Онлайн книга: Байрон Кейти - Разум дома с самим собой

1 ... 4 5 6 7 8 9 10 ... 58 

Cтраница 7

Оглавление

Посвящается - 1
Предисловие - 1
Об исследовании - 4
Об Алмазной Сутре - 4
Об этой версии Алмазной Сутры - 5
1. Космическая шутка - 5
2. Кланяясь песчинке - 8
3. Сияющий момент - 12
4. Отдавание это получение - 13
5. Обычные Будды - 15
6. Разум - это все, разум - это хорошо - 17
7. Дома в обыденности - 19
8. Предельная щедрость - 21
9. Любовь возвращается за собой - 23
10. Жизнь в исследовании - 25
11. Дар критики - 27
12. Учить кошку лаять - 28
13. Мир за пределами имен - 30
14. Ничего не принадлежит нам - 31
15. Прибытие домой - 33
16. Все происходит для тебя, не с тобой - 34
17. Жизнь без разделения - 36
18. Свобода в неверии своим мыслям - 38
19. Непостижимое изобилие - 39
20. Совершенное тело - 40
21. Нечего терять - 42
22. Сбор мусора - 42
23. Благодарность не имеет причин - 43
24. Причина всех страданий - 46
25. Одинаковая мудрость - 48
26. Будда дома - 50
27. Пространство между мыслями - 51
28. "Почисти зубы!" - 53
29. Бытие прозрачным - 54
30. Мир, который совершенно добр - 55
31. Истинная природа всего - 56
32. Любя сон - 58

Правда в том, что ничего нет. Даже «Ничего нет» - это история чего-то. Реальность до этого. Я до этого, до ничего. Это невозможно сказать. Даже говорить об этом - это отходить от этого. Я быстро осознала, что ничто из того, что я поняла, не может быть выражено словами. И все же они казались мне такими простыми и очевидными. Они звучали так: Время и пространство на самом деле не существуют. Незнание - это все. Есть только любовь. Но эти истины не могли быть услышаны.

Я месяцами ходила по улицам Барстоу, где я жила. Я была в состоянии непрерывного восторга, настолько опьяненной от радости, что чувствовала себя ходячей светящейся лампочкой. Иногда я слышала, что люди называли меня «светящейся леди». Я чувствовала, что это отделило меня от других людей. В конце концов, хотя сияние продолжалось (и продолжается по сей день), оно вошло внутрь, и я стала выглядеть более обычной. Пока это не было обычным и уравновешенным, это было не очень ценно для людей.

Стивен говорит мне, что художники часто изображают Будду с ореолом вокруг его головы. Но любой свет, который исходил от него или других, подобных ему, был внутренним свечением. Это было сияние, возникающее от полностью комфортного бытия в мире, потому что ты понимаешь, что мир рождается из твоего собственного разума. Будда видел сквозь все мысли, которые могли отвергать переживание благодарности. Когда он выходит, чтобы просить, он переживает такое принятие, которое настолько глубоко, что оно же само является дарением. Это пища за пределами пищи. Он возвращается назад в рощу Джета и сидит с полученным и ест свою еду, а затем моет чашку, которая обеспечивает все возможности, и он моет ноги и сидит тихо, в готовности, не зная, будет ли он говорить или нет, будут люди слушать или нет, безмятежно, благодарно, без каких-либо доказательств существования мира до этого момента или после него: сидя как накормленный, поддержанный, тот, кто питается сверх того, что может предложить любая пища. И в этом тихом сидении разум собирается подвергнуть сомнению себя через кажущегося другого и встретить себя с пониманием, без прошлого или будущего, пребывающим в себе, которое нельзя назвать, в себе, который не может существовать, сияющее не-я.

Вы говорите, что жизнь - это сон. Что побуждает вас быть доброй к другим людям, если они просто персонажи вашего сна?

Мне нравится все, что я думаю, поэтому я обожаю каждого, кого вижу. Это то, что естественно. Я люблю персонажи моего сна. Они только там, мои собственные. Моя работа, как сновидца, замечать, что во сне делает мне больно, а что нет, и недостаток доброты всегда делает больно. В этом я слышу голос Будды, противоядие и благословение, проход и безошибочное сознание внутри.

Вы говорите, что после того, как вы пробудились, люди должны были говорить вам: "Это ваш муж", "Это ваши дети", что вы не помнили о них. Вернулись ли воспоминания позже?

Я неожиданно нашла себя замужем за Полом. Женщина, которая вышла за него замуж в 1979 году умерла, здесь жило что-то иное. Я даже не узнала его, я буквально не знала, кто он такой. Женщины в реабилитационном центре привели его, этого крупного мужчину, и сказали: "Это ваш муж." Он был совершенным незнакомцем для меня. Я посмотрела на него и сказала себе: "Это мой муж? Ну ладненько." Я была полностью отдана тому, что есть, замужем за этим, была этим. Так что вы можете сказать, что то, что проявилось как Кейти в ее теле тем утром, никогда не было замужем ни за кем. И когда они сказали мне, что мои дети сейчас придут, я ожидала малышей. Я не имела представления, что "мои" дети были в подростковом возрасте и слегка за двадцать. Я думала, что люди собираются привести двух-или трехлетних детей. Когда дети вошли, я наблюдала и позволила сну раскрываться. Я не распознала их отличными от кого-то еще. Но я не знала, почему я не должна принимать, что они "мои". Я жила вне истории. Любовь соглашается. Она встретит себя в любой форме, без условий.

Я всегда позволяла людям определять их отношения со мной - кем, как они думали, они были, кем, как они думали, была я. Память о Поле и детях так и не вернулась. Это не было необходимо. Они принесли мне свои истории обо мне, и я увидела четырех разных женщин, которые все сводились в «меня». В то время это было как какое-то эхо, тень памяти, когда они начали меня определять. Если бы я знала их вообще, это было похоже по существу на музыку, которая есть на заднем плане, но не может быть услышана. Они заполнили эту историю. Они любили их истории обо мне. Они говорили: «Помнишь то время, когда...? Помнишь когда мы... и ты сказала это, и я сделал это?», и все это начало заполняться, хотя на самом деле этого никогда не происходило. Я пришла, чтобы обитать в их историях, и это меня устраивало.

В течение первых семи месяцев или около того люди продолжали меня определять. То, что осталось от того, кого мы называем Кейти, было чуждо мне, и все же у меня была тень, ее воспоминания - некоторые из них, во всяком случае. Как будто у меня был отпечаток пальца, но я знала, что он не мой. Это была ее история. Я была только само осознающей собой - или, точнее, «я», осознающее свое не-я.

После вашего опыта вы говорите, что у вас не было чувства «моего» или «твоего». Как это отличается от чувств ребенка в мире? Не становится ли взросление вопросом развития надлежащих границ и дифференциаций между "моим”и "твоим"?

Предыдущая    Следующая

© 2017-2020 Байрон-Кейти.ру · Политика конфиденциальности