ученика.

Если я сижу с кем-то, кто думает, что он что-то знает, он ограничил себя, и мои ответы отражают это ограничение. Но если ученик спрашивает с умом, который действительно открыт, ответ свободен. Он исходит из бездонного источника. Вот почему за тридцать один год я никогда не устаю от того, что люди задают мне одни и те же вопросы снова и снова. Вопросы всегда новые.

Почему вы, как вы говорите, поклонились бы в почтении песчинке?

Песчинка отдает себя целиком. Несмотря на то, что я, возможно, совершенно не знаю об этом, она ждет возможности показать мне себя и то, как она существует через меня. Она терпелива, тверда в своих целях, неизменна в своей нынешней личности, не притворяется; не возражает, если я наступлю на нее, похвалю ее или унижу; она остается тем, чем она является, без маски или обмана; совершенное позволение, без сопротивления тому, какое имя я ей даю, позволяет себе быть тем, кем я ее назвала. Кто из здравомыслящих не склонится перед таким сознанием? Я уважаю ее, как учителя, и я встречаю ее природу во всем, что я вижу. Если вы бросаете меня, наступаете на меня, осуждаете за бесполезность, игнорируете меня, остаюсь ли я с такой же постоянной, щедрой природой, как песчинка? Это Будда-разум. Это то, к чему я пробудилась. Я также узнала, что песчинке не нужен физический поклон. Мой поклон теперь является непрекращающимся внутренним опытом, как опустошение, которое я прошла в пустыне в течение многих месяцев после того, как я пробудилась, опустошение, которое оставило меня с почтением ко всему, что я встретила. Это сохранило меня учеником. Субхути в присутствии Будды. Буддой в присутствии Субхути.

Что вы узнали, когда были в пустыне?

Все, что я слышала в пустыне, было "Я хочу", "Мне нужно", "Моя мать должна любить меня", "Пол не должен смотреть телевизор так много", "Дети не должны бросать грязную одежду на пол", "Они должны уважать меня", "Они должны быть здоровыми, и это только для их собственного блага". Не имело значения, насколько болезненной была каждая история, она не могла выдержать исследования. И увидеть ее такой, какой она была, казалось подарком миру. "Поблизости гремучая змея" - могу я точно знать это? Я сидела в пустыне с закрытыми глазами и переживала эти истории, и я знала, что лучше буду укушена сотней гремучих змей, чем открою глаза и не разберусь с этим внутри меня.

В чем разница между смирением и усмиренностью (униженностью)?

Смирение выглядит очень обыденно. Это как привет и пока. Иногда, поначалу, это выглядит болезненно, иногда, как смерть. Это полная капитуляция. То, чем вы так гордились, что выглядит эгоистичным, чем дорожили - это разваливается на части, и внутри вас происходят изменения. Если есть хоть какой-то намек на унижение, это означает, что ваше эго еще не сдалось; если вы чувствуете смирение, это означает, что ваше эго сдалось, и это самое мягкое, самое прекрасное чувство, и в этом переживании вы видите каждого своим учителем. Ты пребываешь в том, что от тебя осталось, и ты умираешь, и ты продолжаешь умирать. Это как дерево, которое отпускает свои листья. Эта красивая одежда отпала, и дерево просто стоит в холодную зиму полностью обнаженное.

Вы говорите, что для вас нет учеников, есть только друзья. Разве вы не считаете себя учителем?

Я всегда ученик. Я люблю быть в таком положении, кланяясь, слушая, у ног всего, что я вижу. Это не требует открытого ума: это есть открытый ум. Он никогда не должен брать на себя ответственность за знание или не знание. Он получает все без защиты, без суда, так как суд будет стоить ему всего, чем он является. В тот момент, когда вы думаете, что вы кто-то или думаете, что вам есть чему учить, внутренний мир замерзает и становится областью иллюзии. Это то, какую цену вы платите за идентификацию себя человеком, который знает. Это вымысел. Вы сокращаетесь до учителя: ограниченного, отдельного, застрявшего.

Предыдущая    Следующая

© 2017-2020 Байрон-Кейти.ру · Политика конфиденциальности